Хотите добавлять новости на сайт? Создайте свой аккаунт или войдите. Создать аккаунт

Блеск

Просмотры: 111 Комментарии: 0

– Дура!
– Идиот!
– Кретинка!
– Остолоп!
– Припадочная!
– Болотное чучело!
– Рыжая страхолюдина! 
– Обормот!
– Любимая… – произнес парень одними губами, а вслух выдохнул: – Идиотка!
– Д… ЧТО???
– В смысле?
– Ты назвал меня любимой!
– Ты очумела? Я сказал не это!
– Нет, ты сказал именно так! 
– Че пристала?! Не говори моими словами то, что сама хочешь, что бы тебе сказали!
– Одурел? Да когда надо было тебя создавать, природа между делом водку пила! 
– Че ты несешь?
– А то, что у пьяного координация движений нарушена! Вот природа тебе и вставила вместо мозгов солому, а вместо…
– Заткнись! 
– Правда глаза режет?
– Еще минута общения с тобой, и мои мозги расплавятся…
– Что я слышу! Оказывается, солома может плавиться! 
– Умолкни, идиотка!
– Ой, ой, ой, какие мы нежные! 
– Я больше не желаю тратить свое время на тебя. 
– И на кого же ты собрался его тратить? На свою обезьяноподобную подружку?
– Она уж не хуже тебя!
– Помнится, ты обозвал меня рыжей страхолюдиной? 
– И не собираюсь брать свои слова обратно. 
– Лучше возьми, иначе я решу, что ты считаешь свою… хм, подружку, тоже страхолюдиной, причем, что удивительно, рыжей!
– Прими во внимание, что, добавив к ее описанию эпитет ‘обезьяноподобная’, ты автоматически приписала себе это определение!
– Да ты надо же! Ты еще умеешь соображать! Жаль, что твоя подружка не обладает такими знаниями, достойными Нобелевской премии!
– Зато в отличие от тебя, она знает, как это ужасно иметь рыжие волосы. 
– Поэтому она и стала крашеной блондинкой…
– Да, и, чтоб ты знала, мне ее волосы безумно нравятся!
– А тебя не пугает мнение, что все блондинки – тупые и одноклеточные?
– К моей девушке это не относится!
– Уверен?
– Разумеется!
– А проверим? 
– Да, но только чтобы ты поняла, какая ты ограниченная!
– Не дождешься… А вот, кстати, и эта вобла прется! Такой случай нельзя упускать!
– Посмеешь обидеть ее, и я…
– Расслабься, ничего я ей не сделаю, она сама скрючится от своей тупости! Эй, Соль! 
К спорящим подплыла Риварола. Демонстративно положила руку на плечо Пабло. 
– Чего тебе, Спирито? 
– Вид у тебя больно доброжелательный, – отметила Марисса, внутренне соображая как бы подставить эту выдру. 
– Какой есть. Так что тебе надо от меня?
– У меня к тебе один простейший вопросик: всегда ли в слове ‘туш…’ на конце пишется мягкий знак?
Пабло хмыкнул. Риварола вскинула на Мариссу обиженные глазенки. 
– Естественно! Ты думаешь, я этого не знаю! Тушь – это тушь! Любая! От любого дизайнера! Подкручивающая, придающая объем, цветная – да какая угодно! Делающая мои глаза выразительными, потрясающими, нереальными! Тушь – всегда тушь! Как ты можешь задавать такие дурацкие вопросы?!
– Как ты можешь быть такой недалекой… – пробубнила Марисса под нос. 
– Что??? Что ты сказала?! – вскипела блондинка. 
– Я сказала, что умнее тебя только энциклопедия, – ответила Марисса и, бросив насмешливый взгляд на Пабло, отошла от парочки. 
– Пабло! Она такая дура! Не общайся с ней! – повисла Соль на шее парня. 
– Я уже это понял, – ответил Пабло, а про себя добавил: “Что дура ты”.

На уроке истории на парту Мариссы прилетела записка. Девушка до этого копалась в мобильном, поэтому не заметила, откуда именно. Развернув листочек, она прочитала: “Сегодня в 10 в прачечной”. Марисса осмотрелась по сторонам. Бустаманте смотрел на доску (с чего бы это он так увлекся рассказом Хильды?), Лассен что-то писал (еще один неожиданный ботаник), Эскура увлеченно нажимал на кнопки телефона. Так, эти трое отпадают, да и зачем им надо писать ей всякие записочки? Марисса еще побродила взглядом по классу. “А, плевать! – решила она. – Мало ли кто что придумал, мне-то какое дело? Еще только я по анонимке в прачечной не была!” 
– Спирито! – грозный (ой ли?) голос вывел ее из раздумий. – Встаньте и расскажите нам о завершении колонизации Африки!
Марисса подскочила. 
– Так вы нам это не задавали!
– Это тема сегодняшнего урока, которую я сейчас вдалбливала в ваши головы. Но вы, Спирито, конечно, уже все знали наперед, поэтому не особо внимательно слушали! Будьте любезны рассказать нам о захвате Египта. 
– Ха-ха! – услышала Марисса шепот за спиной. Бустаманте! Ну, он еще попляшет!
– Мне идти к доске или можно с места? – невинно поинтересовалась Марисса. 
– К доске!
– Зачем мы должны лицезреть позорную речь Спирито и ее саму прямо перед собой? – подал голос Пабло. – Пусть лучше отвечает с места, чтобы глаза не мозолить. 
– А тебе уже нечего мозолить, Паблито, ты же слепой как новорожденный котенок. 
– Спирито! Бустаманте! Прекратить! Спирито, к доске, иначе вы получите два!
– Она двух не осилит, выдохнется, – громко сказал Пабло. Хильда побагровела, но Марисса была спокойна. Она прошла к доске. 
– Итак…
– Постойте, Спирито! Бустаманте, вы тоже – к доске!
Пабло посинел. Марисса усмехнулась. 
– Зачем же нам слышать его унизительную речь прямо в глаза? Пусть лучше сидит подальше и бубнит поглубже, – и, не дав, Хильде и Пабло возмутиться, Марисса сказала: – Рядом с Египтом лежит Суэцкий канал, и поводом к захвату канала, который был специально прорыт для сокращения морского пути из Европы в Азию, в 1882 году послужило ослабление Франции и обострение внутриполитического положения в Египте. Там возникли массовые народные движения против иностранных захватчиков, но все было напрасно, и вскоре английские войска оккупировали Египет, который стал полностью зависимым государством. Это – в общем. Рассказать подробнее?
– Нет… – пролепетала Хильда. Она была поражена, что Спирито ТАК знает материал. А Пабло… Тот вообще был в ступоре. Как и весь класс. – Можете садиться, – обратилась учительница к Мариссе. Итак, продолжаем изучение колонизации Африки…

– Ну, Марисса, ты молодец! Сразила бабушку наповал! – примерно такого содержания записки полетели на парту Мариссы. Но голова девушки была занята только одним: идти или не идти вечером в прачечную.

На перемене Марисса опять поцапалась с Бустаманте. Случилось этот так. Она спускалась по лестнице, как вдруг увидела на целующуюся парочку. Кто бы сомневался, что эта были Соль и Пабло. Марисса не стерпела. 
– Блас! Блас! – заорала она на весь холл. – Нарушение школьных правил! Иди скорее сюда!
– Что ты орешь, припадочная? – Пабло отлепился от Риваролы и уставился на Мариссу.
– Делаю что хочу!
– В таком случае, мы тоже! – Соль снова поцеловала Пабло. Вдруг она заметила приближающегося старосту и отстранилась от парня.
– Что здесь происходит? – спросил Блас, оглядев троицу. – Спирито, это вы орали? 
– Кто ж еще… – процедил Пабло. 
– Да, это была я, – ответила Марисса, глядя на Бустаманте и снова соображая, как бы учинить ему пакость. Придумала!
– И что же такого серьезного произошло?
– Понимаете, – обратилась она к Бласу, сделав шаг к Пабло. – Я заметила на губах Бустаманте блеск, который принадлежит Ривароле. – “И с каких это пор она смотрит на мои губы?” – подумал Пабло. – Мне понравился этот блеск, и я попросила Соль подарить его мне, но она отказалась. 
– И все?! 
– Ну да, но вы не понимаете. Этот блеск так хорошо смотрится на Пабло… – сказав эти слова, Марисса приблизилась к парню и провела пальцем по его губе. Тот вздрогнул. – Как думаете, на моем парне он будет также смотреться?
– Спирито! Что вы себе позволяете? – возмутился Блас. – Вы будете наказаны! Жду вас через полчаса в учительской! – и он, все еще возмущаясь, ушел. Соль накинулась на Мариссу:
– Какое ты имеешь право прикасаться к моему парню?!
– Если бы ты знала, СКОЛЬКО РАЗ мы прикасаемся друг к другу на концертах! – Марисса закатила глаза и с довольной улыбкой поспешила удалиться. Гнев Риваролы перекинулся на Пабло: 
– Что сейчас сказала эта идиотка? Почему вы…
– Соль, будь добра, заткнись хоть на секунду, утомила, – и Бустаманте тоже ушел, оставив пораженную крашеную разговаривать самой с собой.

Пабло решил проследить за Мариссой. Ее поступок не давал ему покоя. Ежу понятно, что Марисса своими ‘проделками’ хотела заставить Соль ревновать. Но зачем? “Неужели я ей небезразличен?! – подумал он, почему-то обрадовавшись этой умнейшей мысли. Но тут же он одернул себя: – Что за глупости? Марисса всего лишь хотела выставить меня дураком перед Бласом и Риваролой”. Внезапно он чертыхнулся: назвать своего главного врага по имени, а свою девушку – по фамилии! Нет, Бустаманте, у тебя определенно сдвиг. “По Мариссе!” – сделала слабую попытку подняться новая догадка, но тут же была потоплена “здравым смыслом”.

Марисса шла к учительской. Интересно, что придумал этот… хм… Блас? Надо полагать, что мытьем туалетов он не ограничится, ведь всегда отличался “изощренным” ходом мыслей в отношении наказания неугодным ученикам. Мариссе припомнилось, как недавно Блас поручил Гидо в течение надели стирать носки всех четверокурсников. Причем ходить по комнатам и собирать вышесказанное лично! Бедный Лассен! Его лицо надо было видеть, когда он двумя пальцами брал… носки и запихивал их в огромный черный пакет. А когда Франциско сообщил ему, что он редко стирал все свои носки, и так делали большинство ребят, Гидо понял намек, и стал носить противогаз и надевать перчатки. А однажды он забыл постирать носки с вечера, поэтому рано утром сгребся с кровати и ринулся ‘вершить задание’, натянув ‘униформу’. А так как делал он это второпях, то вид у него был… хм, не очень. Он несся по коридору в прачечную, когда неожиданно из-за угла вырулила сонная Фернанда. И теперь представьте такую картину: идет девушка, никого не трогает, вполне с законной целью – попить воды. И вдруг на нее несется что-то с огромным носом в виде болта, шухером а-ля ‘вот и познакомился с электрическим стулом’, каким-то черным шуршащим прямоугольником, да еще и в белой одежде (объясните, на фига Лассену белая пижама?)… Вой представительницы особых кровей слышался даже за пределами колледжа. Сама Фернанда влетела в комнату с ультрамодной прической в стиле панков ‘я упала с сеновала, тормозила головой’. А несчастному Лассену влепили десять замечаний и отправили мыть туалеты.

С весело-невеселыми мыслишками Марисса подошла к учительской, постучала в дверь и вошла. Блас огорошил ее с порога:
– Спирито! У меня срочные дела, так что нет времени говорить вам наказание. Я все написал вот на этом листе, – он указал на лежащую на столе бумагу. – Ознакомьтесь и немедленно выполняйте! – и староста вышел. Марисса хмыкнула и уже подошла, чтобы прочитать свой приговор…
– Сеньора Спирито! Как я рад вас видеть! 
– Мумифицированный отголосок древности! Моя фамилия Рей! Запомните, наконец!
– Если для вас я Кулоччи, то для меня вы будете Спирито! 
Марисса моментально узнала голоса: Франко Колуччи и ее незабвенная мамочка. Надо выяснить, зачем она пришлепала в колледж. А наказание подождет! И Марисса вышла из учительской.

После разговора с Соней, которая примчалась в колледж лишь потому, что Риварола настучала ей, что ее дочь унижает ее, Марисса была в самом лучшем настроении. Они вместе с Соней ходили разбираться к этой выдре. Когда Риварола увидела перед собой живую Соню Рей, которую боготворила, она забыла о Мариссе и стала выпрашивать у Сони помощь в организации модельного показа. Чем все закончилось, Марисса не узнала, потому что ушла, но крик Риваролы: “Я обожаю вас, Соня!” – все пояснил. “Хи-хи, тоже мне, модель, блин”, – таковой была одинаковая мысль Сони и Мариссы на этот вопль.

Марисса снова пришла в учительскую и тут же стала читать свое наказание. Было написано всего лишь шесть строчек. Но с каждым словом лицо Мариссы вытягивалось все больше и больше. Привожу текст дословно:
‘Сеньорита Спирито выразила желание иметь такой же блеск для губ, как и у Соль Риваролы. Что же, такие страстные желания надо выполнять. Спирито, вы должны украсть блеск Риваролы и, будучи накрашенной им, поцеловать Пабло Бустаманте. Надеюсь, вам все ясно, и вы не будете донимать меня вопросами “Что?” да “Почему?” Один такой вопрос – и наказание увеличится!’

Марисса в шоке перечитывала написанное. Нет, Эредия точно был под кайфом, когда писал это! Поцеловать Бустаманте! Да это худшее наказание из всех возможных! Или все же лучшее?.. Но Марисса быстро отогнала прочь от себя эту ненужную мысль и, зажав лист в руке, вышла из учительской, направившись в свою комнату.

“Идти – не идти – идти – не идти… – как на ромашке тыкала Марисса ручкой в клетки тетради. Что делать? Идти или нет? А что она теряет, если не пойдет? Ничего, кроме урезанного любопытства. – Ой! Идти!” – клетки кончились, когда Марисса в очередной раз повторила “Идти”. Значит, она все-таки пойдет в эту прачечную. Но вначале надо выкрасть блеск Соль – надо же когда-то начинать выполнять приказы. И все же Марисса никак не могла понять, чем думал всеми любимый Блас, чиркая этот бред. Наверное, хотел мозгами. А получилось как всегда. Головой. А вы что подумали?

“Как же стырить блеск? – лихорадочно соображала Марисса, активно приближаясь к комнате Колуччи, Пас, Митре, Дунофф и Риваролы. – Может, позаимствовать у Мии? Хотя это даже здорово! Обокрасть Соль, главную мымру школы!”
Марисса тихонько постучала в дверь. Тишина. Девушка осторожно открыла дверь и вошла внутрь. В нос ударил резкий запах приторных духов. 
“Фу! Однозначно, Риварола надушилась перед встречей с этим гаденышем Бустаманте. А мне по барабану, хотя ей бы больше подошел африканский туземец”. 
Марисса поднялась наверх. Ага, вот и тумбочка Риваролы. Так, изучим. Боже, сколько же здесь косметики: лосьоны, тоники, помады, тени, пудры, туши… Почему бы Ривароле не припрятать свое богатство подальше, а то вот придут такие как Спирито – и лишится Баба-Яга своей ступы. Так, не забываем цель визита, ищем блеск. Марисса открыла верхний ящик тумбочки. Ой, мама, роди меня обратно! Фотография Пабло Бустаманте в полный рост, вся в отпечатках ярко-красно накрашенных губ. А на обороте – надпись помадой: “Моя любимая любовь”. Чего? “Любимая любовь”??? Хм, Риварола, ты явно читала не те любовные романы… Блин, совсем забыла про блеск. Как же, тут не забудешь… Вот же он! Марисса аккуратно вытащила из ящика упаковку, открыла, провела губкой по руке. Точно, это он, цвет тот же. Довольная собой, девушка закрыла тумбочку и скоренько спустилась по лестнице. Открыла дверь и прошмыгнула в коридор. Миссия выполнима!

Итак, остается накраситься блеском (ну, это Марисса сможет) и поцеловать Пабло. Только вот как это сделать? Просто подойти и поцеловать? Что может быть проще?.. С любым парнем, но не с Пабло…
Марисса крутилась перед зеркалом (в кои-то веки?) и выбирала наряд для ‘свидания вслепую’ (так она мысленно окрестила предстоящий поход в прачечную). В результате остановилась на зеленом топе и расклешенных зеленых джинсах (что поделать, любит она этот цвет). Затем, немножко подумав, нанесла на губы тот самый блеск. “Красивый он, грех не попользоваться!”

Марисса пришла в прачечную без пяти минут десять. Села на стиральную машину и стала смотреть в пол. Ровно в десять дверь открылась, и кто-то вошел. Лица девушка не увидела. Этот ‘кто-то’ подошел к Мариссе и поцеловал ее. В губы. Ух ты!
– Значит, ты все-таки сделала это! – услышала Марисса голос, который узнала бы из миллионов. 
– БУСТАМАНТЕ!!! ТЫ!!! ЧТО??? – завизжала она, но он закрыл ей рот ладонью. 
– Тише, тише, – прошептал он. – Не шуми. 
– КАК ЭТО ПОНИМАТЬ??? ИДИОТ!!! ПРИДУРОК!!! КРЕТИН!!! ДУРАК!!!
– Что ты нервничаешь? Ты же выполнила наказание Бласа, – улыбнулся он, но в его глазах не было насмешки. 
– ТАК ТЫ ЭТО ПОДСТРОИЛ??? ПАРШИВЕЦ!!! 
– Да, это я, но зачем же так грубо? Ты ведь сделала, что тебе приказали. 
– Это было распоряжение Бласа, и я иначе не могла поступить! – начала оправдываться Марисса. 
– Брось! – снова улыбнулся Пабло. – Ты могла наплевать на слова Бласа, если бы тебя мутило только от одной мысли прикосновения ко мне. Ты бы послала его к черту со всеми его выдумками, но ты ведь этого не сделала? Значит…
– Ничего это не значит!
– Нет, значит… – Пабло приблизился к Мариссе. – Когда ты сегодня коснулась рукой моих губ, я думал, что грохнусь в обморок от нахлынувших чувств. Когда ты сказала Соль о том, как много бы касаемся друг друга на концертах, мне захотелось обнять тебя. Удивительно, но когда ты ушла, я все понял и осмыслил, поэтому я пошел к Бласу и попросил его об этом наказании. Он сразу согласился и даже пожелал мне успеха! Если честно, я боялся, что ты кинешь меня и пошлешь Бласа, но ты согласилась! И даже уже выкрала блеск. 
– Позаимствовала… – Марисса не знала, что еще сказать. Пабло был так близко, так хотелось его поцеловать. А, чем черт не шутит! Она же Марисса Пиа Спирито! Она все делает как хочет и когда захочет. А сейчас она хочет поцеловать Пабло Бустаманте, и баста!
– Может, еще раз проверим блеск на прочность? – спросила она. Он внимательно посмотрел на нее, улыбнулся и провел рукой по ее волосам. 
– Нет, – “ПОЧЕМУ???” – Я хочу просто поцеловать тебя. Чтобы не было этого противного липкого блеска, от которого меня всегда выворачивало. 
– Что??? А почему тогда…
– Надо же было тебя зацепить! Ты так удачно придумала, что хочешь, чтобы Риварола подарила тебе блеск, вот я этим и воспользовался. 
– Тогда поцелуй меня! – Марисса отерла остатки блеска рукой. 
– С удовольствием!
Прошло несколько минут. 
– Марисса?
– Что?
– Давай переночуем здесь, в прачечной. 
– ЧТО?!
– Я без всякой задней мысли…
– Бустаманте, я знаю не только твои задние, но и передние мысли и даже мысли, которые должны появиться в твоей головушке. 
– Какая ты ласковая!
– Какая есть. Хорошо, я согласна. 
– На что?
– Бустаманте!
– Молчу, молчу! Что ж, давай располагаться.
– Мы будем спать на холодном полу???
– Нет, посмотри, здесь какая-то верхняя одежда… Ого! Целых три пальто! Живем!
– Спим, вернее будет сказать. Расстилай!
– Поможешь?
– Да!
Когда все было готово, они легли на ‘постель’ и вначале хотели подумать каждый о своем. Угу, размечтались!
– МОЙ ЛЮБИМЫЙ БЛЕСК УКРАДЕН!!! Я ПОДАМ В СУД НА ЭТОТ КОЛЛЕДЖ!!! – послышался дикий визг Риваролы. По-видимому (вернее, по слышимому), за ней бегала половина девчонок Elite Way School во главе с причитающим Дуноффом.
– Сеньорита Риварола! Прошу вас, не поднимайте шума! Это же такая мелочь! Что вам стоит купить такой же? – взывал Марсель скорее к небесам, чем к Соль. Вероятно, Риварола тормознула, чем соорудила возвышение позади себя. С верхушкой по имени ~Марсель Дунофф, директор Элитного колледжа столицы Аргентины Буэнос-Айреса~. 
– Это был эксклюзивный блеск! Такого нет, и не может быть ни у кого! Кроме того, этот блеск так нравился моему Пабло! – (В это время услышавший эту фразу сам Пабло загнулся в беззвучном смехе). – Что я ему скажу???
– Скажите, что потеряли единственное, что вас с ним связывало, поэтому вы расстаетесь, – на арене появился… Блас Эредия! 
– Что?! Как ты… вы смеешь… те! – взвизгнула Риварола. 
– Необычное слово вы придумали, Соль, – продолжил Блас. – Я вот зачем пришел. Пабло попросил меня передать вам это письмо, здесь он все объясняет. 
Соль раскрыла конверт. Секунд пять стояла гробовая тишина. Даже возвышение не шевелилось, не говоря уж о верхушке. 
– ТВААААААААААААААААААРЬ!!!!!!!!! – завизжала, заорала, затопала, заплакала Риварола. – МЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕНЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯ БРООООООООСИИИИИИЛИИИИИ!!!!!! – отшвырнув письмо, она умчалась в неизвестном направлении. 
– Эредия, что такого прочла сеньорита Риварола? – поразился Дунофф. 
– Пабло Бустаманте бросил Риваролу ради Мариссы Пиа Спирито. 
Раздался жуткий грохот. На полу оказалась лежать сломанная верхушка возвышения, в миру – Дунофф, с инфарктом.

Марисса и Пабло слушали происходящее, смеясь. Пабло спросил:
– Как думаешь, куда побежала Риварола?
– Топиться, – уверенно ответила Спирито, удобнее располагаясь на пальто. 
– Где же она воду-то найдет? – изумился Бустаманте. 
– А у нее полным-полно тоников, духов, лосьонов и прочей ерунды – озеро наберется. 
Пабло с улыбкой посмотрел на Мариссу. 
– Иди ко мне, – попросил он. Марисса легла в его объятия. Он вдохнул аромат ее волос и решился.
– Знаешь, а ведь я люблю тебя. Больше всего на свете, – прошептал он ей на ушко. Марисса резко развернулась. Глаза в глаза, губы к губам. 
– Я тоже.

by Вероника

The real world

Открыть
92
0

Урок для Мариссы

Открыть
86
0
У вас нет доступа к комментариям
Translate