Хотите добавлять новости на сайт? Создайте свой аккаунт или войдите. Создать аккаунт

Графиня, или Perder un amigo

Просмотры: 123 Комментарии: 0

В пятницу после уроков в «Elite Way School» начиналось самое лучшее время – выходные, а точнее, их предвкушение. А это значит, что все расходились «по своим делам» и занимались этими самыми «своими делами». Описываемая пятница не стала исключением ни для отдельно взятого третьего курса, ни для всего колледжа. Мари, Луна и Лухан сидели в своей комнате. Лунита читала, Лухан отжималась, а Мари лежала на кровати и вполголоса напевала «Pretty Boy».

— Quedan 5 minutos de amor
(Послышался стук в дверь)
para decirte adios…Я открою!
quedan 5 minutos de amor
(Мари подошла к двери…)
y despues me voy
(…и открыла её)
la ultima…ma…ma…МАМА!!! Что ты тут делаешь???
— Доченька! Я пришла сказать тебе кое-что.
— И что же? Собираешься сделать ещё одну пластическую операцию?
— Какую операцию, солнышко? Бог с тобой!
— Давай, выкладывай всё и иди отсюда!
— Это серьёзный разговор.

Луна и Лухан сразу же бросили свои дела и стали молча слушать разговор.

— Видишь ли, радость моя, мне вчера позвонила одна женщина… Графиня Фон Вальден… И сказала, что я – её дочь.
— Но этого же не может быть!
— Оказывается, может… Меня подменили в роддоме…
— Как???
— У меня самой это до сих пор в голове не укладывается…Оказывается, меня зовут не Соня Рей, а Магдалена Фон Вальден. Сейчас проводится анализ ДНК. Результаты будут готовы через две недели. Завтра мы едем в резиденцию графини.
— Зачем?
— Знакомиться с твоей бабушкой. Я заеду за тобой утром. До завтра, доченька!

Соня ушла, а девчонки остались «переваривать информацию».

— Значит Соня – немка? – Спросила Луна.
— Получается, что так… Но она теперь не Соня, а Магдалена…
— Неужели ты поедешь завтра знакомиться? – удивилась Лухан
— Да, куда я денусь? Придётся. Надо подумать, что бы надеть…

Девчонки недоверчиво покосились на Мари.

На следующий день с утра к зданию «Elite Way School» подъехала машина Сони Рей, точнее Магдалены Фон Вальден. Соня на этот раз решила забыть о своей эксцентричности и надела деловой костюм нежно-розового цвета. Она вышла из машины и стала ждать свою доченьку. Через пять минут вышеупомянутая «доченька» вышла из колледжа. На ней был не совсем подходящий «наряд»: обтягивающая оранжевая футболка, поверх которой был надет ярко-зелёный топик, фиолетовые бриджи с жёлтыми лампасами и голубые массивные ботинки на высоченной платформе, украшенные красными стразами. Всё это дополняли кирпично-красные волосы и незаменимый предмет гардероба – жёлтые очки в чёрной оправе. (Прошу прощения за то, что вдаюсь в подробности гардероба, но по-другому нельзя…) При виде своей дочери, похожей в лучшем случае на светофор, «бывшая Соня» чуть не хлопнулась в обморок, но обратной дороги не было.

Через полчаса всё та же машина была уже около официальной резиденции семейства Фон Вальден в Аргентине. Когда две особы вышли из машины, Мари оглядела огромный особняк с головы до ног, то есть с крыши до фундамента и даже присвистнула:

— Ух ты! А неплохо это графьё живёт!
— Дорогая моя, не говори так и не свисти, веди себя хорошо.
— Хо-ро-шо, ма-моч-ка!

Их встретил дворецкий и попросил немного подождать. Пока они ждали, Соня с боем заставила Мари выплюнуть жвачку. Наконец, они прошли в просторную гостиную. На антикварном диване сидела красивая, молодо выглядящая женщина лет пятидесяти. Увидев Мари она очень натянуто улыбнулась:

— Ах, Магдалена, это и есть твоя дочь Доротея?
— Я не Доротея, я Марица!
— Нет, дитя моё, теперь ты Доротея Фон Вальден. – Возразила графиня. Соня наступила Мари на ногу, чтобы та помолчала и сказала:
— Да, это Доротея.
— Прошу вас садиться. Приветствую тебя, дитя моё! Я – твоя бабушка, Гертруда Фон Вальден. – сказала графиня, всё так же притворно улыбаясь.
— Простите, я не могу долго пребывать в вашей компании, у меня концерт. – Сказала Мари, примостившись на диван. Соня толкнула её в бок.
— Доротея, ты выступаешь на сцене?
— Да, моя дочь поёт…
— Я пою в рок-группе, — перебила Мари.
— Не могла бы ты спеть нам что-нибудь? – из вежливости попросила графиня.

Мари не заставила её просить дважды и, несмотря на умоляющий взгляд Сони, спела первое, что пришло ей в голову. Как назло, первым в голову пришло «Sera porque te quiero». Когда она начала петь, натянутая улыбка окончательно сползла с лица графини. По мере того, как Мари пела, лицо её новоявленной бабушки постепенно вытягивалось. Когда песня закончилась, она сказала:

— Спасибо, дитя моё, но скоро тебе придётся забыть об этой…эээээ…группе.
— Почему это?
— Не забывай, Доротея, ты – графиня, а особы голубой крови не выступают на сцене.

Мари хотела что-то ответить, но её попытка снова была пресечена Соней, путём подталкивания…

— Кроме того, — продолжала графиня – Ты скоро выйдешь замуж.
— За кого?! – хором удивились Соня и Мари.
— За твоего кузена, Отто Фон Вальдена. Офелия(обратилась она к горничной), позови Отто, будь добра. Ему 27 лет. Он очень хороший, образованный и способный мальчик.

Мари молчала только потому, что не хотела опять получить от Сони в бок. Но по выражению её лица было видно, что перспектива выйти замуж на третьем курсе колледжа за близкого родственника, который, в довершение всего, старше её на 12 лет её явно не радовала. В комнату вошёл высокий симпатичный молодой человек. Увидев Мари, он усмехнулся, но в его усмешке, как отметила та, не было такой злой иронии, как у Пабло. Да, Марица Пия Спирито невольно сравнила Отто с этим тупым суперменчиком.

— Мы оставим вас наедине, — произнесла графиня, нацепив всё ту же притворную улыбку – Пойдём, Магдалена, — с этими словами Гертруда Фон Вальден вышла из гостиной, а Соня последовала за ней.
— Ээээ…привет! Ты говоришь по-испански? – начала Мари.
— Да, я знаю испанский, итальянский, английский, французский, польский, латынь, иврит, хинди и, конечно, немецкий.
— В совершенстве?! – Мари остолбенела.
— Да. Я учился в лучшем закрытом колледже Германии, а потом – в Оксфорде, — Отто улыбнулся искренней, открытой улыбкой.
— Понятно… — Мари была в замешательстве – Я – Марица.
— Доротея, — поправил Отто.
— Нет, именно Марица. А если ты и дальше будешь таким же нудным, то я за тебя не выйду под страхом смерти!
— Ты права, я такой правильный, что иногда мне самому противно.
— Послушай, Отто, ты мне нравишься, но…
— Ты любишь другого?
— Нет, я не это хотела сказать…
— Нет, именно это, я же вижу! Говори, я не обижусь, я сам люблю другую. Как его зовут?
— Пабло, — она сама поразилась своему ответу – Пабло Бустаманте, сын мэра и мой однокурсник…
— Понятно. А мою возлюбленную зовут Ариана.
— А почему ты на ней не женился? Она тоже несовершеннолетняя?
— Нет, мне просто запрещено на ней жениться…она журналистка.
— Разве это проблема?
— Конечно! Граф и журналистка! Меня проклянут все мои родственники!
— Да-а…плохо тебе… — Мари посмотрела на часы. — Ой! Мне пора! Я могу опоздать на концерт!
— Я слышал, как ты поёшь. Здорово! – Отто продолжал улыбаться своей искренней улыбкой.
— Мне надо бежать!!!
— Сейчас, я всё устрою!

Он пошёл в соседнюю комнату и через минуту вышел. На лице была всё та же улыбка.

— Всё ОК! Договорился. Пойдём, я тебя довезу!

Они вышли из здания. У выхода уже стоял новенький и очень красивый мотоцикл Отто.

Через 15 минут Мари и Отто уже были около клуба. На ступеньках у входа стояли Луна и Нико. Нико нервно переминался с ноги на ногу, оглядывался по сторонам, размахивал руками и что-то говорил на повышенных тонах. Луна же пыталась его успокоить. Когда Мари слезла с мотоцикла, Нико тут же на неё накинулся:

— Да где ты пропадаешь?!? Начало через 5 минут!!! Мы уже все извелись!!!
— Прости, Нико. Скажи спасибо, что я вообще приехала!
— Сейчас в глаз получишь!
— Да успокойся ты, я пошутила! У меня и без того проблем хватает.
— Ты не болтай, а иди в гримёрную!
— Вы идите вперёд, а я догоню. Мне нужно пару слов сказать человеку, — она показала на Отто.
— Нет, я проконтролирую! – не унимался Нико – Ещё не хватало, чтобы ты сбежала с концерта!

Мари подошла к Отто. Луна с Нико очень заинтересованно на них смотрели.

— Ты останешься на концерт?
— Нет, извини меня, как-нибудь в другой раз. Я отпросился ненадолго, надо ехать обратно.
— Ну, пока!
— Да, до следующей субботы!
— Почему до следующей?
— А ты не знаешь? Через неделю состоится приём. Приглашено очень много гостей. Ты и твоя мама должны там присутствовать.
— Понятно…Ну всё, чао! – Мари по-дружески чмокнула его в щёку на прощание.
— Пока!

Отто уехал, а Мари подошла к Нико и Луните.

Через несколько мгновений в гримёрке сидели: Луна и Нико в обнимочку, Мия и Ману (тоже в обнимочку) и Пабло в уголочке и слушали рассказ Мари о её новых родственниках и женихе. Когда Мари окончила свою речь, Паблито не смог удержаться от комментария.

— Спокойно, ребята, Марица не может оказаться графиней. Уж больно она грубая и совсем не умеет себя вести.

Мари уже хотела его треснуть, или, в крайнем случае, сказать ответную колкость, но в это время в гримёрку вошёл отец Нико и сказал, что уже нужно выходить на сцену.

После концерта ребята вернулись в колледж. Остаток вечера пролетел незаметно. Мари легла в кровать и только тогда поняла, что у неё в голове творится абсолютный хаос. Она теперь не обыкновенная девчонка Марица Пия Спирито, а графиня Доротея Фон Вальден. Скоро она выйдет замуж… за своего кузена. А что такое «кузен»? Это значит «двоюродный брат». Бред какой-то… Ему 27 лет… Да, ей конечно нравились мужчины постарше, но они не были её родственниками! Но самое главное – она призналась ему, что любит Пабло! До этого момента она самой себе в этом не признавалась. Наконец-то она поняла своё отношение к этому «красавчику»… Она его действительно любила, но не могла надеяться на взаимность. Особенно после его высказывания в гримёрке до концерта. Как же она выйдет за Отто, если она любит Пабло, а сам Отто любит какую-то журналистку? А если и выйдет, то что будет дальше? Он же живёт в Германии… Стоп! Её тоже увезут в Германию?! Нет! Она не готова расстаться с Аргентиной, с колледжем, с друзьями. Она не готова больше не увидеть этих голубых глаз, этой ироничной усмешки… Ладно, будь что будет!

Когда Мия узнала о приёме у Фон Вальденов, она сразу же предложила Мари помочь с одеждой, макияжем и манерами. В субботу к особняку семейства Фон Вальден подъехала машина Сони Рей. Из неё вышла Соня в красном вечернем платье и с высокой причёской. Она открыла дверь и помогла своей обожаемой дочурке выйти из машины. «Обожаемая дочурка» была в вечернем платье цвета чайной розы. Кирпично-красные локоны спадали ей на плечи. Но самым главным предметом гардероба были босоножки на десятисантиметровых шпильках. Поэтому её походка была не совсем уверенной, а точнее, совсем неуверенной. С мыслью «Как же я люблю свои кроссовочки!» Мари последовала за Соней.

В холле их опять встретил дворецкий. Он надел на голову Мари бриллиантовую диадему.

— Это подарок Вашей бабушки. Она просила, чтобы Вы надели её. Прошу вас, дамы, проходите.
Проходя мимо одного из огромных зеркал от пола до потолка, Мари посмотрела на себя. Но в зеркале была не она. Ей улыбалась очень красивая девушка – настоящая принцесса. Представив себе реакцию Пабло, когда тот увидит её в таком виде, Мари, она же Доротея, мечтательно улыбнулась. В зале её встретила графиня. Она шепнула ей на ухо:
— Дорогая моя, сегодня ты прекрасно выглядишь. Кстати, через неделю будут готовы результаты анализа ДНК. Но это формальности. Я на 99 процентов уверена, что Магдалена – моя дочь. Так что через неделю мы все уезжаем в Германию. Ты будешь учиться в том же колледже, в котором учился Отто. Эта неделя будет твоей последней неделей в Аргентине.

За столом Мари сидела межу Соней и Отто. Ужин прошёл без приключений, если не считать того, что она постоянно путала столовые приборы и умудрилась опрокинуть бокал красного вина на белую рубашку Отто. Про концерт она вспомнила только за десять минут до его начала. Если учитывать то, что графская резиденция находилась за городом, то нужно было ехать на транспорте. Если учитывать то, что в это время были кошмарные пробки, то нужно было идти пешком. Если учитывать то, что Мари была на высоченных шпильках, то идти пешком ей было более чем затруднительно. Однако чудеса бывают, особенно если этого очень хочешь. Мари, сбежав с приёма, умудрилась добраться до клуба ровно за десять минут. Ребята уже стояли за сценой и готовились выйти. Когда они увидели Мари, Пабло еле оторвал свою нижнюю челюсть от пола, Ману на ощупь пошёл отскребать свои глаза с противоположной стенки, а Мия просто довольно улыбнулась. После концерта Мари рассказала ребятам о вечере и о том, что её, может быть, через неделю навсегда увезут в Германию. Все очень расстроились. Мари радостно отметила, что Пабло тоже расстроился, притом не меньше остальных.

Мари очень не хотела уезжать из Аргентины. Это значило, что она должна расстаться со всем, к чему так привыкла. Меньше всего хотелось бросать колледж. Только здесь она нашла настоящих друзей и встретила первую любовь. Пусть не такую, какую хотелось бы, но всё же любовь. Поскольку это была её последняя неделя в колледже, она решила ни в чём себе не отказывать. В понедельник Мари высказала Бласу всё, что о нём думала, и за это отправилась делать уборку в прачечной. Во вторник она треснула Пилар по голове учебником, и за это отправилась делать уборку в картохранилище. В среду она во время перемены встала на учительский стол и спела песню собственного сочинения «No hay que llorar». Как ни странно, наказания не последовало. В четверг с утра неугомонная Марица пробралась в подвал и перерезала там какой-то проводок, чем обесточила весь колледж. Занятия были отменены, а наказания опять же не последовало. А в пятницу на одной из перемен, когда Пабло снова начал свои обидные шуточки про «графиню Спирито», Мари просто подошла к нему и поцеловала. Во время этого поцелуя в класс вошёл Сантьяго. Он начал аплодировать. Вскоре аплодировал уже весь третий курс. Но Мари и Пабло этого не замечали. Они неотрывно смотрели друг на друга. Она чувствовала, что он обнимает её за талию, она тонула в его голубых глазах. Он понял всё без слов и смог только прошептать: «Я буду ждать тебя вечером в вагончике». Санти в этот день решил не проводить запланированной контрольной.

После уроков Мари сидела у себя в комнате. «С чего это я вдруг должна идти в вагончик на встречу с Бустаманте? Но он же будет меня ждать… Нет, ни за что не пойду! Пусть ждёт хоть до утра!» — с этими словами Мари выбежала из комнаты и направилась в сторону вагончика. Когда она вошла в вагончик, там горело много свечей и играла песня «Dos segundos». Пабло подошёл к Мари и нежно её поцеловал.

— Пабло, как это понимать?
— Я люблю тебя.
— Ты не врёшь?
— Если я скажу, что не умею врать, то совру…
— Верю. Я тоже тебя люблю.
— Не уезжай, прошу тебя!
— Это не от меня зависит, — на её глазах выступили слёзы.
— Не плачь, не надо! Может быть, лучше потанцуем?

Весь вечер они танцевали, разговаривали обо всём на свете и клялись друг другу в вечной любви, хоть знали, что скоро должны расстаться навсегда. Уже в холле колледжа Мари сказала:

— Завтра я еду к графине, чтобы узнать результаты анализа ДНК. Если они будут положительными, то мы с Соней сразу же вылетаем в Германию… — на глаза опять навернулись слёзы – А если нет, то я успею к началу концерта.
— Я буду надеяться, что ты придёшь, – далее следовал прощальный поцелуй. Самый незабываемый поцелуй в жизни обоих.

Мари засыпала со слезами счастья и печали на глазах.

В субботу утром Мари проснулась очень рано. Луна и Лухан ещё спали. Мари хотела уйти по-немецки, но поскольку не знала, как это делается, решила уйти по-английски. Она не хотела прощаться ни с девчонками, ни с Мией и Ману, ни, тем более, с Пабло, потому что знала, что если она ещё раз увидит кого-нибудь из них, то вообще не сможет уехать. Вообще-то Соня должна была заехать за ней после завтрака, но Мари решила взять такси и приехать к маме домой. Она собрала все свои вещи и надела джинсовую юбку до колена и голубую кофту на молнии. Мари надела свои жёлтые очки, посмотрелась в зеркало и улыбнулась сама себе. Потом она сняла очки, убрала их в свою дорожную сумку, перекинула её через плечо и вышла из комнаты. Она решила идти, не оглядываясь назад, чтобы никого не увидеть. Выйдя из здания колледжа, она вызвала такси по мобильнику, села на скамейку и стала ждать. Вдруг её кто-то окликнул:

— Марица! – Мари обернулась и увидела Санти.
— Почему вы не спите?
— Я всегда рано встаю и прихожу сюда. Ты уезжаешь? Почему ты ни с кем не попрощалась? – Мансилья сел рядом с ней.
— Неважно.
— Нет, ответь мне.
— Сантьяго, я уезжаю навсегда! Я не хочу никого видеть!
— Не хочешь или боишься?
— Боюсь, — она опустила глаза. – Боюсь, что не смогу с ними расстаться.
— Ты же говорила, что, может быть, не уедешь.
— Это почти невозможно. Я уверена, что мне придётся закончить этот день уже там, в Германии, в новой жизни. Так зачем мне начинать его здесь? Общаться с людьми, которых, может быть, больше никогда не увижу, начинать дела, которые, может быть, никогда не закончу…

К колледжу подъехало такси.

— Мне пора. Я, скорее всего, не вернусь. Прощайте! – на глазах у Мари снова выступили слёзы.
— Мы все будем очень скучать! – Санти, казалось, тоже мог в любой момент заплакать.
— Сантьяго! – окликнула она его, уже сидя в машине. – Не говорите никому то, что я сказала Вам. Я не хочу, чтобы они знали, как мне тяжело. А теперь прощайте!
— Не забывай нас!

Санти ушёл, а машина тронулась. Мари сидела у окна и плакала. Прощание, которого она так пыталась избежать, состоялось. Только теперь она поняла, что не ценила того, что имела. Она вспомнила о том, что её ждёт в Германии: новое имя, новый колледж, новый круг общения. Кроме того, она вспомнила про Отто. Марица Пия Спирито выйдет замуж… Она больше никогда не увидит этих голубых глаз. Плакать захотелось ещё сильнее. Когда такси подъехало к месту назначения, Мари расплатилась с водителем и пошла домой. Соня тоже не спала. Они с Пепой собирали вещи. Весь день Марица просидела дома, и только к вечеру они с Соней поехали к графине.

В гостиной особняка Фон Вальденов было небольшое семейное собрание. В дверях стоял дворецкий. Графиня сидела на диване. Рядом с ней сидел Отто. Мари и Соня сидели на креслах. Графиня держала в руках конверт с результатами анализа.

— Сейчас я вскрою этот конверт, и тогда у нас будет официальное право лететь в Германию. Если вдруг (она сделала сильное логическое ударение на слово «вдруг») результат окажется отрицательным, то поедем только мы с Отто. Но я более чем уверена, что он будет положительным. Если так, то мы сейчас же вылетаем.

Графиня открыла конверт. Мари сидела с закрытыми глазами и молилась. Вся её жизнь зависела от одного слова…

Сантьяго всё-таки рассказал ребятам про его встречу с Марицей утром. Ребята очень расстроились. Но в глубине души всё же оставалась надежда на то, что Мари останется с ними. Пабло вспомнил их поцелуй в холле прошлым вечером. Только тогда он понял, что этот поцелуй был прощальным. День прошёл очень напряжённо.

Вечером в клубе все готовились к концерту «Erreway». Нико устранял последние неполадки на сцене, Луна делала Мии макияж, а Ману и Пабло распевались. Все ждали Мари. Уже подошло время начинать концерт, но её не было. Нико вышел на сцену и сказал вступительную речь. Он попросил зрителей немного подождать, но те так кричали, что ребятам пришлось выйти на сцену втроём. Они не хотели петь без Мари, но деваться было некуда. Ребята до сих пор надеялись, что Мари придёт, поэтому решили петь песни, в которых можно как-нибудь обойтись без неё. Сначала Ману и Пабло спели «Inmortal». Мари не появлялась. Потом они спели «Sweet Baby». Мари всё ещё не было. Вдруг заиграли первые аккорды «Perder un amigo». Здесь без Мари не обойтись никак. Всех троих сразу же оставила надежда на её возвращение. Ману с комом в горле начал петь:

Perder un amigo es morir
Они действительно теряли друга. Самого лучшего.
es tener el alma devastada
Мия смотрела в пол. Она боялась, что если поднимет глаза, то непременно расплачется.
ir a la deriva por la vida sin luz
Паблито с глазами, полными слёз смотрел в зал в надежде увидеть среди зрителей огненно-красные волосы.
y sin salida.

Ману сделал Мии знак, чтобы она вступала. Она знала, что петь не сможет, но ей не хотелось подводить ребят, поэтому она запела дрожащим голосом:

perder un amigo es sentir
que el mundo ya no gira

Дальше петь она не могла – слёзы сдавили горло. Она опустила голову. Вдруг рядом послышался голос:

que todo se detiene sin final
Ребята обернулись. Рядом с ними на сцене стояла Мари.
y sin punto de partida.

Припев пели вторём. Мия плакала.

Un amigo es todo
el camino, la luz,
el corazon,
los suenos que sonamos.
Un amigo es arriesgar
con alguien a tu lado
y estar para siempre acompanados.
porque un amigo es la fe
que da confianza en vivir
para seguir codo a codo en la vida
el que te ayuda a volar,
el que te empuja a buscar la salida.

Дальше вступил Пабло:

perder un amigo es cortar
Слёзы моментально высохли
la delgada linea de la vida
Он не сводил глаз с Мари
dejar el corazon sin timon
«Она здесь, она рядом, она тоже меня любит!» — радостно думал он
sintiendo en carne viva.
Мия всё ещё не оправилась от рыданий, поэтому за неё начала петь Мари:
perder un amigo es quedar
sin esa mitad tan querida
Но потом Мия всё-таки успокоилась, взяла себя в руки и продолжила:
llorar y reir desde hoy
en una soledad no compartida…

С тех пор ребята из «Erreway» никогда не расставались, потому что знали, как тяжело терять друзей.

Un amigo es todo
el camino, la luz,
el corazon,
los suenos que sonamos.
Un amigo es arriesgar
con alguien a tu lado
y estar para siempre acompanados.
porque un amigo es la fe
que da confianza en vivir
para seguir codo a codo en la vida
el que te ayuda a volar,
el que te empuja a buscar la salida.

by Челита

Не дать ему уйти

Открыть
140
0

Подвал для двоих, или хлопнуть дверью

Открыть
147
0
У вас нет доступа к комментариям
2018 Rebelde Way - сериал Мятежный Дух (Мятежный Путь)
Архивные и свежие новости, музыка, видео, отборные фотографии актеров сериала и много всего интересного.

Яндекс.Метрика      
Translate