Хотите добавлять новости на сайт? Создайте свой аккаунт или войдите. Создать аккаунт

Не каждый может простить

Просмотры: 46 Комментарии: 0

– “Ну, где же ты? Где ты? Почему тебя нет? Где ты пропадаешь? Может, что случилось? Время два часа ночи, а тебя всё нет! ГДЕ ТЫ? Я не знаю, что думать. Твой мобильный не отвечает, у друзей тебя нет,…где ты. Мои слёзы невольно льются из моих глаз одна за другой. Но что толку то? Тебя нет…
– Абонент не отвечает или временно недоступен, попробуйте позвонить позднее… – эти слова автоответчика я слушала раз сотый, наверное, если не больше!
– Абонент не отвечает или временно недо… 
– “Понятно, опять то же самое. Всё набираю ещё один раз, и если ты не возьмёшь трубку, я звоню в милицию, больницы и морги…. Да, гудок, ещё один. Ты на связи. Ну, возьми трубку… возьми. Я прождала уже гудков десять, а ты…”
– Пабло! Какая у тебя чудесная мелодия на звонке! Что это? Кто исполняет?
– Это французская певица Мееел д не помню, не важно. Тебе нравиться детка?
– ” О боже! Она сняла трубку и не понимает, что я всё слышу… он там, он с ней. С очередной девкой! За что?”
– Да… конечно, её голос великолепен…
– А как ты услышала эту мелодию? Рылась в моём мобильном?
– Нет! Нет, что ты! Кто-то позвонил, очень долго звонил, я решила отключить…
– Марисса!!! Это она звонила! У меня на неё такой звонок. Что ты наделала идиотка?!!? Она не должна не о чём знать!!!
– ” Я не должна не о чём знать! Хм. Ты спишь с кем попало, а мне говоришь, что любишь! А я ещё не должна ничего знать! Хам! Ты меня больше не увидишь! Пора мне отключиться!”
Я выключила свой телефон. Боже, как мне сейчас тяжело и обидно. Он опять меня предал! Снова я наступила на одни и те же грабли. Всё! С меня хватит! 
– Я и без тебя выживу Пабло Бустаманте!!! – что есть мочи выкрикнула я.
Вытирая слёзы, я побежала в нашу (теперь бывшею) спальню собирать свои вещи. Всё самое необходимое. Потом заберу остальные, а лучше я обновлю весь гардероб! Специально пойду в салон Мии и сделаю всё по-новому! Я собрала вещи на первое время, взяла ключи от квартиры и машины, и, конечно, ноутбук под мышку и выбежала из квартиры. 
– ” Как ты мог? Почему? За что? Я тебя любила, а ты… Ты втоптал мои чувства в грязь. Что дальше? Что? Новая жизнь? Без тебя? Этому надо научиться! Надо! И я Смогу! Я должна!”
– Марисса! Подожди! Куда ты? Зачем вещи? Остановись. Ты не поняла меня! – кричал Пабло.
– Что тебе надо ублюдок!?
Я уложила все вещи в багажник и направилась к его машине.
– Что? Что ты от меня хочешь? А? Кстати, как провёл время? Шлялся снова со шлюхами? А я как полная дура должна сидеть дома и ждать тебя?
– Мари, это недоразумение. Я был пьян, а она оказалась рядом и …
– И оставила пару засосов у тебя на шее, немного испачкала рубашку…. Ах, неаккуратная, не умеет бес следов. Поучиться ей ещё надо! Хотя зачем я ведь постираю! Но нет Пабло. Как бы не так! Я ухожу, и не ищи меня. Да, и ещё ты НЕ просто пьян. Ты нажрался как свинья и от тебя разит за 5 метров минимум!
– Стоять, я сказал!
– Ооо, Голос прорезался? Что? Что тебе ещё от меня нужно? Ты и так убил во мне все чувства! Что ещё надо? Поиздевался? Довольно! Хватит. И ради приличия мог бы выйти из машины….Хотя нет, не стоит, а то я задохнусь…
А потом резкий звон, вспышка, удар и…

– Соня пусти меня к ней! Пожалуйста, пусти!
– Нет, Пабло не пущу! Она и так из-за тебя три недели уже в коме лежит…
– Я не хотел…Соня… я идиот…пусти меня к ней!
– Ты знал, что она ждала от тебя ребёнка? Знал? 
– Нет,…она…
– Я тоже не знала, у неё срок был четыре недели, а ты… Ты убил жизнь в ней! Убил! И не только это! Она может скончаться на днях…. А если господь сжалится, то она выживет, но будет инвалидом! Ты сделал её калекой!!! Ты!!! Пабло… ты! Она так тебя любила, а ты… загубил её. Загубил!
– Сеньора Коллучи! Пройдёмте за мной в кабинет.
– Да доктор. Ты Пабло! Ты виноват!

– Марисса ваша дочь, так?
– Да доктор. Вы хотите мне, что-то сказать? Говорите, говорите доктор, не тяните!!!! – голос Сони чуть ли не срывался на крик.
– Она очнулась.
– Господи… 
– Да, но как мы и предполагали она, похоже, не чувствует ног. Он переехал их, сломал и повредил многие ткани, и мышцы…боюсь, она не сможет ходить…
– Нет,… вы можете что-то сделать?
– Я нет, но мой брат…
– Да…- в её голосе прозвучала надежда.
– Он работает в Европе, мы можем перевезти её туда, а там уже будет видно,…я думаю, у неё есть шанс, но он не велик!
– Я могу её увидеть?
– Конечно, идите.

– Марисса! Девочка моя…
– Мама… мам что это? Я их не чувствую… мам! – Слёзы лились из моих глаз. Ещё никогда я не чувствовала себя такой беспомощной, такой никчемной! Я не чувствовала своих ног! Я не могла ходить! Я калека! Инвалид!!! Аааа… Мне хотелось кричать, а точнее орать! Почему это произошло со мной??? Почему это сотворил мой любимый человек??? Я не смогла удержать его здоровой, не смогу и калекой!!!
– Мари это временно!!!!
– Что? Ты не понимаешь, что я ничего не чувствую? Ты не понимаешь, что я в гипсе? Я инвалид!!! Из-за него!!!
– Мари…ты поправишься, я уверен. – В палату вошёл Пабло с какой-то коробкой.
– Уходи! – приказала я.
– Марисса я хотел…
Тогда я не выдержала, с тумбочки взяла вазу с цветами и швырнула в него!
– Уходи, я сказала!!!
– Пабло тебе действительно лучше уйти! – спокойно сказала Соня.
Он поставил коробку на стул и вышел из палаты.

– Ай,…я…чувствую… левая нога…
– Что? – спросил доктор.
– Меня что-то кольнуло!
– Извините?
– Я чувствовала в течение нескольких секунд левую ногу…
– ??? да…такое возможно. Вы находитесь в больнице уже несколько недель, возможно операция и уколы дали о себе знать…
– Я смогу ходить?
– Не могу ответить. Многие чувствуют ноги, но не ходят. Как вы смотрите на то, если мы перевезём вас к моему брату.
– Куда? Зачем?
– Куда – это сложный вопрос для меня. Но зачем я ответить вам могу. Он врач и работает в Европе. Неделя в Англии, неделя в Германии, иногда приезжает в США и Бразилию. Проводит конференции и самые сложные операции, но только для тех, у кого есть…деньги.
– Для меня это не проблема. Позвоните ему. Я довольно состоятельная женщина, несмотря на мой возраст. – Уверенно сказала я.
– Хорошо. Пока отдыхайте, поговорите с матерью, она за вас очень переживает, а я договорюсь о вашем полёте.
– Конечно.
Врач вышел из палаты, и я осталась с мамой. Она подошла ко мне и обняла. Мы обе заплакали. Я понимаю, каково было ей. Она воспитывала меня, заботилась обо мне, любила меня, а кто-то перечеркнул всё. Она готова была жизнь отдать за меня, что бы я ни мучилась. И ради неё я должна была стать сильной, уверенной и научиться жить заново. Тяжело, но я должна справиться. 
– Почему ты ничего не сказала мне?
– Ты о чём?
– О ребёнке.
– Я не была уверенна, а потом…врач сказал, что мне будет очень тяжело, возможен выкидыш. Я побоялась, вдруг сглажу, даже Пабло не сказала. Я его потеряла? Да. – Лицо моей мамы изменилось, и я поняла, что ответ очевиден. Конечно, потеряла – …а теперь, теперь мне очень больно…мам, очень больно. Вдруг я больше не встану? Что тогда будет? Я не понимала людей, которые в сложной ситуации не действуют, теперь я в такой ситуации и действовать я не могу. Не я королева на шахматной доске, я лишь пешка! 
– Не говори так! 
– Говори, не говори, толку нет, всё равно. 
– Мы постараемся! Миа поможет, ты будешь за границей, а она будет вести ваше агентство.
– Она станет единственным руководителем, а я буду общаться с ней через телефон и электронную почту. Буду вести фирму через сестру.
– Правильно, не унывай, я с тобой поеду.
– Нет. Я уеду одна. Я сама должна преодолеть это. Ты будешь знать, где я, но больше никто не узнает обо мне, тем более Пабло. Ладно?
– Я для тебя всё сделаю, но может, будет лучше, если я буду рядом?
– Нет, я твёрдо решила! 
– Мари…
– Всё будет хорошо.
Как только мама ушла, я попросила медсестру подать мне коробку, которую принёс Пабло. Внутри лежала белая роза, а к ней была привязана красной лентой крошечная коробочка. Я открыла её, внутри лежало кольцо. Оно было очень красивое и аккуратное, нежное. Я одела его на безымянный палец, оно было великолепно. Но принять пока я его не могла. Слишком большая рана на моём сердце. Ей надо успокоиться, затянуться, а уже потом задуматься о прощении.

Как трудно понимать,
Когда вокруг всё чуждо.
Как трудно мне дышать,
Когда ушло то чувство.

Когда проснёшься утром,
Поймёшь, что позабыла,
Я сердце ноет рьяно,
О том, что полюбила.

Захочешь ты отвлечься,
Но нет того признанья,
Слеза опять прольётся
Заснёт очарованье.

Жизнь так проходит мимо,
Ты борешься с рассудком
Любовь была красива
Порой бывало жутко.

Но прошла ли она?
Я оставила коробку с цветком и кольцом на стуле, в палате.

Через неделю меня перевезли в Германию, там я пережила очень сложную операцию. Её итог я не чувствовала, но врач сказал, что это нормально. Мне было немного одиноко и скучно. Я общалась по телефону с мамой и Мией, дела в агентстве шли великолепно, правда во всех газетах и журналах писали о моей трагедии и рассуждали, есть ли у меня шанс на излечение. Но странная штука, никто не осмелился написать, что я инвалид по вине Пабло! Никто! 
По вечерам я смотрела телевизор и однажды совершенно случайно включила канал, где очень красиво танцевала пара. Меня это заворожило…
– Я тоже так хочу! Я должна встать! Я должна танцевать! Я буду!
Я попросила медсестру купить мне программу и несколько записей с латиноамериканскими танцами. Я почти не пропускала ни одной музыкальной и танцевальной программы. У меня появилась цель! И я знала, как можно эту цель связать с моим бизнесом. Ведь как никак я была модельером! Я рисовала новые платья, костюмы, которые были полны жизни. С каждым танцем на моём листке появлялась новая зарисовка. Меня вдохновляло. Муза посещала мой мир, когда я видела, как танцуют другие. Потом по ночам я дорисовывала моё произведение, и на листке появлялись красивая женщина или мужчина в шикарном костюме. После того, как в моей папке скапливалось около пятидесяти готовых моделей, я отправляла специального курьера, который доставлял всё Мие. Она была очень удивлена, откуда у меня столько идей. Её хотелось создать коллекцию и устроить показ, но я решила, что показ будет устроен, только когда я его одобрю, а одобрю я его, когда встану. Поэтому швеи шили, а Миа давала только свои показы, но в них было несколько моих моделей, для поднятия духа. И они имели невероятный успех. Все ожидали следующих, но их было очень мало, я решила, что полный показ я устрою сама. Этот показ должен был произвести фурор. 
Время шло, после Германии меня перевезли в Италию. В больнице мне выделили сиделку, которая мне помогала, прийти в себя после ещё одной ужасной операции. Когда мне было очень тяжело, она включала для меня записи, и я мысленно создавала новый эскиз. Идей было много, и хотелось воплотить их в жизнь, но операции почти не давали результатов. Единственное, что я начала чувствовать, это тепло ног. Для меня это уже что-то значило,…хотя я и не могла ими шевелить. Всё чаще во сне я видела или свою смерть или мой танец в ослепительно белом платье. Я не знала, что это значит, но меня это немного беспокоило.

Я скучала! Меня одолевала тоска. Я хотела вернуться домой, но не могла. Я ведь не прошла ещё и половины пути, а мне казалось, что целую вечность я не была дома. Да….тяжко. Но однажды ко мне в палату вошёл мужчина лет тридцати. Это был мой лечащий врач, Майкл, я мало с ним общалась, только перед операциями.
– Здравствуйте Марисса!
– Здравствуйте! 
– ООО, вы очень хорошо выглядите. 
– Спасибо.
– Я хотел узнать, как вы себя чувствуете?
– Нормально, но если честно мне очень скучно здесь. Мне не хватает свободы.
– Тогда я приглашаю вас на прогулку. Да, отказы не принимаются.
– Но…
– Я сам беру всю ответственность на себя. И потом вы возите с собой столь огромный чемодан, должны же вы его открыть, в конце концов.

Я засмеялась, возможно, впервые за долгое время.
– Тогда я согласна.
– Вот и отлично. Я жду вас около выхода. Валентина (так звали мою сиделку) помогите ей.
– Конечно, доктор.

Он вышел из палаты, а Валентина стала давать мне наставления. Она была намного старше меня и считала меня как за внучку. Я её сразу полюбила.
– Он очень хороший человек, и когда ты отходила от операции, всегда спрашивал о твоём здоровье. Я думаю, переживал.
– Почему же я его тогда так мало с ним разговаривала?
– Не знаю, работы у него много. Ты не отфутболивай его сразу. 
– Да о чём вы говорите?
– Мало ли, в нашей жизни сейчас всё бывает.
– Хм, обязательно.

Валентина, помогла мне одеться, уложить волосы и накраситься и спустила меня вниз.

– О, кого я вижу. Вы прелестны Марисса и я уверен, свежий воздух вам не повредит.
– Я тоже так думаю.
– Валентина, мы приедем не скоро, вы свободны на сегодня.
– Но как же вечером?
– Не волнуйтесь, я позабочусь о ней.

Мне, конечно, было приятно, когда обо мне заботились, но я была всегда самостоятельной, и меня это устраивало. А сейчас, незнакомый человек, проявляет такое внимание ко мне. Это немного настораживало.
Валентина ушла, а Майкл повёз меня на инвалидной коляске к его машине.
– Вы не против, если мы поедем на машине?
НЕТ! НЕТ! МАШИНА! ЧЁРНЫЙ ДЖИП, КАК В ТУ НОЧЬ! БОЖЕ…
В моём сознание невольно вспыхнул тот фрагмент. Наша ругань, а потом резкий звон, вспышка, удар и… Я должна была перебороть себя. Мне нужно было перейти через эту ступень, преграду, ведь если всё получится, мне всё равно придётся сесть за руль…
– Конечно, не против. Я всегда любила машины и быструю езду. И давайте перейдём на ты?
Эти слова дались мне очень тяжело, а чего стоила улыбка на моём лице!
– Отлично. – Ответил Майкл. На его лице читалось удивление и легкое недоумение. А я поняла, что он мне и поможет. Он станет моим другом и спасителем. Я в это поверила.

Прошло ещё четыре месяца после той прогулки. Я пережила одну операцию в США. Было…невыносимо, но мне помог Майкл. У нас завязался роман. Он очень привязался ко мне, а я к нему. Но я не чувствовала того, что я чувствовала к Пабло. Майкл стал близким для меня человеком, но чувства всё равно были не те. Как это не трагично, но да… Я всё ещё любила Пабло. Любила всей душой и всем сердцем. Я хотела ненавидеть, но у меня не получалось. Когда я случайно читала какие-то статьи из газет или журналов по моим щекам текли слёзы. Как он там? Как без меня? Но я сама это выбрала, и я имела на это право. 
– “Теперь многие считают, что ты недостоин меня. Но это не так! Они ошибаются! Ты хранитель моего сердца, ты часть моей жизни, ты моя любовь. С тобой моё прошлое, мои мечты, с тобой… мы ведь хотели пожениться, а потом всё раз… пропало, исчезло, разрушилось. Ты меня предал, изменил мне. Как ты мог? Ты же знаешь, что нет ничего хуже для женщины, чем измена. Когда ты с другой девушкой, у меня внутри всё обрывается. Я погибаю. Мне нужны силы, но у меня, их нет, потому что нет тебя…ты с другой. Кто я теперь для тебя? Воспоминание? Бывшая любовь? Цель, которую ты достиг? Кто? Узнаю ли я когда-нибудь ответ на мой вопрос? Не знаю…

Часть меня – это ты,
Часть судьбы – всё мечты,
Часть любви, как стихи,
Часть души, тоже ты!
Ты мой ангел!
Ты спаситель!
Ты любовь,
И ты мой хранитель!

Да, теперь я живу без тебя. Теперь у меня другая жизнь. Теперь я с Майклом. Но воспоминания режут меня изнутри, и я истекаю кровью и слезами, дорогими слезами. Может я в чём-то и виновата перед тобой? Может, я мало находилась рядом? Не обращала внимания на мелочи семейной жизни? Была более жёсткой и требовательной? Но я ЛЮБИЛА тебя! ЛЮБИЛА и ЛЮБЛЮ! А ты так сурово обошёлся со мной. Ты сломал то, что я создавала годами. Так за что я тебя люблю? Не знаю….Пока ты не заслужил моего прощения, но я верю, что мы ещё встретимся, и эта встреча перечеркнёт нашу жизнь, нашу судьбу”

– Мари нам пора? – раздался голос Майкла.
– Да? Уже?
– В США это будет последняя операция. 
– А много их ещё? У меня одни шрамы на ногах? Я же не смогу больше никогда надеть юбку?
– Наша цель, чтоб ты встала. Если встанешь, мы перевезём тебя во Францию, где будет проведён специальный курс массажа. От твоих шрамов не останется и следа.
– Правда?
– Да, но до этого нам далеко.
– Но я же чувствую тепло…
– Ты чувствуешь, что внутри кровь. Мы сделали тебе уже много операций, очень много для тебя. У нас не было на это права, но ты согласилась. Если всё пройдёт нормально эта операция станет переломом в твоей болезни.
– Я тебя не понимаю…
– Это твой последний шанс…
– Майкл…
– Поехали нам пора, операционная уже готова.


Меня повезли. Его слова отражались эхом в моём сознание…
– ” Мой последний шанс, последний шанс…”

Две недели я была как в тумане. Было нереально сложно…. Как я мучилась… то у меня был жар, то меня бросало в холод, я резко теряла сознание, меня пронизывала боль. Чувства меня переполняли.
– “Что же скажет Майкл? Что он скажет?”
В один из вечеров я рисовала, рисовала женщину в белом платье. Она была из моего сна. Также великолепна и красива. Рядом с ней я дорисовала высокого блондина в чёрном смокинге. Складывалось такое впечатление, что они как будто только сошли с обложки какой-то сказки. Такие же влюблённые и счастливые.
– “Это Пабло и я!” – Я вспомнила, как когда-то он учил меня танцевать вальс, только теперь я представляла тот танец немного другим, более взрослым и чувственным. Мои воспоминания прервал Майкл.
– Ну что нам пора!
– Куда?
– В процедурную…
– Зачем???
– Ого, я вижу, ты нарисовала прелестную пару! Девушка очень похожа на тебя, а кто этот мужчина?
– Плод воображения. Ты не ответил на мой вопрос.
– Мы снимем тебе швы, сделаем один укол и посмотрим на твою реакцию.
– А она должна быть?
– Да, поехали…

Он посадил меня в коляску и повёз в процедурную. Я немного не понимала, что должно было произойти, но, может, сейчас речь шла о “Последнем шансе”??? А что если да? Меня охватило волнение.

Он пересадил меня на стол и стал снимать швы. Обычно я ничего не чувствовала, но сегодня мне было щекотно, даже немного неприятно.
– Ой…
– Что?
– Больно, ты поаккуратней, пожалуйста…
– Ты чувствуешь?
– Да, мне немного неприятно…
– Сейчас я сделаю укол, а ты скажешь, что ты чувствуешь. Ага?
– Ладно.
Он сделал мне какой-то укол, от которого я почувствовала холод.
– Мне холодно, а теперь ноги немеют или затекают…брр
– Очень хорошо…
– Ничего хорошего…
– Когда я тебе скажу, попробуешь пошевелить ногой или хотя бы пальцем. 
– Ладно…
– Давай расслабься и потихоньку…
– Не получается.
– Ещё раз говорю, расслабься, сделай это невольно, непринуждённо…
И я решилась. Мне представился танец, красивый вальс в белом платье, я подумала о том, как бы вытянула носок, будь я балерина и… у меня получилось… я пошевелила ногой, я сделала лёгкое движение…
– Да!!! Ты это сделала!!! Мы добились!!! У меня нет слов!!! Мари… Солнце моё…ты…я… тебя люблю…
Эти слова перевернули что-то…я много раз их слышала, но я слышала их от него…
Я пошевелила ногами. У меня получилось. Я смогла. Я воспользовалась последним шансом. Теперь у меня есть перспектива…

Ну, вот прошло ещё три месяца, больше не было никаких операций, я зажила заново. Майкл водил меня в специальные спорт залы. Он помогал мне, оказывал поддержку, стал моим тренером. Уже почти свободно я шевелила ногами, но сделать первые шаги у меня не получилось. Я была слишком слаба, поэтому я ела, пила витамины, делала зарядку. Но в один из наших вечеров произошло чудо…
– Давай ты будешь держать меня сзади, а я попробую идти. Как ты на это смотришь? – предложила я.
– Положительно. Возьмись руками за поручни, не бойся, я сзади, давай, теперь потихоньку передвигай ногами…вот так, а теперь я немного ослаблю хватку…
Я взяла всю волю в кулак и пошла. Потом Майкл отпустил меня окончательно и, держась за перила, я сделала первые шаги. Шаги к счастью, к новой жизни. Потом я поцеловала Майкла в знак моей благодарности. 
– Теперь ты можешь вернуться домой.
– Нет, я хочу усовершенствоваться. Я хочу танцевать. Не просто так. Я хочу научиться профессионально, танцевать. Ты мне поможешь?
– Понимаешь, я не хочу рушить твои мечты, но чтоб ты смогла танцевать, как ты говоришь профессионально, у тебя на правой ноге должна быть прямая кость. Ты и так будешь ходить немного хромая на это ногу.
– Это можно исправить?
– Можно, сделав ещё одну операцию, но…
– Так давай сделаем.
– Я понимаю, что после того, что ты пережила, эта операция для тебя сущий пустяк, но это не так!
– В чем проблема?
– Я не знаю исход этой операции. Он может быть положительным, а может и нет.
– Я не понимаю тебя.
– Если операция пройдёт успешно, ты будешь танцевать, как профессионал. Конечно, после долгих тренировок, а если нет, то твоя правая нога будет неподвижна…
– Прости?
– Я не знаю, как всё пройдёт, ты можешь потерять всё из-за этой операции. Тот путь, который ты прошла, будет напрасным. Ты или встанешь или будешь прикована к креслу.
– Я могу выбрать?
– Конечно, это твоя жизнь, но я бы не стал так рисковать.
– А я стану.
– А если ничего не получиться?
– Значит такова судьба.
– Это глупо! Смешно! Ты не понимаешь всю серьёзность!
– Понимаю. Куда мы полетим?
– В Бразилию.
– Пакуй чемоданы.

Через две недели мы полетели в Бразилию. Майкл хотел перед операцией отвезти меня домой, но я отказалась. Я решила, что с родными мне лучше общаться по телефону. Пока я не говорила о моих успехах. Лучше пускай они, потом всё увидят. Для них я была всё ещё прикована к коляске. Хотя, возможно, скоро так и будет. 
Близился день операции. Я немного волновалась. Я уже могла сама передвигаться с помощью палочки, поэтому за день до операции, я пошла одна гулять. Я бродила по закоулкам города, ела мороженное в парке, зашла в несколько магазинов. Как приятно ходить! Ты совершенно другой человек, когда ты на ногах. Ты как будто иной, и перед тобой открывается куча возможностей. Я немного не осознавала всё происходящее. А когда задумывалась, становилось страшно. А вдруг это последний раз, когда я хожу? А что если так? Я же не переживу. Мда…

Пришло время операции. Я уже лежала в операционной. Анестезиолог дал мне электроанестезию.

– Мари считай от ста в обратном порядке…
– Сто, девяносто девять, девяносто восемь…аааах.
– Всё начинаем…

– Что это?
– Что?
– Доктор… пере дозировка, анестезиолог…
– Ослабьте хватку, быстрее ослабьте хватку, вы можете отравить её наркозом,…что вы делаете? Не спешите!!!
– Давление падает…
– Введите лидокаин и адреналин, быстрее…
– Осторожнее…
– Давление падает….
– Да что же это?
– Вы сделали слишком сильный приток…
– Операция подходит к концу. Заканчиваем в ускоренном темпе.
– Да перестаньте снабжать её наркозом. 
– Мы уже заканчиваем…

– Мари…Марии…очнись….
– Мммммм
– Давай проснись, просыпайся….
– Я не сплю… меня тошнит….
– Всё хорошо, так и должно быть…
– Угу…
– Операция была сложной, ты только ногой не шевели, она в гипсе, ещё не так срастётся всё. Проблем потом не оберемся.

Но срослось всё нормально, через четыре недели мне сняли гипс и несколько швов.

– Майкл, ну что нормально всё?
– По рентгену да…
– А так?
– Похоже, что нам с тобой очень везёт…
– Ааа…
– Да, ты будешь танцевать. Определённо!
– Майкл, ты лучший.
– Всё для тебя.
Он меня нежно поцеловал, а я ответила ему взаимностью. Он стал для меня особенным человеком. Ему я многим обязана. Он оперировал меня и всегда был рядом. Теперь мне остался лишь курс массажа во Франции и личный тренер по танцам.

– Мари ты полетишь через два дня, а я через неделю, мне надо провести ещё несколько операций и одну лекцию. Малыш не беспокойся…
– Но…
– Я уже обо всём договорился, Там тебя встретят и всё буде хорошо. 
– Спасибо.

Вот так одна я и перелетела во Францию, меня там действительно очень хорошо встретили. Но меня больше радовало то, что я жила не в больнице, а в съемной квартире, которая была довольно уютная. Каждый день меня возили на массаж, а потом я училась танцевать. Неделя была замечательной, но я уже ждала Майкла. Его не хватало…
Про Пабло я старалась не думать, потому что было очень тяжело. Слов не хватит, чтоб описать, что я чувствовала к нему.

Ну, вот сегодня должен прилететь Майкл. Я приготовила ужин и ждала его. Было скучно, поэтому я включила спортивный канал, по которому шли показательные выступления латиноамериканских танцев. Но потом программу резко оборвали.
– Мы прерываем программу из-за экстренного сообщения. Разбился самолёт *** на котором летели врачи Европы, такие как, Вероника Винте, Якал Тиару, Майкл Контри, Дин Грей и …. Также на самолёте присутствовали несколько пациентов. Самолёт разбился над Атлантическим океаном. Причины пока неизвестны. 
– Нет….Майкл.
Слёзы полились из моих глаз. Теперь меня покинул Майкл. Шанса, что он остался в живых, почти не было. Теперь я не смогу с ним поговорить, поблагодарить за то, что он сделал для меня, сходить в парк. Почему жизнь так несправедлива? Почему всё так изменилось? Почему меня оставляют близкие мне люди? Почему!? Чем я это заслужила… Я ведь теперь даже не смогу с ним проститься, его тело где-то далеко. Не со мной…

Я очень болезненно перенесла разлуку с Майклом. Но жизнь продолжалась, моё лечение подходило к концу. Я научилась танцевать, ходила уже почти не хромая. В моей папке накопилось очень много моделей, несколько коллекций прям. Последняя коллекция была посвящена моему спасителю, Майклу. Все модели были в темных костюмах. Это были особые эскизы. Даже грустные немного. Потихоньку я стала готовиться к отлёту домой.
Я не была дома почти полтора года и вот через несколько дней я буду в Аргентине. Я позвонила Мие.
– Алло.
– Миа!
– Да, простите, а вы кто?
– Ну, вот и последняя извилина улетучилась!
– Мари!!!!! Боже мой!!! Как ты? Как твои успехи, я так давно тебя не слышала, один mail, да и только…
– У меня всё нормально, я домой возвращаюсь.
– Что? Ты… ты ходишь?
– Ну, так – мне не хотелось все карты сразу раскрывать. – Мне нужна твоя помощь. 
– Какая?
– Во-первых, сними мне приличную квартиру, но ничего никому не говори. Во-вторых, тебе пришли новые коллекции, ткани, украшения?
– Да, всё пришло.
– Тогда начинай их оформлять. Ткани, пошив – всё в рыжей папке. Показ будет сразу после моего возвращения. Начни с 9, 13 и 7 коллекции. Первыми мы их выставим.
– А…
– Зал оформи в оттенках рыжего, но только в оттенках, сам рыжий должен присутствовать по минимуму. Модели подбери сама, я на тебя рассчитываю. 
– Столько всего…
– Да и всем говори, что это твой показ. Маме ни слова, о моём прилёте, никто не должен знать, что я в Аргентине, это будет большой сюрприз. На показе должно быть много людей. Заворожи их, пригласи репортёров, знаменитостей, ну как обычно, а ещё телевидение можешь подключить. 
– Всё? 
– Да почти…
– Когда ты прилетаешь?
– Через четыре дня. Встречать меня не надо, пришли за мной водителя, а у водителя пусть будут ключи от квартиры. 
– Но я хочу тебя увидеть!
– Ты увидишь меня на показе!
– Что? Так долго?
– Да… и последний вопрос…. Как там Пабло?
– Никак. Работает. У нас много времени проводит. Он с Мануэлем с Алеком (сын Мии и Мануэля) играют. Пабло в нём души не чает…у него никого нет.
– Понятно, ну, ничего. Звони, если, что не так. Кстати, я вам такие классные подарки купила!
– А ты где сейчас?
– В Париже!
– Ааааа…. Мари ты только не забудь привезти мне оттуда духи ***. 
– Я уже купила. 
– Я тебя обожаю…
– Пока.
– До связи.

Вот вроде бы и всё! Конец моему лечению. Конец мукам, конец переживаниям, хотя нет, нужно провести один показ, а после, я решу, что делать дальше. Этот показ должен будет открыть дверь мне обратно в реальную жизнь, поэтому я хотела, что бы всё прошло идеально. 
Пока я оставалась в Париже, я решила зайти в один салон.
– Здравствуйте, я могу вам помочь? – Спросила девушка, которая работала здесь.
– Да, я бы хотела поговорить с лучшими швеями.
– Наверное, вам лучше поговорить с модельером, швеи только шьют…
– Я сама модельер, мне нужно, чтоб для меня здесь сшили платье.
– Я боюсь, что начальство этого не одобрит.
– Меня зовут Марисса Пиа Спиритто.
– Вы… та самая …
– Какая?
– Вашими моделями многие восхищаются, но поскольку вы были…
– Я вернулась и где-то через несколько месяцев, я выставлю три главные коллекции. Так с кем мне нужно поговорить?
– Я позову модельера…

Спустя несколько минут, ко мне спустилась приятная женщина лет сорока.

– Здравствуйте, мне очень приятно, что ВЫ решили зайти в мой салон, это честь для меня.
– Спасибо, но мне нужна ваша помощь.
– Конечно, пройдёмте за мной в кабинет.

– Садитесь, пожалуйста. Что вы будите? Сок, чай, кофе…
– Сок, Итак я хотела бы, чтоб ваши люди сшили для меня платье.
– Какое?
– Вот это. – И я достала из папки рисунок.
– Да, вы превосходите все наши ожидания. Оно великолепно…
– Приятно, у меня нет здесь оборудования и нужных людей, поэтому я к вам и обратилась.
Женщина перевернула листок и прочитала все требования и ткани.
– Это очень сложный пошив. Вы будите работать с нами?
– Смотря сколько это, займёт времени. 
– Месяца два, не меньше.
– Меня это не устраивает. Нужно быстрее. 
– Но ткани! Эти ткани не найти просто так. А жемчуг, я вообще не представляю, где взять такое количество натурального жемчуга.
– У меня есть. Нити, выкройки, ткани, украшения… – одним словом всё, что нужно. Мы сможем это сшить за неделю?
– Нет, две недели минимум, если мы будем работать без передышки. Расшивать, как я поняла надо вручную?
– Да. На расшивку выделите четырёх – пяти человек. Я попрошу привезти мне всё немедленно, и мы начнём работу. Как вы на это смотрите? За оплату не беспокойтесь, и я ещё дам вам пригласительные билеты на мой показ.
– Я согласна.
– Тогда предупредите всех о таком повороте событий.
– Хорошо.

Это платье немного перевернуло мои планы, пришлось всё сдвинуть, поэтому через три дня я позвонила сестре.

– Алло Миа?
– Да, Мари.
– Я не прилечу…
– Что? Что-то случилось?
– Да, я прилечу через две с половиной недели. Мне нужно закончить одно дело. Показ устроим через полтора, два месяца после моего прилёта, я думаю, нам всё же придётся до него встретиться…
– Угу, я уже сообщила о ближайшем показе. Моделей я взяла своих, швеи приступили к работе, у нас всё получиться, вот только Пабло…
– Что с ним?
– Он в больнице.
– Не поняла…
– У него сотрясение мозга, он в аварию попал, пьяный сел за руль.
– Это серьёзно?
– Сотрясение лёгкое, его машину Мануэль уже продал, скоро купит новую. Мари он твоё имя постоянно повторяет, а один раз он бредил, и прощения у тебя просил. Сердце разрывается, когда я на него смотрю.
– Я поняла.
– Нет, ты не поняла, тебя нет рядом, ты не видишь, как он страдает. – Её голос перешёл на крик.
Её слова меня сразили, словно гром среди ясного неба. К горлу подступил ком.
– Он не видел, как я страдала! Как я плакала и переживала! Как мне было больно и тяжело, когда я потеряла ребёнка, заметь его ребёнка. Я не могла ходить, я погибала, а он, наверняка, периодически ходил на поиски ночной игрушки! Если бы не Майкл, я бы сейчас не разговаривала с тобой!
– Майкл? Врач?
– Да, мы встречались, и он любил меня, а я не могла,… не могла забыть Пабло.
– Мари… я не хотела…
– Никто ничего не хотел, ладно я позвоню ближе к делу, пока…
Я отключила телефон. Слова Мии меня очень задели.
– “Как она могла сказать такое мне? Как будто я бесчувственная леди, никого не вижу и ничего не слышу”
Но об этом разговоре я больше не думала, я целиком и полностью погрузилась в работу. Две недели пронеслись стрелою. Утром я ходила на танцы, а потом весь день и вечер занималась платьем. Результат был очевиден. На листке бумаге оно было неотразимо, но когда мы его сшили и расшили жемчугом, оно было восхитительно. Я щедро отблагодарила людей, которые мне помогали, а потом полетела домой…
– Алло, Мари, во сколько ты прилетаешь? Я приеду вместе с водителем. Вдруг понадобиться помощь.
– Утренним рейсом, в 9:45.
– Я буду ждать.
– Хорошо.
Может оно и к лучшему, что я увижу Мию перед показом.

Я спускалась по трапу и думала, как всё изменилось, моя жизнь, жизнь близких мне людей, город, в котором я жила…

Миа увидела, как к ней приближается девушка в строгом тёмном костюме, на высоких каблуках. 
– Что не узнаёшь теперь даже сестру?
– Мари?
– А кто ещё?
– Ты неузнаваема! Такая эффектная, но твоя походка!
– Что с ней?
– Она уверенная! Ты твёрдо стоишь! Я в шоке. – И она набросилась на меня с поцелуями. – Я так скучала по тебе, тебя так не хватало. Хорошо, что всё закончилось.
– Да, хорошо. Поехали, где машина?
– Около дверей.

Мы сели в машину и Мия начала рассказывать мне обо всех успехах, как протекают дела в агентстве. Её слова меня очень порадовали, мы заехали в ресторан позавтракать, но и там она не умолкала.
– Мари, я не знаю говорить или нет, но наверное я всё же скажу, Пабло выписали.
– Что-то быстро.
– Не быстро. Он сразу же вышел на работу. Он не слушает ни меня, ни Мануэля.
– Он нормально себя чувствует?
– Говорит да, но на нём и лица нет.
– А на мне оно есть?
– Есть и очень красивое.
– Спасибо. – Сказала я и улыбнулась.
– Ну что, на какое число показ устраивать?
– Как и говорили через полтора месяца, я думаю в двадцатых числах, в пятницу.
– Хорошо, я выберу число, и в завтрашнем выпуске газеты ты его узнаешь.
– Ладно, ну что поехали? Мы тебя вначале завезём в агентство, а я потом поеду в квартиру, которую ты мне сняла.
– ОК, ты будешь в восторге.
– Я тоже так думаю.
Мы оплатили счёт и поехали. Завезли Мию, а потом я попросила водителя завести меня в больницу, в которой я лежала первоначально.

– Здравствуйте. Могу я увидеть доктора Контри. Я его пациентка.
– Конечно, он в своём кабинете.
– Спасибо.
Я поднялась к нему, он сидел и что-то разбирал, справки какие-то. Потом он поднял голову и увидел меня.
– Здравствуйте Марисса.
– Здравствуйте, я хотела бы выразить вам мои соболезнования…
– Спасибо, но давайте не будем разговаривать на эту тему, мне тяжело, но и вам не легче. Как я вижу, вы отлично себя чувствуете.
– Да, он поставил меня на ноги. 
– Я рад, так что вас привело ко мне?
– Я хотела бы вас отблагодарить.
– Меня? За что?
– Вы тоже сделали для меня немало, и я хочу отдать вам чек, который принадлежит Майклу. – Я протянула листок к врачу.
– Я не могу этого взять.
– Возьмите. Как вы его используете, это ваше дело. Это всё равно ничтожно мало по сравнению с тем, как он помог мне…
– Марисса…
– Возьмите и всё тут. И ещё, я надеюсь увидеть вас на показе, как почётного гостя.
– Я там буду.
– Вот и отлично. До скорой встречи.
– Подождите, когда вы улетали, вы кое-что забыли. – Он достал из шкафа коробку и протянул её мне. – Это ваше.
– Спасибо.
– До свиданья.
Я сразу же её узнала. Это коробка, в которой лежала роза и кольцо. Только когда я села в машину, я захотела её открыть.
– Отвезите меня в квартиру, адрес вам должна была дать Миа.
– Конечно…
Мы тронулись с места и только тогда я её открыла. Всё также там лежала белая роза, только теперь она была засохшая, а к её ножке была привязана коробочка. Открыв коробку, я увидела знакомое кольцо. Как и в тот раз, я смотрела на него с очарованьем, только теперь я одела его, а не убрала.
– “Может, просто время пришло?” – подумала я.
– “Может быть” – сказал другой внутренний голос.

Вот и настал тот долгожданный день. День, когда я снова выйду в жизнь, день моего долгожданного показа. С самого утра я волновалась, но Мия чувствовала себя не лучше, она боялась скандала, вдруг что-то не так пойдёт. Поэтому рано утром мы отправились в студию, готовить моделей, самим одеваться и устранять неполадки, которые обычно появляются так неожиданно.
– Мари, я совсем забыла тебя спросить, а в чём ты выйдешь на подиум?
– В платье.
– В каком?
– Увидишь.
К нам подошёл молодой человек.
– Привет Марисса, я готов, куда мне пройти?
– В третью комнату, я приду к тебе через пол часа.
– Хорошо, жду.
Мия удивлённо посмотрела на меня.
– Это кто?
– Мой партнёр.
– Зачем он здесь?
– Он поможет мне выйти на подиум.
– Ты же нормально ходишь, что ты задумала?
– Увидишь.
– Опять увидишь! Ты что мои нервы на прочность испытываешь?
– Нет, нет, просто всему своё время.
– Ну-ну.
Тем временем.
– Пабло, что ты сегодня вечером делаешь? – спросил Мануэль.
– Ничего, если вы разрешите, пойду с Алеком в парк.
– Нее, так дела не пойдут.
– Не понял.
– Сегодня у Мии показ, пойдём на него вместе.
– Я не хожу на показы с тех пор, как…
– А сегодня поёдёшь.
– Не могу.
– Пабло, да брось ты! Хватит дурью маяться, ты не виноват!
– Виноват, теперь я даже не знаю где она…
– Хватит! Сегодня ты пойдёшь со мной.
– Не…
– Да, не обсуждаем.

Настало время показа, Миа судорожно колотила руками в мою дверь.
– Входи.
– Ааа я бббоюсь… мммм…вдруг я что напутаю? А? Ты меня быстро убьёшь? Или медленно в судорогах? Ой,…йой…ой…
– Успокойся. Твои показы всегда великолепны!
– Правда?
– Конечно, иди смело и неси им всякую чушь, а потом улыбайся во все 32!
– Да, я так сделаю…
– Всё иди, у тебя осталось несколько минут.
– Угу, мы сможем Мари, сможем…
– Ты себя успокаиваешь или меня?
– Себя!
– Тогда иди, уже музыка зазвучала.
– Да…
Ну, вот она и ушла. Что будет дальше? Дрожь пробежала по моему телу, я накинула на себя тёмный плащ, чтоб не испачкать платья, и пошла ближе к подиуму за тюль.
– Здравствуйте дамы и господа! – начала свою речь Миа. – Вот и настал день столь долгожданного показа, может, вы думаете, что это очередной мой показ, но вы ошибаетесь. 
Все смотрели на Мию с восхищением, она их заинтриговала. Пабло стоял и думал, что сейчас она выкинет. Мануэль гордился, что у него такая жена. Соня и Франко немного не понимали, к чему же она клонит. А бывшие ученики “Элитного пути” как и всегда, ждали от неё чуда. 
– Сегодня не мой день, и здесь будут не мои модели. Вы увидите долгожданный показ…Мариссы Пиа Спиритто! 
Из зала стал доноситься шепот.
– Не может быть?
– Ты думаешь это правда?
– Она вылечилась?
– Как она выглядит?
– Она выйдет на подиум?
И так далее…
– Но это ещё не всё господа – продолжала Миа. – Она лично выйдет сюда в конце показа и даст вам мини интервью.
– Девочка моя! – простонала Соня.
– А теперь смотрите и наслаждайтесь коллекцией!
Пабло стоял в оцепенение, неужели сегодня он её увидит. Его сердце бешено стучалось, но оно стучалось не только у него. Зал был поражен коллекцией, но больше всего их волновала Марисса. Все мучались в догадках, как она выйдет или выкатиться, ходит она или нет, что стало с её жизнью? 
Два часа пролетели незаметно, Миа вновь поднялась на подиум.
– А теперь встречайте самого модельера! Мари, мы ждём тебя!
– ” Вот сейчас я выйду!” – подумала я. – Жан ты готов?
– Всегда.
Зазвучала медленная музыка, я быстро скинула с себя тёмный плащ и осталась в одном белом платье, которое я так часто видела в своих снах, представлениях и над которым мы так долго работали. Жан обнял меня за талию и закружил в вальсе. Я и не заметила, как быстро мы оказались на подиуме. Мы танцевали, и я чувствовала на себе взгляды.
– Она восхитительна!
– Великолепна!
– Она богиня!
– Какие движения!
– Она на ногах!
– Она была моей!
– Девочка моя!
Танец закончился, и я взяла в руки микрофон.
– Добрый вечер! Мне приятно, что вы все здесь. Я встала и представляю сейчас свою коллекцию. Надеюсь, вы её оценили, но я бы хотела немного рассказать вам о ней. Самые первые модели посвящены Майклу. Это врач, который спас меня и который поставил меня на ноги. К сожалению, мы его не видим, он разбился на самолёте, но мы помним его и я знаю, что он рядом. Мама, не плач, теперь я здесь, я рядом и больше никуда не поеду. Это всё для тебя!
– Девочка моя! – в который раз произносила Соня.
– А теперь у кого есть ко мне какие либо вопросы, спрашивайте, я отвечу на любые десять вопросов.
– Где вы били?
– Я находилась заграницей.
– Зачем?
– Я не могла ходить, теперь, как видите, я на ногах.
– Кто сбил вас?
– Это закрытая тема. – Удар был прямо в сердце.
Потом прозвучало, ещё несколько вопросов, я увидела, как из глубины тянет руку мужчина в светлом костюме, я его спросила.
– А вы бы могли простить человека, который перевернул вашу жизнь
Это был Пабло. Такой красивый и родной, любимый и желанный.
– Смотря кого.
– Меня Мари, меня…
Я подняла правую руку, на которой было кольцо
– Видишь?
– Нет.
– Подойди.
Он подошел и посмотрел на мою руку.
– И?
– Я простила…. Как мне не было больно, но я люблю тебя.
– Мари, я очень тебя люблю, ты та, кого я искал всю жизнь, ты моя судьба. После этого случая я каждую ночь просил бога, о твоём прощении и он услышал меня…
Он подошёл ближе и поцеловал меня, больше вопросов не было. Все аплодировали.

Может кто-то и осудит меня, за то, что я его простила, но любовь слепа. Если вы полюбите кого-то по настоящему, вы больше не задумаетесь не о чём. Ваш любимый человек будет для вас радостью, силой, опорой, а главное тем, с кем вам хорошо. Поэтому если любишь, и знаешь, что тебя любят, попробуй простить. Не каждая женщина пойдёт на это. Не каждый может простить, а я попробовала. Ведь прощать это удел сильного…

by Eugenia

Их время

Открыть
46
0

Давай поговорим…

Открыть
41
0
У вас нет доступа к комментариям
Translate