Хотите добавлять новости на сайт? Создайте свой аккаунт или войдите. Создать аккаунт

Ночь в прачечной и её последствия

Просмотры: 151 Комментарии: 0

Утро пришло в Elite Way School, хотя его никто не просил. Лучик солнца заглянул в окошко комнаты, где жили четыре девушки. Три девушки уже встали и пытались разбудить четвёртую.

— Мари! Вставай! Сейчас Блас придёт! Опять хочешь провести все выходные в кабинете Гитлера? — будила спя-щую, которую, как вы уже поняли, звали Марисса Андраде. Марисса открыла глаза и сонно сказала:
— Лу-хи, вряд ли Гитлер захочет меня там ещё раз увидеть. А особенно после того, как я там вчера папенькиного сыночка чуть не убила! — Лухан разглядывала свою рыжую подругу, которая решила, что пока все заткнулись, она может спокойно поспать минуток пять. Но Мари это не удалось:
— И ты нам ничего не рассказала?- за-орала Лухан. — А я-то думала, чего это Бустаманте прибежал в нашу комнату и начал кричать, что сейчас он тебя прибьёт! Немедленно выкладывай всё! И по порядку!
Но Мари не суждено было рассказать эту исто-рию Лухан, по крайней мере, в ближайшие десять минут. Дверь с грохотом открылась, и на пороге показался «Ужас, Летящий На Крыльях Ночи», а попросту — Блас.
— Спирито!!! Вы почему в постели?
— Во-первых, я Андраде! Во-вторых, у меня есть имя, но для вас и ваших мозгов, в которых после общения с Мией не хвата-ет извилин, повторю. Меня зовут Марисса! А в-третьих, могли бы сказать спасибо, что я в кровати не с кем-то, а одна! — нагло ответила Мари, при этом она имела возможность любоваться Бласом, который за время её ко-роткого монолога успел изменить цвет лица аж пять раз. Сначала, Блас побелел, затем посинел, затем позе-ленел («Только бы его стошнило не на мою кровать, а на кровать Бустаманте! Жаль Бласу далеко бежать при-дётся, вряд ли успеет!» — подумала Мари), потом он снова побелел, а затем так покраснел, что стал похож на чайник-переросток. Но Мари ему об этом не сказала, а то вдруг пар из ушей пойдёт. А кофе никто не принёс, жаль кипяток напрасно тратить!
— Спирито! Тьфу, ты! Андраде… — заорал Блас.
— С каких это я пор Марисса Тьфу Ты Андраде?
— Десять замечаний! Нет двадцать!
— Ой! Дядя Бласик решил блеснуть знаниями арифметики! Браво! Браво! — Мари захлопала в ладоши.
— Быстро на урок, Андраде! — зло про-кричал Блас и вышел.

«День начался просто замечательно!» — думала Марисса по дороге в класс. Сейчас у них была история, а выслушивать нудные рассказы Хильды, о том, когда была какая война, и чем она закон-чилась, было ужасно скучно. Мари зашла в класс и села на свое место. Прозвенел звонок. Вошла Хильда, по-здоровалась с учениками и стала смотреть в журнал, думая кого бы вызвать:
— О! Коллучи у вас оценок нет! К доске!
Мия Коллучи начала отпираться, мол, почему, как что, так сразу она?
— Правильно! — сказала Мари, все с удивлением смотрели на неё. — И не смотрите на меня так, я стесняюсь…
— Ты и стес-нение, вещи несовместимые! — сказа, сидящий позади Мари, Пабло Бустаманте.
— Я не вещь, я — человек. А стеснение — это качество…
— Которого у тебя нет!
— Заткни рот, пока этого не сделала я!
— И как же ты это сделаешь?
— А вот так! — Мари развернулась к Бустаманте, при этом, взяв в руки скотч, и, сде-лав вид, что хочет его поцеловать, замотала ему рот скотчем. — Так ты хоть минуту помолчишь. И, наконец-то, я закончу ту фразу, на которой прервал меня этот моральный урод! — «моральный урод» в знак несогласия за-мотал головой. — Мию нельзя к доске вызывать! У неё и так одна извилина, да и та прямая! К тому же она за-бита модой и косметикой! Ей нельзя её перетруждать.
— В отличие от тебя, я хоть нормально выгляжу! — заявила Мия, у которой и вправду была одна извилина. Сказать такое Мариссе! И неизвестно, чем бы это за-кончилось, если бы свою любимую Мию не схватил Ману, а Пабло Мариссу. Только она не была его любимой, вернее была, но Мари этого не знала. И тут Хильда заорала:
— Вы — четверо! Вы срываете мой урок! Не-медленно к директору! — Мари выпуталась из объятий Пабло, хотя очень этого не хотела, и с угрюмым видом четвёрка пошла в кабинет к Гитлеру. Мию и Ману быстро отпустили, так как Гитлер решил, что во всём вино-ваты Мари и Пабло, ведь это они устроили скандал на уроке. Гитлер заставил Мари снять остатки скотча у Пабло со рта. Мари отдирала скотч со всей «аккуратностью», на которую была способна. После этой «приятной» во всех отношениях для Пабло процедуры, Гитлер отправил их отбывать наказание: вдвоём си-деть в прачечной. Больше в своём кабинете он их не оставит. Особенно после того, что они вчера тут устрои-ли. Все папки были разбросаны, все документы перемешались, всё, что может разбиться, — разбито… Глория долго, очень долго убирала кабинет.
Блас, с мерзкой улыбочкой на губах, довёл их до прачечной, где бы-ли уже постелены матрасы, Мари и Пабло предстояло провести ночь в обществе друг друга. Так как все дума-ли, что Мари ненавидит Пабло, а Пабло ненавидит Мари, то ничего предосудительного, кроме как убьют друг друга, они не сделают. Втайне, на это надеялись Гитлер и Блас. Блас открыл прачечную и сказал:
— Здесь вы проведёте ночь!
— Я не буду спать с этой ненормальной! — заорал Пабло.
— А кто тебе даст? Кста-ти, как вариант, ты можешь позвонить папочке, и он всё устроит своему любимому сыночку! — Мари и Пабло уже зашли в прачечную, Блас их закрыл и поспешно ретировался. Определённо этим двум сумасшедшим пред-стоит весёлая ночка. И он был прав.
— Ну, спасибо, Спирито! Удружила! Быть запертым с тобой, да ещё и на ночь! Мне же кошмары сниться будут потом всю оставшуюся жизнь!
— Во-первых, я — Андраде! Во-вторых, я с тобой не дружила, и дружить не собираюсь. В-третьих, не обломишься, если один раз переночу-ешь со мной и без очередной куколки на ночь! — устало проговорила Мари. «А день так хорошо начинал-ся!»
— Ну, всё! Детка, ты доигралась!
— Какая я тебе детка?!
Но Пабло уже не слушал Мари, он по-валил её на матрас и сделал вид, что хочет её задушить. Мари испугалась, она лихорадочно соображала, что же ей делать? Наконец, она решила. Мари обвила своими руками шею Пабло и начала целовать. Пабло не по-нимал, что такое происходит, но был очень рад такому повороту событий.

Утром, Мари проснулась в об-нимку с Пабло. Посмотрев на часы, она поняла, что скоро придёт Блас. «И как всегда не вовремя!» — подумала Мари. Она освободилась из объятий Пабло и отползла подальше от него. Ей не надо было, чтобы Блас уви-дел их вместе, тем более спящими в обнимку. Мари всю ночь целовалась с Пабло (дальше Мари не захотела пойти, в отличие от Пабло) лишь для того, чтобы наутро не обнаружили в прачечной труп Мариссы Андраде.
И вот в прачечную зашёл Блас, как всегда в своей манере. Блас с грохотом открыл дверь и, не без сожа-ления, отметил, что Андраде и Бустаманте живы. Никто никого не убил. «А жаль!» — подумал Блас.
— ПОДЪЁМ!!! — заорал Блас. — Хватит спать!!!
Пабло от неожиданности подскочил на месте и заметил, что Мари рядом нет. Он нахмурился и подумал, что потом с этим разберётся, без Бласа. А Мари просто смотрела на Бласа. Причём молча, что не укрылось от Бласа. Всё-таки такое не часто бывает:
— Что случилось, Анд-раде?
— Я думаю, ты псих или лечишься?
— Что?
— Раз спрашивает, значит, лечится! — и Мари с Пабло засмеялись.
-Быстро в свои комнаты, переоденетесь и быстро на урок!
Мари с Пабло, всё ещё смеясь, вышли из прачечной. Пабло провёл Мари до комнаты, и когда Мари собралась зайти в комнату, он спросил:
— А поцелуй?
— Обломишься!
— Зачем тогда ты ночью говорила, что ночью любишь ме-ня?
— Ты тоже такое говорил!
— Но я говорил, в отличие от тебя, искренне. А ты нет! Только я не по-нимаю, зачем?
— Мне не хотелось умирать! А у тебя был такой вид, будто ты готов меня убить!
— Я ни-когда бы не убил человека, которого люблю! — Пабло развернулся и побежал к себе в комнату, так отврати-тельно он себя никогда не чувствовал.

Мари со слезами на глазах вошла в комнату. Она сделала ему так больно, а он так любит её. Только сейчас Марисса поняла, что он так же, как и она, говорил искренне. Когда Мари открыла дверь, на неё посмотрела Лухан:
— Это этот кретин довёл тебя до слёз, ну, я ему сей-час!
— Не надо, Лухи! Он любит меня…
— Так в чём же дело?
— Я ему отказала, хотя тоже люблю его…
— Почему?
— Не знаю… Наверное, хотела отомстить…
— Ясненько. Кстати, сегодня вечеринка. Ты пойдёшь?
— А что за повод?
— Мари! Ты где витаешь? По случаю окончания учебного года!
— Ааа! Вспомнила…
— Так ты пойдёшь?
— Да, возможно, там я помирюсь с Пабло.

Пабло лежал у себя в комнате. Хорошо, что никого не было. Он разглядывал потолок. Как она могла так поступить с ним? Ночью говорить, что любит его, а утром она просто посмеялась над ним! Ну, нет! Он больше не позволит ей смеяться над собой! Пабло встал, переоделся, умыл лицо и пошёл на вечеринку. «Только не показать, как мне на самом деле плохо!» — думал Пабло перед тем, как зайти в комнату отдыха, где и была устроена вечеринка.

Мари заметила Пабло, как только он зашёл в комнату отдыха. Следов от их ссоры на его лице не осталось. Пабло подошёл к Соль, мило улыбаясь. «Долго же он переживал!» — подумала Мари, ревнуя Пабло к Соль.
И вот, наконец, включили музыку. Играли песни Erreway. Сначала, все курсы танцевали под зажигательную песню Bonita de mas, затем пришёл черёд песни, под названием Invento. После двух песен заиграла медленная песня — Manana habra. Увидев, с кем танцует под эту песню Пабло, Мари захотелось плакать. «Как? Как он мог? Час назад он клялся, что любит меня! А теперь танцует с этой … Соль!» — думала Мари. Тут, к её счастью и к не-счастью Пабло, рядом проходил Хавьер, сводный брат Паблито. Хавьер был давно влюблён в Мари, но ей он был, мягко говоря, до лампочки. Пабло терпеть не мог Хавьера, потому что знал, что этот «придурок», как на-зывал его Пабло, влюблён в Мари. В его Мари!
Мари подумала, что это хорошая месть Пабло. Завести роман с тем, кого он не просто терпеть не может, но с тем, кого он ненавидит! Мари, не долго думая, подошла к Хавьеру и поцеловала его. При этом она всё сделала так, что Пабло всё обязательно увидел бы.
И Пабло действительно увидел. Разозлившись на весь мир, Пабло схватил Соль за руку и потащил в коридор. Та не со-противлялась, только сказала:
— Милый, поаккуратнее, пожалуйста! У меня кожа нежная, вдруг на ней появятся синяки? Ведь ты же этого не хочешь?
— Конечно же, нет! Только не называй меня милым!
— Тебе не нравиться, дорогой?
— Пабло, называй меня просто Пабло, — Пабло не хотелось, чтобы кто-нибудь его так называл. Он вдруг вспомнил, как сегодня ночью Марисса называла его и милым, и дорогим, и люби-мым…
Мари заметила, что Пабло куда-то ушёл с Соль. Марисса повернулась к Хавьеру
и сказала:
— Хави, мне стало душно! Давай выйдем в коридор!
— Хорошо, любимая.
— Просто Марисса. Хоро-шо? — спросила Мари.
— Хорошо, но почему?
— Просто так надо, — Мариссе не хотелось, чтобы её назы-вал любимой, кто-то кроме Пабло. Мари и Хавьер вышли в коридор и увидели замечательную картину. Паб-ло и Соль целовались. И в какой позе! Режиссёрам и актёрам бразильских сериалов и не снилось! Соль была в районе седьмого неба, ведь её целует самый красивый парень в школе, но она не понимала, что, целуя её, Пабло представляет Мари. Мари была в шоке и не могла сказать ни слова. А Хавьер, кажется, всё понял:
— Ты всё ещё его любишь? Можешь не отвечать, я и так знаю. Конечно, жаль, что он, а не я. Но всё это и так было ясно.
— Хавьер! Я хочу уехать…
— Я тебя понимаю! Но подожди, мне надо кое-что сделать. Ты пока подожди в моей машине, — и Хавьер дал ей ключи. Мари взяла их и пошла во двор, к машине Хавьера. Около дверей она остановилась, затем снова вернулась к Хавьеру и попросила:
— Только ничего не говори Пабло, — Хавьер кивнул.
Как только Мари скрылась в дверях, Пабло оторвался от Соль. Он посмотрел на Хавьера и спросил:
— Чего вылупился?
— Смотрю на того, каким я стать не хочу! — Пабло рассме-ялся и спросил:
— И каким же?
— Таким, как ты, Пабло. Таким, как ты. Я никогда бы не отказался от своей любви. Я бы боролся за неё
— Что ты имеешь в виду?
— Не важно! Ты и так её потерял.
— Ты о ком? О Мари? — Пабло начал выходить из себя.
— Хорошо соображаешь! Я ду-мал, что после общения с Соль, ты окончательно отупел, но, кажется, я чуть-чуть ошибся!
— Когда кажет-ся…
— Ох, я знаю эту шутку! Когда кажется, креститься надо…
— Да, креститься надо, — повторил Паб-ло. — Но не тебе. Тебе надо молиться.
— И почему же это?
— Если ты не скажешь, где Мари, я тебя убью.
— Она не хочет, чтоб ты знал…
— Да?
— Да.
— Пабло! Ты же сказал, что не любишь эту ненормальную! — подала голос Соль.
— Не смей её так называть, — заорали два голоса — Хавьера и Пабло.
— Что? — Соль захлопала глазами, но никто не соизволил дать ответ на её вопрос. Пабло подошёл к Хавь-еру и дал ему рукой в челюсть. Хавьер не стал давать ему сдачи, он знал, что Мари это не понравится. Поэто-му он просто встал и ушёл, оставив Пабло в недоумении.
Хавьер подошёл к машине, где уже сидела Ма-ри:
— Что с твоим лицом. Хавьер? Только не говори, что ты решил послужить на благо школы и помыть по-лы, на радость Бласу, своим лицом.
— Конечно же, нет! Стал бы я такой сюрприз преподносить Бласу! Про-сто меня ударил Пабло.
— Почему?
— Потому что я отказался сказать, где ты находишься.
— Спаси-бо, — сказала Мари и поцеловала Хавьера в щёку. Хавьер немного смутился:
— Так куда едем?
— Снача-ла, к маме домой, за моими вещами. Затем, к тебе, за твоими. Соня согласится, но что делать с твоими пред-ками? — Мари посмотрела на Хавьера. — Ведь ты со мной поедешь?
— Конечно же, да! А что до предков, то как-нибудь уломаю. Главное, Пабло не встретить.
И они поехали к Мари и Соне домой. Соня быстро поня-ла всю ситуацию и разрешила ехать. Но она сказала, что им билеты не продадут, поэтому Соня при них позво-нила в аэропорт и заказала два билета на Гавайские острова на месяц. Мари быстро собрала вещи, взяла у мамы кредитку, и Мари с Хавьером поехали к нему домой. Когда они подъехали к особняку Бустаманте, то Хавьер с Мари увидели машину Пабло. Хавьер решил пойти один. Он вернулся через полчаса. Хави сказал, что Пабло пытался его остановить, но ему поехать разрешил Серхио. Впервые, Мари была благодарна отцу Пабло. Как только Хавьер завёл свой Пежо, из дома выбежал человек. Но двое людей в машине сразу его узна-ли:
— Пабло! — сказали они в один голос.
— Хави, поехали! — закричала Мари, она не хотела его ви-деть.
— Чёрт! Она не заводится! — ругался Хавьер. Пабло уже почти добежал до машины, но тут Пежо, на-конец-то, завелось и рвануло с места. А Пабло так и остался стоять на том месте, откуда только что отъехала машина, увозя любовь всей его жизни. Он простоял так пять минут, затем развернулся и пошёл в дом. В голо-ве у него уже созрел план. «Я верну тебя, Марисса Андраде! Верну, чего мне этого бы ни стоило!» — подумал Пабло. Он пошёл собирать вещи. Он найдёт Мари и попросит прощения за всё, что он ей сделал. За это чёртов спор, за Соль, за Лолу… Но он вернёт её.
В это время, пока Пабло собирал вещи, Мари и Хавьер уже подъехали к аэропорту. Хавьер подошёл к окошку, где продавались билеты:
— Дайте, пожалуйста, два би-лета на Гавайские острова. Билеты заказаны.
— На чьё имя?
— На имя Сони Рей.
— Хорошо. На сколько едете?
— На месяц.
— Отлично. Вот ваши билеты вылет через час.
Целый час Мари и Хавьер провели в зале. Чтобы скоротать время, они болтали о разных пустяках. И вот, они услышали объявле-ние:
— Самолёт Буэнос-Айрес — Гавайские острова рейс 431 вылетает через 15 минут!
— Ну, что? Пой-дём? — спросил Хавьер.
— Пошли, — ответила Мари. И они вместе двинулись к пункту регистрации пассажи-ров. Но они даже не подозревали, что за ними наблюдает пара голубых глаз.
Летели Хавьер и Мари семь с половиной часов. Прибыв на Гавайские острова, они первым делом поселились в гостиницу, в соседние но-мера. Разобрав вещи, Марисса и Хавьер пошли осматривать достопримечательности. Они долго бродили по пляжам острова, купались, шутили и смеялись. Хавьер бросил все надежды покорить сердце Мари, и они стали просто хорошими друзьями.
В это время, в гостинице.
— Скажите, Марисса Андраде остановилась здесь?
— Подождите минуточку, сеньор. Я сейчас проверю… Да она остановилась здесь. С ней ещё Хавь-ер…
— Отлично, — перебил его парень. — Дайте мне здесь номер.
Молодому блондину с голубыми гла-зами дали ключ от его номера, и он поднялся к себе. Как вы уже догадались, это был Пабло Бустаман-те.
Целую неделю Пабло не мог встретиться с Мари. Дело в том, что Хавьер увидел его на следующий день после его приезда и сразу же рассказал Мари. Мари, как могла, старалась избежать встречи с Пабло, а Хавьер всячески ей в этом помогал. В конце концов, Пабло это надоело…
Мари сидела в номере, на подо-коннике и тихонько плакала. Несколько дней назад Хавьер познакомился с девушкой, и теперь всё своё сво-бодное время проводит с ней. Точнее, от рассвета до заката, а с недавнего времени, от рассвета до рассве-та…
Возможно, ей было бы не так плохо, если бы здесь не было Пабло. Его увидел Хавьер и сразу побе-жал, для того, чтобы поделиться новостью, к Мариссе. Марисса избегала Пабло уже пять дней. Она знала, что ей придётся с ним встретиться, знала и хотела, чтобы это быстрее произошло, но, в то же время, боялась. Ка-ждое утро, в течение этих пяти дней, Пабло присылал Мари её любимые оранжевые розы и просил о встречи в записках. Но Мари никогда не приходила. Она, как никто другой, знала, что у Пабло очень мало терпенья, и что оно скоро закончиться, и он заявится сюда, для того, чтобы поговорить.
Из этих невесёлых мыслей, Мари вывел стук в дверь. Думая, что это Хавьер пришёл, Мари пригласила:
— Входи — входи! Я тебя давно жду! — сказала она, продолжая смотреть в окно. Хавьер подошёл к ней и обнял её за плечи. Мари не смотрела на него, она смотрела на закат, который так хорошо был виден из её окна.
— Красиво, правда? — спросил Хавьер. «Стоп! Это не голос Хавьера!» — подумала Мари и повернулась посмотреть, кто же все-таки к ней при-шёл. Увидя этого «кого-то», Мари закричала:
— Бустаманте! Ты что здесь делаешь?
— Пришёл погово-рить…
— О чём?
— Ты плакала?
— Я задала вопрос!
— Мне не нравиться, когда ты плачешь, — ти-хо сказал Пабло, вытирая большим пальцем слёзы Мари.
— Эй! Земля вызывает Пабло Бустаманте! Ты где?
— Я здесь, — ответил Пабло и поцеловал Мари. Мари, немного посопротивлявшись и подумав, ответила на его поцелуй. Когда они оторвались друг от друга, Мари спросила:
— Так, о чём ты хотел поговорить? — Пабло сел на кровать.
— Я хотел попросить прощения.
— Это уже интереснее. За что?
— За то, что заставил тебя страдать. За этот тупой спор, за Лолу, за Соль… — он хотел продолжить, но Мари ему не позво-лила. Она просто села к нему на колени и сказала:
— Если ты повторишь то, что сказал мне в ту ночь в прачечной, я тебя прощу, — Пабло в ответ на её слова решил прикинуться дурачком.
— А что я тогда ска-зал?
— У тебя склероз?
— Нет.
— Тогда что?
— Я много чего тогда сказал, всего не помню.
— А ты подумай!
Пабло стал думать:
— Я не буду спать с этой ненормальной? Кстати, я был не прав. Буду и с удовольствием.
— Извращенец, не о том думаешь!
— Да ты права, — и он задумался, затем сделал вид, что его осенила гениальная мысль, хотя эту мысль он мог выразить в любое время суток и в любом со-стоянии. — Я люблю тебя, Марисса Андраде!
— Ты явный тормоз.
— Спасибо на добром слове, — обидел-ся Пабло.
— Не дуйся, мой котик, — сказала Мари, целуя Пабло. — А теперь моя очередь!
— На счёт че-го?
— Для начала попросить прощения.
— За что?
— За то, что тебя послала, после той ночи.
— А я уже не обижаюсь!
— Это хорошо. Но почему?
— А я только потом понял, что ты хотела мне отомстить за спор. Ведь так?
— Да.
— Ты что-то ещё хотела сказать?
— Я люблю тебя, Пабло Бустаман-те!
— Я знаю.
— Наглец!
— Но я же уже признался тебе в любви.
— А ещё раз не помешало бы!
— Я люблю тебя Марисса! Ты довольна? — спросил он её, при этом, начиная целовать её. Мари ответи-ла:
— Конечно же… нет! — посмотрев на лицо Пабло, который выглядел «слегка» ошарашено, она рассмея-лась и сказала:
— Шутка! — Пабло улыбнулся и продолжил прерванное занятие. Но долго это не продолжа-лось. Без стука в комнату ввалился Хавьер и его уже девушка. Они остановились с открытыми ртами около двери, наблюдая интересную картину: Пабло и Мари целовались на кровати. Наконец, Пабло понял, что что-то не так. Он поднял голову и увидел Хавьера вместе с его подружкой:
— Хави! Тебя стучать не учили? Или мы сегодня с Мари преподаём уроки для новичков по обучению техники поцелуя и не только, — Мари с Пабло засмеялись, а Хавьер и его девушка выглядели смущёнными. Они извинились, затем развернулись и вышли. Мари с Пабло ещё долго смеялись. Потом Пабло посмотрел на Мари и спросил:
— Так на чём мы останови-лись?..
P.S. Конечно, они не обошлись без ссор. Но зато какие были примирения! Через год после той но-чи в прачечной, после очередной ссоры, Пабло Бустаманте предложил Мариссе стать его женой. После ответа «ДА!», Мари, немного подумав, сообщила Пабло новость, что скоро, точнее месяцев через восемь, он станет папой. Через несколько секунд, когда до Пабло Бустаманте дошло, он упал в обморок, как потом оказалось, от счастья. А через восемь месяцев Мари родила мальчика с карими глазами и светлыми волосами, которого на-звали Хавьер…

by Aisha

Everybody says I love you

Открыть
137
0

Так не бывает

Открыть
175
0
У вас нет доступа к комментариям
2018 Rebelde Way - сериал Мятежный Дух (Мятежный Путь)
Архивные и свежие новости, музыка, видео, отборные фотографии актеров сериала и много всего интересного.

Яндекс.Метрика      
Translate