Хотите добавлять новости на сайт? Создайте свой аккаунт или войдите. Создать аккаунт

О том, как я завела себе Пабло

Просмотры: 22 Комментарии: 0

Глава 1. Ох уж эти журналюги…

Я кормила свою кошечку в тот момент, когда зазвонил телефон. По дроге еще споткнулась об игрушку своей собаки, подпрыгнула от возгласа моего попугая и чуть не свалила на пол клетку с хомячком. Мама всегда мне говорила, что зоопарки – плохие места, а животные – неблагодарные существа. Я никогда не любила зверей. Но последнее время мой дом превратился в зверинец. Но об этом потом… Так вот, я бежала к телефону, бежала долго и с препятствиями, но когда наконец добежала и схватила трубку, услышала лишь короткие гудки. Видимо, кто-то не дождался, пока я соизволю поднять трубку. Не успела я положить телефонную трубку, как услышала звук мобильного. Видимо, это тот же человек, который только звонил, но теперь решил связаться со мной с помощью другого средства. Значит, что-то важное. Господи, я проклинала в этот момент всех своих зверей. Мобильный лежал в той комнате, с какой я бежала сюда к телефону. Теперь мне опять придется преодолеть эту дистанцию с валяющимися игрушками, кричащими попугаями и стоящей на краю стола клеткой. Пока я все это прокручивала в своей голове и шкандыбала к мобильному, и этот перестал звонить. Глянула на номер – номер неизвестный. Странно. Но сильно такое явление меня не озадачило, и долго я о нем не думала. У меня были дела поважнее – купить еду для своих друзей и покормить каждого из них. Свой кошелек я нашла в одном из моих ботинок. Это у Анчика привычка таскать все, что попадается на глаза, или, если быть точнее, в зубы. Анчик – это мой песик, стаффордширский терьер. Когда я придумывала ему кличку, прокручивала в голове все мужские имена, какие не принадлежали ни одному козлу, чтобы не было плохих ассоциаций. Таким именем оказалось имя Хуан. Но Хуан собаке не очень подходит, да и кричать такое неудобно. Поэтому я решила имя смягчить – Хуанчик. А отсюда получился и Анчик. Ну, это все тоже не столь важно. Важно было то, что, когда я одевалась, услышала звонок в дверь. И снова мне придется спешить через весь дом к входной двери, а сделать такое без ушибов можно только на нижайшей скорости. Мне надо на стены и двери повесить дорожные знаки, запрещающие двигаться со скоростью, превышающей один метр за минуту. Ну, здесь спешить сильно не надо. Человек никуда не денется, раз уж пришел, и, в крайнем случае, его можно будет догнать. Что мне и пришлось делать. В одном тапке, в топе и шортах я бежала через всю улицу при температуре пять градусов выше нуля и дико орала: “Постойте”. Соседи оглядывались на меня, как на сумасшедшую. Они, конечно, итак подозревали, что я не совсем в себе, но теперь они в этом лишний раз убедились и откинули все прежние сомнения. Но и человек был на диво странный. Он продолжал удаляться от моего дома, не смотря на то, что прекрасно меня слышал. Странно, если он раз уж приходил, значит, ему что-то было нужно, так какой смысл теперь уходить? Догнав, наконец-то, это странное существо, я преградила ему путь и сказала:
– Вам чего?
Он посмотрел на меня оценивающим взглядом. Посмотрел на меня с головы до ног и противно хмыкнул.
– Уже ничего.
– То есть как это? Это вы мне звонили?
– Да, я.
– И вы приходили?
– Да.
– Так почему же не останавливались на мои крики?
– В этом не было потребности. 
– Раз вы приходили и звонили, значит, была.
– Но уже пропала.
– Простите, – вопросительно сказала я.
– Дело в том, что я искал дочь Сони Рей. Мне сказали, что ее можно найти по этому адресу. Но, услышав ваши крики после того, как я ушел, я понял, что ошибся, и не стал останавливаться.
– То есть, как это ошибся?
– Я же говорю. Я искал дочь Сони Рей. Но увидев вас…
– Но я и есть дочь Сони.
– Не смешите меня.
– А что такого смешного?
– Мне говорили, что дочь Сони утонченная особа. Красивая и милая девушка.
– А я, по-вашему, некрасива? – я сложила руки на талии, выгнула спину и посмотрела на мужчину томным взглядом и с легкой иронией.
– Да уж, красивы, – со смехом сказал мужчина, смотря на мое “эротическое” лицо и одежду: вместе это смотрелось великолепно. – Я видел дочь Сони. Она не такая.
– Интересно, кого же это вы видели? Я, по-моему, у Сони единственная дочь. 
– Но как же. Соня всегда завтракает в своем кафе с одной и той же девушкой. Отношения у них как у матери с дочерью. Такая светлая с длинными волосами. 
– Колуччи! Вот так спасибо, Мия. Это не дочь Сони.
– Это дочь Франко Колуччи? Я же думаю, что кого-то она мне напоминает. Я-то решил, что видел ее в каком-то журнале вместе с Соней, а видел ее на самом деле на вечеринке, устроенной по поводу выхода новой коллекции Франко. Там же и Мия была. Так выходит, вы и вправду дочь Сони?
– И вправду. Слушайте, может, зайдете ко мне, поговорим? – но в этот момент я вспомнила всех своих животных и тот беспорядок в каждой комнате, а также знак с предупреждением о скорости передвижения, и опомнилась: – А лучше, подождите меня пару минут, я переоденусь, и сходим в какое-то кафе. У меня просто… холодильник совсем пустой. Я как раз собиралась идти за продуктами. 
– Хорошо. Я жду. 
– Я побежала. Буду с минуты на минуту. 
Я быстренько одела то, что попалось под руку, и выбежала на улицу, выпустив Анчика и Соню (мою кошечку, названную в честь мамы, из-за чего та ужасно бесилась: она ведь терпеть не может животных) погулять во двор, и подошла к мужчине.
– Кстати, я Марисса.
– А я Максимилиан. Макси. 
– Очень приятно. Пойдемте, я покажу одно тихое, уютное местечко. 
Не знаю, почему, но мне Макси показался вполне милым и… безопасным. Мы зашли в кафе по соседству с моим домиком. Нашли один-единственный пустой столик и заказали кофе.
– Итак, я Максимилиан… Митре. Я журналист газеты “Estrella”. И я хочу взять у вас интервью.
Я заметно поникла.
– А мне вы показались приятным.
– То есть? По-вашему, журналисты не могут быть приятными?
– Нет, не могут. Все вы надоедливые и подлые псы. Гадкие и беспардонные. Хотя нет… псы намного лучше вас. Я даже не знаю, с каким животным вас сравнить. Вы, наверное, новый вид животных. 
– А вы хамка.
– А вы мне не открыли Америку этим заявлением! 
– Как вы можете судить человека по одной только профессии?
– Если бы я вам сказала, что я проститутка, разве у вас бы были сомнения по поводу моей личности?
– Но я же не проститут!
– Вы хуже. Те хоть делают людям приятное. 
– Вот как! А что же я вам неприятного сделал?
– Еще ничего. Но я куплю новый выпуск вашей газеты и тогда позвоню вам и скажу.
– На что вы намекаете?
– На то, что вы напишете обо мне какие-то гадости. 
– Конечно! Я расскажу людям о вашем хамстве! И не я тому виной.
– До свидания! – я сорвалась с места и ушла.
– Психопатка!
Нет, я не психопатка. У меня просто предвзятость к журналистам. Это еще одна длинная история, которая также связана с моей ниоткуда не взявшейся любовью к животным. История, какую сейчас вспоминать не буду.
Я сходила в магазин за обещанными моим животным продуктами питания и вернулась домой. Анчик спал мертвым сном на газоне под лучами солнца, а Соня вывернулась в водостоке. Унюхав меня, они бросились мне навстречу, и Анчик сделал то, что я и ожидала… Он прыгнул на меня, свалил с ног и стал лизать. Пакет упал и порвался, продукты все вывалились, разбилась банка со сметаной, лопнул пакет с молоком, Соня разодрала пакеты с собачим, кошачьим, хомячьим и попугаичьим кормами в поисках своего. А я лежала на еще не высохшей после дождя тротуарной плитке. А на мне удобно умостился Анчик. Картина не из лучших. Видно, день у меня сегодня такой. Так или иначе, но именно в этой позе меня застал тот самый Макси. Эта сцена с собакой для него станет третьим подтверждением моего сумасшествия. 
– Здравствуйте, сеньорита Андраде, – ухмыльнулся он. – Вам помочь? Или это вы так отдыхаете? – говорил он, фотографируя меня. – Сколько занимательных кадров за пару часов.
– А вы тогда меня тоже сфотографировали? – спросила я, поднимаясь и отряхиваясь.
– Да, сфотографировал.
– Но когда? Я и не заметила.
– На то мы и журналисты.
– Ах, ну да, я же забыла, – говорила я, собирая продукты, точнее то, что от них осталось. – Больше никогда не выпущу Анчика во двор перед походом в магазин, – бурчала я себе под нос. – Может, поможете? – обратилась я к Максу. – Или так и будете меня снимать? Что ж, ладно, – я улыбнулась в камеру, сделала вновь “эротическую” позу с разорванным пакетиком. В общем, я бы так еще долго позировала, если бы у Макса не закончилась пленка. 
– Кстати, когда вы мне доказывали свою красоту, позируя в шортиках и маечке, я вас тоже сфотографировал.
– Да? Ну вы шустрый, – удивилась я, наконец-то встав и собрав все, что было на земле. – Соня, Анчик, домой! – затем обратилась к Максу: – Можете писать обо мне все, что вам угодно. Только идите-ка отсюда. Мне надо кормить своих животинок. 
– Ладно уж. До свидания, – с этими словами он, опустив голову, ушел.
– И закройте за собой калитку! – крикнула я вдогонку. – И чего было приходить? – буркнула себе и пошла домой.

Глава 2. Преследование продолжается

На следующий день, направляясь в магазин, я не выпускала животных во двор, потому что пришли косить газон. Но и дома оставить их не могла, потому что было уже за час, а я еще никого не выгуливала. Поэтому, посадив Коко (а так звали моего попугая) на плечо, Санти (хомячок) захватив одним локтем, Соню другим и зацепив на запястье поводок Анчика, я пошла в магазин. Тогда еще я не думала, каким образом буду нести продукты. 
По приходу в супермаркет, я Анчика оставила на улице, привязанным к специальному столбику, потому что на дверях висело предупреждение: “С собаками нельзя”. По поводу остальных животных никаких предупреждений не было, поэтому с остальными я смело вошла вовнутрь. Усадив их в коляску, я пошла между рядами в поисках нужных продуктов. Все посетители магазина с ужасом на меня оглядывались. Я забросала коляску до самого верха разными кормами, игрушками и прочей ерундой, усадив на вершину этой горы своих зверюшек, и пошла к кассе. И тут откуда не возьмись выскакивает Макси с фотоаппаратом. Я скорчила ему такую гримасу, что он кашлянул и, медленно опустив свою камеру, развернулся и ушел. Но, как позже оказалось, не навсегда. Расплатившись за все купленное, я стала погружать покупки в пакеты. Это было нетрудно. Трудно было взять всех животных на руки и умудриться держать пакеты. Повесив пакеты на локти, подхватив Соню и Санти, усадив снова на плечо Коко, я вышла на улицу. Там с трудом нацепила на запястье поводок Анчика и пошла домой. Я настолько хорошо выглядела, что просто не могла не привлечь внимание Макса. Он со всех сторон меня сфотографировал, не обращая внимания теперь на мои гримасы. Но это еще полбеды. Из-за угла вышло другое существо, которое я еще больше не могла терпеть. Это была шикарная белая пуделиха. Черт подери, ну кто выводит собак в два часа дня? Их надо выводить утром и вечером. Я поэтому и вывожу своих поздно, чтобы нам никто не мешал. А тут эта пуделиха с идиотским именем Сью. У Анчика сразу потекли слюнки, он тяжело заскавучал, глянул на меня и… рванул навстречу своей любви. Ну а я полетала на землю, грохнувшись на задницу. Соня и Санти сразу спрыгнули, а Коко заорал и улетел на ветку дерева высотою в десять метров. Не стоит и говорить, что продукты все разлетелись по сторонам. Ну и не стоит так же говорить, что все это запечатлел великий журналист Максимилиан! Я была настолько зла, что уже просто не имела сил терпеть блеск вспышки и глупый хохот этого кретина. Сначала я смотрела на него исподлобья, но потом… потом я стала бросать в него всем, что попадало под руку из моих покупок. Попадая в разные места этому идиоту, я слышала разную ругань в мой адрес. А в мои глаза продолжала слепить вспышка. Попав наконец-то Максу в голову… камнем, который схватила случайно, я избавилась от него. Я еще бросалась игрушками Анчика, когда Макс бежал от меня на все четыре стороны. Оказавшись в конце улицы, он взвизгнул и припрыгнул от радости и дальше пошел спокойным твердым шагом, а там и вовсе скрылся за поворотом. 
Что ж, я не стала собирать свои покупки. Сначала отнесла Соню и Санти домой, потом вызвала пожарников, которые сняли мне Коко. Отнесла домой и его. Потом постояла у кустов, в каких скрылся Анчик с пуделихой. Там встретила возмущающуюся хозяйку Сью, послушала ее упреки. Когда наконец-то вылез Анчик с вывалившимся языком, я затащила его домой, приложив массу усилий, потому что пес сильно упирался. Закрыв всех хорошенько на ключ, пошла снова в супермаркет. На этот раз одна. И вы ходя из магазина, увидела Макса с улыбкой до ушей, который снял меня, не успела я еще выйти с двери. Но, увидев меня без животных и в нормальном виде, он сделал гримасу и ушел сам. 
Вот так прошли мои долгожданные два выходных.

Глава 3. Тяжела судьба богатых женщин

На следующий день я выпустила всех во двор и пошла на работу. Работала я в престижной фирме, выпускающей различные печатные издания. В том числе и газеты. Я там занимала должность… директора компании. Поэтому меня часто преследовали различные люди, связанные с журналистикой и интересующиеся моей жизнью. Личной. О моей работе им все известно, ведь наша компания выпускает собственный журнал о ее буднях, о работниках, о новых изданиях и так дальше. Каким образом я оказалась в этой компании? Откуда у меня столько животных? Почему ненавижу журналистов? Где и с кем я живу? Хм… ну что ж… обо всем по порядку.
Закончила я колледж почти на отлично, что может показаться странным. Но. Последние годы я взялась за ум. И мне это удалось. По окончанию я поступила в политехнический университет на полиграфический факультет. Выучилась по специальности технология печатных изданий. И сразу хорошо пристроилась в известной фирме. Стала востребованной, мне приходили различные предложения лучшей работы с высшей зарплатой, но я долго сидела на одном месте и никуда не уходила. Почему? О, на это была причина. Дело в том, что моим начальником был… сам Пабло Бустаманте. Да, он поступал вместе со мной, и ему это удалось. Учился он ничем не лучше меня, но по окончанию учебы получил от папочки в подарок вот эту фирму, во главе которой стал. Мне мама тоже предлагала помочь устроить собственное производство, но я хотела всего добиться сама. 
Да, тогда еще я была вместе с Пабло. Не скажу, что мы были сильно счастливы, но и не были несчастливыми. Нас связывала учеба, потом работа. Я была правой рукой Пабло. Нам выгодно было быть вместе, потому что, имея отдельных парня и девушку, мы бы постоянно давали им повод для ревностей. А так у нас все было налажено, мы не ссорились. Даже любили друг друга. Все шло к свадьбе. Мы даже назначили дату. Как вдруг за три дня до свадьбы я получаю очередной выпуск журнала “Cosmopolitan” и читаю очень интересную статью о новой пассии Пабло, какая оказалось старой. Он крутил с ней роман еще с колледжа. Написали, что я у Пабло для работы, какую я делала всегда вместо него, а та для любви. Поместили любопытные фото откровенных сцен любовной парочки. Для меня это стало ударом ниже пояса. Трагедией. Свадьбы, конечно же, не было. Я понимаю, что виноват Пабло, но… иметь наглость писать такое за три дня до свадьбы! Это жестоко. И, как бы там ни было, журналисты не имели никакого права снимать Пабло в столь откровенных сценах. Да, после того случая я их возненавидела. Но я не рыдаю, вспоминая прошлое. Я забыла обо всем, что было, и преспокойно себе живу. Я не заложница своего прошлого, не однолюб, не ранима. И молода! Мне всего лишь тридцать лет. 
Но не смотря на столь молодой возраст, я сумела развернуть собственное производство, стать самой богатой женщиной Буэнос-Айреса, отгрохать двухэтажную домину на участке размером в пять гектаров, завести пару животных… Кстати, о животных. Я их заводила по одному каждый раз, когда мне хотелось выйти замуж. Если бы я следовала своему сердцу, я побывала бы уже четыре раза в браке. Но… вместо мужей у меня животные. Конечно, на радость газетам, какие приписывали мне романы со всеми бизнесменами и политиками Буэнос-Айреса, а также различных бизнесменов с других городов и даже стран, и актерами с театра, где работает мама, я начинала парочку романов. Но все мне либо надоедали рано или поздно, либо оказывались женатыми и с детьми. Поэтому я продолжаю жить сама в полной суматохе с братьями моими меньшими, иногда лишь проведывая маму или забегая в гости на чай к Мие с Мануелем, у каких, как никто не ожидал, все сложилось.
Почему никто не ожидал? Да потому что Мия с Мануелем разбежались сразу по окончанию колледжа, и совсем забыли друг друга. Мия уехала в Лондон, где готовилась выйти замуж за какого-то модельера (кстати, за месяц до моей свадьбы), а Мануель вернулся в Мексику, где два года встречался с какой-то молодой учительницей. И тоже готовился к свадьбе. Но, прочитав в одном из журналов о свадьбе Мии, его как прорвало. Он сорвался с места, попрощался с бывшей подружкой и полетел в Лондон, где сорвал свадьбу Мие и сказал, что любит ее. 
Именно после такого события я решила, что и мне, может, удастся найти свое счастье. Так же решил и Пабло, и сделал мне предложение. Но вот нам действительно не суждено было. 
Спустя год после нашего разрыва Пабло таки женился на своей вешалке-модели, а уже через пару месяцев стал счастливым отцом двойни. Я порвала в клочья газету, в которой прочитала о радостном событии, и рвала все последующие журналы, где печатали о “счастливой жизни предпринимателя Пабло Бустаманте, одного из самых завидных женихов Буэнос-Айреса”. Да, тогда я ужасно бесилась по сему поводу, но потом плюнула на все и стала думать о себе и о своем счастье, какое нашла в работе. Или вовсе не нашла, а лишь создала его видимость. Конечно, какой девушке не захочется иметь рядом с собой любимого мужчину, на которого можно положится.

Глава 4. Ложь

Возвращаясь домой после тяжелого рабочего дня, я решила заехать в магазин прессы и купить новый выпуск газеты “Estrella”. Приехала домой, сделала чай и принялась листать газету. Но сколько ее не перечитывала, нигде не нашла ни статьи о себе, ни даже маленькой заметки. Я, конечно, не хотела, чтобы обо мне писали, но меня возмутил такой поворот событий. Взять и не поместить мои фото! Это просто наглость. Я что, хуже остальных? 
В итоге, я набрала номер редакции. 
– Здравствуйте, я Марисса Спиритто, директор компании “Spiritto Redaction”. На днях ваш журналист, Максимилиан Митре, брал у меня интервью, но его нет в новом выпуске. Вы мне не объясните причину? 
– Простите, сеньорита Спиритто, но я опубликовал все статьи, какие мне приносили. Статьи о вас у меня нет. Как, говорите, журналиста зовут?
– Максимилиан Митре.
– Сейчас я в компьютере посмотрю список сотрудников, найду его номер, позвоню ему и узнаю. А затем позвоню вам. Оставьте свой номер телефона. 
– 235-14-15.
– Спасибо. До свидания
Уже через две минуты я услышала телефонный звонок.
– Сеньорита Спиритто?
– Да.
– Я посмотрел в системе. К сожалению, такого журналиста у нас нет. Может, вы ошиблись? Может, он из другой газеты?
– Нет, он мне дал визитку. Там написано название именно вашей газеты.
– Простите, но ничем не могу помочь. Он у нас не работает.
– Ладно, это вы простите. До свидания.
Минут пять я сидела в непонимании. Не знала, что делать дальше. Очевидно, визитка фальшивая. Значит, он не работает в этой газете. А может он вовсе не журналист. А может вовсе не Максимилиан, и не Митре. А может и Максимилиан. Тогда, возможно, номер его мобильного написан настоящий. Во всяком случае, попытка не пытка.
Я набрала номер и услышала в ответ лишь “Вы набрали неправильный номер. Пожалуйста, проверьте его еще раз и перезвоните”. Но сколько я его не проверяла, в трубке слышала одно и то же. И вдруг меня осенило! Он же звонил мне несколько дней назад на мобильный. Тогда-то он звонил со своего телефона, наверное. Я пролистала пропущенные номера. Там было три неизвестных номера. Я стала набирать каждый. Но ни по одному номеру не оказалось никакого Максимилиана. Это вообще были женские номера. Одна звонила, желая устроиться к нам на работу секретаршей (я неделю назад подавал объявление), одна – жена моего сотрудника, она подозревала, что я его любовница, потому что ее муж слишком часто задерживался на работе, и еще одна была журналисткой, хотела взять у меня интервью. Что делать дальше? Оставалось только ждать, не объявится ли Максимилиан случайно снова.

Глава 5. Поиск

Но я не из тех людей, кто умеет просто сидеть и ждать. Хоть я и не сидела, а ходила на работу, выгуливала зверюшек, но ждать все равно не могла. Поэтому стала его искать, потому что оставить все, как есть, тоже не могла. Раз Макс не журналист, значит он либо псих, либо эти фото делал для кого-то. Соответственно, я должна его найти и все выяснить. 
Сперва пошла в полицию к одному близкому знакомому по имени Гидо Лассен. Да, он стал беречь правопорядок в городе. Мы сначала тоже удивлялись, но это все прошло.
Мне повезло, и я попала как раз на его смену. Он сидел и раскладывал пасьянс. 
– Привет, это я.
– Привет, привет! Чем обязан твоему визиту?
– Да есть тут одно дельце. Просьбочка к тебе.
– Ну конечно, ты не пришла бы просто так.
– Не начинай только, ладно! Если хочешь, сходим потом в кафе на кофеек. Я приглашаю.
– Да нет, что ты. Я имел ввиду, что просто так бы не пришла, потому что ты очень занятый человек, чтобы разгуливать по знакомым.
– Ага, я так и поверила. 
– Дело твое. Эх, давай, проси. Не дадут отдохнуть.
– Отдыхать дома будешь, а тут работать надо.
– Не надо только такого повелительного тона! Расслабилась там у себя на работе. Я не твой подчиненный.
– Ой, ой, ой. Какие мы обидчивые. Ладно, перейду к делу. Ты не мог бы мне помочь найти одного мужчину. Я знаю, как его зовут, но не знаю, настоящее ли это имя. Если настоящее, то мне надо знать, где он живет и так далее.
– Что, сбежал после бурной ночи? 
– Не смешно. Он мне не любовник.
– А зачем он тебе?
– Надо. Ты поможешь?
– А у меня есть выбор?
– Конечно, есть. Либо ты мне поможешь, либо нет, и тогда я скажу твоему боссу, что ты на работе в пасьянс играешь. 
– Ты неисправима, – бубнел Гидо, вводя пароль для входа в систему. – Говори имя своего любимого.
– Максимилиан Митре.
– Ма-кси-ми-ли-ан Мит-ре, – говорил Гидо, печатая его имя. – Тебе повезло. Имя настоящее. Если это и не он, то, во всяком случае, имя брал не придуманное. Иди, взгляни на фото.
– Он, он. Те же подлые глазки и гадкая физиономия.
– Точно сбежавший любовник, – покачал Гидо головой. – На, переписывай адрес, телефон. 
– Спасибо, Гидо, ты гений.
– Знаю, знаю. Кстати, предложение сходить на кофеек еще в силе?
– Ой, Гидо, ты знаешь… я же такой занятой человек! – сказала я голосом, полным огорчения. 
– Ага, я тебе верю. Ладно, до встречи. 
Я летела на крыльях счастья домой. К себе, между прочим, а не к Максу. Я должна была все хорошенько обдумать. Нет, я не стану ему звонить или к нему ехать. Я должна ему отомстить.

Глава 6. Месть

И вот я решила, чтобы Максимилианушка почувствовал себя в моей шкуре. Я наняла… частного детектива. Через час после моего звонка в мой дом постучали. Предварительно я убрала в доме, чтобы не обо что не споткнуться, летя к входу, и чтобы не обо что не споткнулся мой детективчик. 
– Здравствуйте, проходите.
Молодой парень лет двадцати пяти вошел вовнутрь и сел на диван, на какой ему казала я. На мои предложения что-то выпить он отрицательно покачал головой.
– Значит, я – Марисса Спиритто.
– Мне известно. А я – Грегорио. Просто Грегорио. 
– Ну, это не совсем просто, – сказала я, услышав столь длинное имя. Я люблю короткие и простые имена. – Значит так, Грегорио. Вот вам фотография одного очень плохого мужчины. Сзади написан его адрес. Вы должны за ним следить. Я хочу узнать, кто он, кем работает. Ничего больше. А также мне нужны его фотографии. Много. Откровенные. Чем откровеннее, ем лучше. Фотографии, какие могут его скомпрометировать. Фотографии, какие ему было бы стыдно кому-то показывать. Чем больше, тем лучше, – я говорила взахлеб с выпученными глазами от восторга и желания отмстить. 
– Хорошо, – сказал Грегорио и странно на меня посмотрел, наверняка подумав, что я не в себе. 
– Я даю вам… неделю. Этого достаточно?
– Для хорошего детектива достаточно одного дня, чтобы узнать о человеке то, о чем он и сам, возможно, не догадывается, – гордо сказал Грегорио.
Я перекосилась и странно посмотрела на него. А потом спросила:
– А… вы хороший детектив?
– Я один из лучших детективов страны. Вот! – он показал мне какую-то награду. Я сделала вид, что восторженна, а затем проводила его к выходу. Попросила звонить, как только он узнает что-то интересное, и когда у него на руках будут хорошие фото. 
Ровно через неделю я услышала телефонный звонок.
– Марисса Спиритто? Все готово. 
– Да? Ой, как хорошо. Тогда давайте через двадцать минут в кафе… или нет, давайте у меня. Не хочу, чтобы нас видели люди. Приезжайте, как только сможете. Чем быстрее, тем лучше. 
– Хорошо, ждите.
Через десять минут я вновь услышала стук в дверь. Странно, что он никогда не звонит. У меня же есть звонок. Вроде бы.
– Входите. За вами никто не следил?
– Что вы! За мной не удержится никакая слежка.
– Ага, – не совсем поверив, сказал я, и усадила его в кресло, не предлагая уже ничего выпить, потому что горела желанием увидеть фотографии.
– Значит так. Он – частный детектив. 
– Ха, ха, – дико ухмыльнулась я, но сразу замолчала, увидев удивленный взгляд Грегорио. – Гм, продолжайте.
– Живет в доме с каким-то мужчиной. Толи братом, толи другом, толи… – Грегорио засмущался.
– Любовником?
– Возможно. Но я ничего не узнавал об этом… сожителе, ведь вы не просили.
– Это неважно. Вы фото сделали?
– А как же! Вот, – Грегорио достал толстую пачку фотографий. Я стала их лихорадочно рассматривать.
На одной он в трусах на улице развешивал белье, на другой он колупался зубочисткой в зубах, на одной его выталкивали за барки из какого-то кафе. Грегорио, увидев, что я смотрю это фото, рассказал:
– Он тогда пошел в кафе и, видимо, не хотел платить. Он съел почти все, а потом бросил в миску с остатками салата дохлую муху, – он порылся в пачке фотографий, – Вот. Это он бросает муху, – мои глаза загорелись. – Но когда пришел владелец кафе, он не то что заставил его заплатить, а вот таким образом выгнал.
– Великолепно!
Я стала дальше рассматривать. На одной Макс получил пощечину от какой-то длинноногой блондинки, к какой, как рассказал Грегорио, цеплялся с предложением где-то вместе поужинать, на одной его не выпустили с супермаркета, потому что он прихватил сникерс и не заплатил за него, на одной он валялся пьяным под забором. Над каждой я дико смеялась, и взвизгивала. Но, увидев последнюю, я громко захлопала в ладоши и запрыгала на кресле. На той фотографии Макс валялся на земле. Вокруг него валялись растасканные уличными котами продукты, а за метр от него – вырвавшийся тогда пес породы ротвейлер. Ох, как же я была рада, увидев это фото. Увидев мою реакцию, Грегорио, наверное, снова подумал, что я не в себе. Но это его не пугало, ведь он хорошо помнил, что я пообещала заплатить ему за работу столько, сколько он попросит. Когда я стала его благодарить, он назвал свою цену. Конечно, у мальчика губа не дура. Но! Раз я пообещала, то пообещала. 
А дальше я приступила к заключающему и главному процессу мести. Я села сочинять статью про “Маньяка, преследующего Мариссу Спиритто”. Я написала, что Макс – мелкий воришка. Он следил за мной с целью меня ограбить. Доказательство этому – фото в супермаркете и в кафе. На самом же деле я решила, что он невостребованный частный детектив, или же ему мало платят. Я поместила еще и другие его фото, придумала разные им объяснения. В конце написала, что такая расплата (слежка, фотографии и плохая статья в журнале) постигнет каждого, кто будет таким наглым образом лезть в мою жизнь. Правда, отправила статью под чужим именем. Статья вышла написанной от имени моего… поклонника, почитателя моего труда. 
Ехать к Максу и устраивать разборки я не собиралась. Но позвонить решила. Но нарвалась на автоответчик. Я оставила ему короткое сообщение: “Доигрался?”. 
Уже через неделю у меня брали интервью все журналы и газеты города, расспрашивая о наглом преследователе. Я вообще-то надеялась, что журналисты будут теперь бояться ко мне подходить. Но, тем не менее, была рада такому вниманию. В общем, я раздула величайший скандал из этого всего и очень хорошо повеселилась. Но и этого мне было мало. Я должна была знать, кто нанял этого придурка. Поэтому мне все же пришлось поехать домой к Максу.

Глава 7. Неожиданная встреча

Я стучала и звонила в дверь, но долго никто не открывал. И тут я уже собиралась уходить, как вдогонку мне крикнул мужской голос:
– Вы что-то хотели?
– Если бы не хотела, не приходила бы! – сказала я, оборачиваясь, и застыла на месте. – Пабло? Ты – его любовник?
Пабло громко засмеялся.
– С чего ты взяла?
– Мне детектив сказал, что Макс живет с мужчиной.
– Почему сразу любовник?
– А кто же? Стоп… так это ты его нанял?
– Слушай, Мари. Давай сходим в кафе?
– Еще чего.
– Марисса. Ну ты же хочешь все узнать? В конце концов, мы же взрослые люди. 
– Ладно. Только давай побыстрее собирайся.
– А я уже собран. Пошли.
Мы зашли в ближайшее кафе и заказали, как всегда бывает на подобных встречах, кофе. 
– Так это ты его нанял или нет?
– Обо всем по порядку. В общем, Макс – мой брат.
– Брат? Почему же у него фамилия Митре?
– Это фамилия мамы. Он ее себе взял, чтобы не привлекать внимание. Бустаманте, все-таки, фамилия популярная. Но о нем позже. В общем, с той моделью, на которой я женился и из-за которой разошелся с тобой, я развелся уже через год. 
– Через год? Долго же вы вместе прожили. 
– Да я вообще не собирался с ней жить! Я переспал с ней всего один раз, будучи с тобой, когда напился на вечеринке у Гидо. Я даже и не помнил, что был там, как на следующий день во всех газетах и журналах нашел свое фото.
– Почему же ты сразу мне не сказал?
– А ты бы поверила?
– Я? – я опустила глаза. – А вдруг бы поверила?
– Марисса! – с укором сказал Пабло. – Ну, я же тебя знаю.
– Ладно, не поверила бы. А почему же ты на ней женился?
– Да так, по глупости. Молодой был и дурной. Он мне сказала, что беременна, я и женился, чтобы не писали обо мне всяких гадостей в прессе и не распускали слухи. Она бы знаешь, какой скандал раздула бы!
– Так почему же развелся? Детей куда дел?
– Детей никуда не дел. Они вообще не моими оказались. Она в тот вечер спала не только со мной, а и с половиной города. Мы когда кровь сдавали, я об этом узнал. Ну и послал ее на все четыре стороны. Вот так и жил много лет. Но понял, что уже никого себе достойного не найду. Ты все равно из головы не выходила. Но во всех газетах только и писали, что о твоих романах. А про последний роман так весь город шумит.
– Какой это последний?
– Ну, о твоем романе с одним из сотрудников.
– Не Антонио Мессаглио ли случайно?
– Да, Антонио.
– А… а я думаю, чего это мне его жена звонила. Я и не знала, что у меня с ним роман.
– Как же?
– Да я не читаю газет, журналов. 
– Хм. После моего развода с тот моделькой даже писали, что я вернулся к тебе, и мы вместе тайно поженились.
Я чуть не захлебнулась.
– Вот как! 
– Да. Ну вот, после этой новости о нашем с тобой романе я перестал верить всем этим статьям. И не поверил и сейчас. Решил проверить, одна ты или нет. Попросил брата помочь. 
– А чего это у тебя такой бедный? 
– А, это привычка еще с детства. Он богат, но скупой до ужаса. Если есть возможность не платить, обязательно воспользуется ею. Когда в школе учился, всегда таскал сникерсы с супермаркетов. Еще и мне приносил.
– Твой же отец говорил, что все твои братья в политику подались?
– Подались. Но Максу она была не по душе, и он ушел больше десяти лет назад.
– Угу. Ну, ты узнал, что я одна. И что теперь?
– Теперь? Да я вот решил… ты одна… и я один. Мы уже не молоды. Почему бы нам опять не сойтись?
– Немолоды? Вообще-то, Оноре де Бальзак считал, что женщина в тридцать лет как раз в самом расцвете сил. И много женщин в этом возрасте выходят замуж, а то и позже. 
– Ну, Бальзак когда жил? А мы живем сейчас. Признайся, ты уже не найдешь такого человека, какому сможешь доверять. Я, в конце концов, знаю тебя всю жизнь. Мы даже… любили друг друга. Я и сейчас тебя люблю. Пускай это не великая любовь, но нас много чего связывает. И ты не будешь исключением из тех женщин, какие в тридцать лет выходят замуж.
– Да, ты прав. Ты мне все равно симпатичен. И даже очень. 
– Ну вот видишь. Приглашаю тебя сегодня в ресторан. В восемь вечера я за тобой заеду. Согласна?
– Согласна.

Эпилог

Ну, вот так просто мы сошлись с Пабло. Мы уже взрослые люди, и оба понимали, что человека ближе нам уже не найти. В конце концов, мы все равно любили друг друга. Пускай не до умопомрачения, но любили. И спустя месяц мы обвенчались с Пабло в церкви, не делая из нашей свадьбы великого события и не собирая сотни людей. Хотя событием она все-таки стала. Для журналистов. И после свадьбы я предложила Пабло переехать ко мне жить. Только надо было бы его хоть раз до этого привести к себе домой, чтобы не было сюрпризов… Но я не додумалась его предупредить. Войдя ко мне в дом с чемоданами, у Пабло так и отвисла челюсть. Он увидел моих Анчика, Соню, Коко и Санти. Ну, вскоре он привык к ним. И даже полюбил. Спустя пару дней я поведала своему мужу историю появлений этих животных в моем доме, на что он спросил:
– Значит, я, выходит, тоже животное?
– Почему это?
– Ну, ты захотела выйти замуж, и завела меня. 
Я засмеялась.
– Да, мой кобелек, – говорила я, чмокая в щечку.
– Почему кобелек? 
– Потому что, купив себе Коко, я решила, что в следующий раз, когда захочу выйти замуж, куплю себе лошадь.

by Беллона

Розовая отметка счастья

Открыть
23
0

Дикая игра в любовь

Открыть
19
0
У вас нет доступа к комментариям
Translate