Хотите добавлять новости на сайт? Создайте свой аккаунт или войдите. Создать аккаунт

Поменяться местами

Просмотры: 45 Комментарии: 0

-Ну, если бы ты носила высокие каблуки, от тебя было бы больше пользы.
Марисса посмотрела на Пабло, возившегося с папками, сузив глаза так, что они стали почти незаметными.

— Возможно, Паблитто, если бы ты не втянул меня в очередную историю, мы бы и не оказались здесь и вообще, я не ношу каблуки! Это из-за тебя мы вынуждены перебирать эти чертовы папки! И когда у Глории была последний раз генеральная уборка?
Она со злостью посмотрела на парня.
— Но это ты напала на Бласа! А не я!
— Ага! А кто сказал, что он наябедничал маме о группе? Скажешь не ты?
— Так он действительно наябедничал!
— Кретин! Она и так о ней знала!!!!!!
Марисса отшвырнула стул, на котором стояла пять минут назад и пыталась достать кипу бумаг с верхней полки большого стеллажа.
— Зато ты так быстро ринулась в бой! Видела бы ты себя! Тебе стоит палец показать — и ты уже готова набить физиономию любому, даже не разобравшись в чем дело!
Сосчитав до десяти, Марисса уговорила себя не устраивать еще больших неприятностей своей многострадальной пятой точки и ответила:
— Я слишком ненавижу Бласа, что бы «разбираться, в чем дело»!
Пабло тихо ухмыльнулся, исподтишка рассматривая рыжую фурию. Как он любил, когда она беситься!
Дверь в приемную резко открылась и запыхавшийся Ману вбежал в помещение.
— Ребята, у нас ЧП! На студии ждут наш альбом, а мы с Мией не можем выйти из колледжа — Блас, скотина, совсем озверел! Ни на минуту не оставляет нас без надзора!
— Ману, сбавь обороты! Мы наказаны и уж точно не сможем уйти!
Мари тяжело вздохнула и уронила очередную стопку ненужных никому бумаг.
— Все уже устроено! Бласа отвлекает Мия, а около колледжа стоит машина, — с этими словами Ману кинул Пабло ключи и вытолкал ребят за дверь.
— У вас есть час!
Уже через минуту Мари и Пабло отъезжали от ворот колледжа.

— Давай быстрее, супермен!
Лексус летел по шоссе. За рулем был Пабло.
— Не говори под руку! — огрызнулся Пабло.
Они ехали по безлюдному шоссе, вокруг был только лес.
— И вообще, помолчи, будь добра! У меня от твоего голоса мигрень разыгралась!
У нее не осталось времени, чтобы сформулировать ответ. Внезапная вспышка света, автомобиль с визгом вильнул по шоссе, и все обратилось во мрак.




Марисса очнулась с пульсирующей головной болью. Вся ее голова вторила громкому и довольно неприятному биению сердца. Она осторожно открыла глаза, чувствуя как яркий солнечный свет атакует ее мозг ненужными стимулами, затем милостиво закрыла их снова, осторожно положив голову на руль.
Минутку.
Не она вела машину.
Ее глаза открылись, и она посмотрела на сиденье справа от нее. Калейдоскоп цветов взорвал ее видение, и она застонала.
В то же самое время застонал Пабло. Как только зрение прояснилось, она снова посмотрела на пассажирское сиденье…
И увидела себя.
Довольно кровавую и потрепанную версию себя, но тем не менее себя.
«О Боже», — сказала она… и услышала голос Пабло.
Она посмотрела на свои руки… но это не ее руки. Она сжала мускулы… и пара мужских рук тоже сжалась. Она посмотрела в зеркало и моргнула, в жестком солнечном свете появился образ Пабло. Она моргнула… изображение моргнуло. Она тряхнула головой… изображение тряхнуло в ответ.
Пабло снова застонал. Но это был ее голос. И когда он коснулся своего лица — это были ее руки и ее лицо.
Она видела, что он пребывает в том же недоумении, что и она. Но делал он это конечно со значительно меньшим изяществом. Она заметила, что пока экспериментировала с зеркалом, он коснулся «своей» груди.
— Ух-ты, я что могу забрать это домой? — произнес он… затем весь эффект от шутки исчез, так как он понял что произнес ее женским голосом.
— Не трогай их, — пробормотала Мари. Она посмотрела на своего спутника… себя, и сказала: «Это невероятно» Заметив, что Пабло сидит в ее теле также как он сидел в своем собственном, она решительно приказала: «Сдвинь ноги!»
Она посмотрела в свои собственные глаза, и увидела голубые глаза Бустоманте….
Он наклонил зеркало и побледнел. Он медленно поднес руку к волосам и нежно коснулся рыжих прядей.
— Мари, у тебя красивые волосы, — выдохнул он с восхищением, смешанным со страхом.
— Пабло, у нас нет времени, чтобы рассыпаться в комплиментах… тем более, что в настоящее время ты владелец этих красивых волос, — пробормотала Марисса. Он оторвался от созерцания рыжих волос своей подруги и вновь уставился на недавно приобретенную грудь
— О Боже, Пабло, — пробормотала она, коснувшись лица руками. — Что, черт возьми, происходит?
— Откуда я знаю! Но мне это нравиться! — он все еще с восторгом осматривал прекрасное приобретение.
Марисса вскипела и гневно смотря на свои же собственные руки, которые изучали её же грудь прищурилась. Перевоспитывать этого извращенца поздно, а вот прикольнуться….
— Пабло, а какой сегодня день?
— Вторник 20, а что?
Она улыбнулась невинно.
— А то, что у тебя критические дни наступят через пару дней.
Его лицо приобрело ужасно белый оттенок.
Она ухмыльнулась.
Главное правильно подать.

— Если ты будешь ехать хоть чуть-чуть быстрее, то мы раньше покончим с этим фарсом!
Марисса зло посмотрела на себя за рулем побитой машины, и отметила, что ей необычайно идет умное выражение лица. Да и вообще она ничуть не хуже своей матери. Такая же красавица, красивые глаза, и в самом деле были шоколадного цвета, стройная фигурка…. И очень красивые волосы… Интересно, а какие они на ощупь… «Стоп! Что ты несешь? Ты стала думать, как Бустоманте!!!!! Позор!!! Но если я так думаю, значит Пабло….. Нет!!!!!»
— Хочешь опять врезаться во что-нибудь?
А вот ехидный голос ей не идет!
Когда они немного пришли в себя, то решили отправиться на квартиру Пабло, вернее его отца, но Серхио Бустоманте там почти не появлялся, и сын пользовался роскошной студией как хотел. Но прежде они позвонили Мии и Ману и, проклиная все и вся, велели им явиться все в туже квартиру, стараясь не притащить за собой Бласа.

— Правильно ли я вас понял, — сказал Ману, — Ты Пабло, — заключил он, указывая на маленькую, рыжеволосую девушку. Повернувшись к высокому блондину, определенно мужскому индивидууму, он добавил: «А ты Марисса»?
— Все так и есть, — сказал Бустоманте, пожав плечами, и начиная грызть свои недавно приобретенные длинные ногти.
— Вопрос в том, — прервала их Спиритто, наблюдая, как Пабло грызет ее ногти, которые она недавно так старательно отполировала, а потом покрыла лаком, — Что с этим делать?
Вместе с Мией и Ману, которым удалось таки облапошить старосту, на квартиру притащились Томас и Гвидо.
— Ну, для начала, надо разобраться — что случилось! Как все было? — спросил Томас, бросая взгляд то на Пабло, то на Мари.
— Ради Бога, Гвидо, на что ты уставился?
Все головы развернулись в сторону Пабло, чьи шоколадные глаза теперь метали молнии в Гидо.
— Ты красивая девушка Пабло, — ответил Томас с коротким смешком. — Какой мужчина не будет смотреть на тебя? А Гвидо, ты же сам знаешь, собирает коллекцию красивых девушек.
Ману, вместо хохота, тактично прочистил горло.
— Мой разум абсолютно не поврежден, — сказала Мари, со слабой улыбкой, не в силах справиться с искушением, поддразнить самого известного бабника в колледже. А заодно и еще кое-кого. — Я всегда знала, что ты не такой тупой каким кажешься. Я все еще здесь. Хочешь?
Гвидо сделался зеленым.
— Не в моем теле! — предупредительно заорал Пабло, выглядя тоже несколько зеленовато. — И вообще, Гидо, подотри слюни! Это не твоя девушка!
Марисса пристально взглянула на него.
— Ты знаешь, что все это значит, Пабло? — спросила она его. — Это полностью переопределяет наши концепции сексуальности. Ты в теле женщины, накачанный женскими гормонами, в теле которое всегда было гетеросексуально,… но ты все еще сохранил свои первоначальные представления на свою сексуальность. Это показывает, что сексуальность скорей формируется окружением, чем генетикой, больше разумом, чем телом. Очень интересно.
Ошарашенные подростки смотрели на парня, который во всю увлекся новой идеей, и просто были в шоке.
— Обожаю, когда ты грязно выражаешься, Марисса, — сказал все еще зеленый Бустоманте. — Тот факт, что твое тело всегда было гетеросексуально, возбуждает все новые яркие фантазии. И вообще, похоже, мои мозги все же сделали свое дело — Спиритто, ты поумнела!
Гвидо же выглядел очарованным.
— Знаешь Марисса, это все меняет.
Он повернулся к Пабло.
— Почему бы тебе не найти молодую цыпочку, с хорошей видеокамерой, симпатичным корсетом, и…
— Я всегда думал, что ты зациклен на сексе, а не извращенец, — прервал его Ману, стараясь заткнуть уши Мии, которая с нескрываемым интересом слушала их диалог. Еще не хватало, что бы она при папаше начала рассуждать на тему свободной сексуальности, о которой наслушалась от группы явно сошедших с ума подростков. — Помолчите!
— Ты знаешь, что садомазохизм стоит на принципах — рабство, доминирующее поведение, садизм, мазохизм? — Не угомонилась Марисса, уже вовсю веселясь и наслаждаясь эффектом, который производила.
— А ты знаешь, что термины «садизм» и «мазохизм» родились от двух ребят 19 века — Леопольда Захер-Мазоха и маркиза де Сада. Которые соответственно любили доминировать и быть оскорбляемым женщинами, и думали что желание причинять боль другим — неотъемлемая часть человеческой природы?
Все повернулись к Мариссе.
— Ты почерпнула все это из мозга Пабло, или…, — Томас проглотил последнюю часть.
— или ссылки на порно сайты — это твоих рук дело? А то несчастный Гвидо отмахивался от них вполне натурально, — закончил за него Ману.
— Заткнитесь! Мы будем выяснять проблемы сексуальности, или все-таки попробуем что-нибудь сделать?
Марисса не припомнила, чтобы она умела так визжать — это скорей в стиле барби. Если этот паршивец посадит ей связки она самолично прибьет его! А как он все-таки покраснел! Или она?
— Ладно, мы поедем в школу, а вы придумайте что-нибудь! Мы же все-таки наказаны!
С этими словами Марисса поднялась на ноги и подошла к двери. Пабло последовал за ней, но в дверях остановился. Он ткнул указательным пальцем в календарь и прорычал:
— И еще, ребята лучше разобраться с этим за два дня. Ясно? Два дня. Ни дольше. Иначе…
Он обреченно вздохнул и вышел.

— Никуда не смотри, — сообщил Пабло заговорщицким тоном, но его глаза выдавали серьезность ситуации. — Не смотри вниз, не смотри вокруг, смотри прямо перед собой. И встань подальше от других. И не разговаривай ни с кем. И ради Бога, не свисти. Просто вошла, сделала свое дело и вышла.
Она понимающе кивнула, вытянулась в полный рост, и прошла в мужской туалет.
— И если используешь кабинку — НИКОГДА не садись! — Прокричал Бустоманте вслед, игнорируя удивленные взгляды вокруг.
«Это была ее вина! Она напилась диетической Колы!» — рассуждал он, слоняясь рядом с мужским туалетом. Могла бы, и подождать, тогда смогла бы пописать в школьном туалете в одиночестве.
Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, только бы она не написала на его любимые джинсы.
— Какого черта??
Из туалета послышался пораженный мужской голос. О Боже… Сквозь разум парня пронеслось множество возможностей: Она не смогла снять трусы и обмочила себя и его драгоценные джинсы; она спросила мужчину рядом с ним, как его держать; или хуже, решила посмотреть как он это делает; у нее возникла эрекция, и она спросила соседа как писать в таком состоянии… О Боже, а что если сосед гей? Пабло закрыл глаза, и застонал.
— Папа, а что этот человек делает? — услышал он детский голосок.
— Не беспокойся об этом, сынок. На свете много разных психов.
У Бустоманте перехватило дыхание.
Какого черта она там так долго?
Он начал проявлять нетерпение.
Какого…
Черта…
Она…
Там…
Так…
Долго???
Он рассматривал возможность организации вызова Поисково-Спасательной Команды и прикидывал, во сколько им это обойдется.
Наконец-то!
Он провел короткую инвентаризацию. Джинсы — проверено. Рубашка — проверено. Ни чего не намокло. Все застегнуто. Фууу. Его дыхание возвращалось к нормальному.
— Какого черта ты так долго?, — потребовал он объяснений.
Она с негодованием посмотрела на него, на мгновение, затем, тщательно игнорируя его, направилась к выходу.
— Марисса? — ему пришлось бежать, чтобы угнаться за ней.
— Ты забыл упомянуть еще кое о чем, — прорычала она ему.
Он нахмурился.
— Что именно?
— Например, что не следует полностью снимать штаны и трусы.
Пабло остановился как вкопанный.
— Ты… что ты сделала? — спросил он, не в состоянии понять, что он только что услышал.
— Ты слышал меня, — ответила Мари. — Ты сказал, что так важно не смотреть вокруг, так что я не знала, что делаю что-то неправильно, пока не сделала это!
Бустоманте потребовалась минута, чтобы переварить эту информацию, затем он спросил:
— Ты… ты совсем сняла штаны?
— Заткнись, Пабло.
— И трусы?
— Заткнись!
— Это что они у тебя вокруг лодыжек были что-ли?
— ЗАТКНИСЬ, ПАБЛО!!!!!!!

Переругавшись вдребезги, неугомонная парочка добралась до колледжа с небольшими потерями: Пабло сгрыз все ногти на «своих» пальцах, а Марисса, когда садилась за руль, ударилась «своим» самым драгоценным местом — эту боль она не забудет никогда! А около входа их уже поджидал хищно улыбающийся Блас.
— Спиритто! Бустоманте! Надаже, какие люди и без охраны!
— Блас!!! А что у тебя с лицом? Вчера пьянствовал?
Марисса в теле Пабло решила оторваться по полной, и высказать все наболевшее старосте, не боясь расправы.
— Да и костюмчик на тебе какой-то помятый!
Блас непонимающе уставился на голубоглазого нахала, который посмел сказать ему «ТАКОЕ»! Ему — старосте!!!! В этот момент ужасно бледная Спиритто подскочила к нему почти вплотную и, заикаясь, начала оправдываться. Оправдываться?!
— Блас…. Не обращай внимания…. Просто у Ма…. Пабло крыша поехала,… Мы попали в небольшую аварию…
— Да, ладно, Спиритто! — голубые глаза светились азартом, и Пабло поклялся прибить рыжую стерву, которая решила вволю отыграться…., — Я например, не знала…. не знал, что Блас умеет пить. Я думал, что он только слезы Коллучи способен вытирать!
В следующее мгновение тяжелая рука Бласа опустилась на лохматую голову блондина, и он кубарем покатился по полу. Первой мыслью Пабло было прибить Бласа, что он собственно и попытался сделать.… Но он совершенно забыл, что при всей боеготовности тело Мариссы слишком хрупкое, чтобы противостоять взбешенному старосте…
— Ах ты, гад! Поднимать руку на девушку!!!!! — с этим боевым кличем Пабло бросился на Бласа…..
Теперь на полу лежали уже двое, а над ними возвышался красный, как рак, Блас.
— Бустоманте, вы наказаны!!!! Спиритто, вы — тоже!!! Будете убираться в картахранилище, буфете, прачечной, библиотеке….. И еще где-нибудь! А сейчас, вы пойдете в свои комнаты, и будете сидеть там до конца дня. И чтобы я вас не видел!!!!
Блас театральным взглядом, этакой грозной сторожевой собаки, посмотрел на притихших подростков и уже собирался уходить, как что-то вспомнив, присел перед Пабло на корточки и сладко сказал:
— Пабло, а я и не знал, что ты теперь «девушка», как выразилась сеньорита Спиритто, но поверьте мне, мисс, если бы я знал….. Вряд ли вашему отцу это понравиться.
Он поднял глаза к потолку и с выражение произнес:
— Утренняя газета, первая полоса, огромный заголовок: » Сын губернатора — трансвестит!» Сенсация!!!
С этими словами он быстро ушел.
— Я тебя убью.
Спокойный голос Мариссы раздался в гробовой тишине и, издав пронзительный вопль, взбешенный Пабло накинулся на …. на себя же.

Когда стихли последние вопли и усталая Марисса, наконец, угомонилась, парочка, довольно потрепанная и побитая пулей вылетала из колледжа. Справедливо рассудив, что терять им больше нечего, они решили на время уйти из колледжа, пока все не встанет на свои места. Штабом было решено назвать квартиру Пабло, куда, и поехали ребята.
Как только они переступили порог дома, Марисса, схватила Пабло за руку, потащила в ванную.
— Пабло, тут бывает твоя мама?
— Ну да….
— Отлично!
Лихорадочно обследуя ящики ванного шкафчика, блондин вытаскивал все новые и новые бутылочки и баночки.
— Отлично! У твоей мамы отличный вкус, прямо как мой! Так, теперь слушай и запоминай! Мне не особо приятно видеть себя в таком состоянии, до которого ты довел мое несчастное тело, так что мой тебе совет — делай, как я скажу! Шампунь, увеличивающий объем — намыливаешь и споласкиваешь только раз, — объяснила она, показывая ему бутылку. — Увлажняющий кондиционер — намыливаешь один раз и смываешь теплой водой. Кондиционер, увеличивающий блеск волос — намыливаешь раз и смываешь, но на этот раз холодной водой. Ты понял? Холодной водой. От нее волосы больше сияют. Увлажняющий гель для бритья — выдавишь немного, растираешь это в пену, но проверь, что он покрывает все, что ты собираешься брить. И лучше бы это были только ноги и подмышки. Ты понял? Никаких творческих порывов или… чего-нибудь. Бритва — бритье против корней волос и будь осторожнее с коленями… с ними всегда трудно.
Глаза Пабло становились все больше и больше с каждым новым продуктом и новым указанием. Он хотел вставить слово, изумленный, но не особо испуганный. А Марисса тем временем сбегала в спальню и принесла халат и большое махровое полотенце. Вручив все это обалдевшему парню, Мари ободряюще хлопнула его по плечу, от чего Пабло присел на край ванной, и сказала:
— Удачи!
Уже в спину удаляющейся Мариссе Пабло крикнул:
— И ты называешь Мию дурой? Да все вы девчонки одинаковые!!!
Зря….. Зря ты это сказал. Не стоит будить зверя в Спиритто, особенно если он уже почти проснулся. Резко развернувшись, Марисса бросила, на сжавшегося в комок Пабло, испепеляющий взгляд и только открыла рот, как Бустоманте срывающимся голосом прокричал:
— Ладно! Я все понял!
Марисса вздохнула и захлопнула дверь.
А Пабло с тоской посмотрел на гору баночек. Не в его положении спорить.

Продезинфицировав раны, которые приобрел Пабло, в ходе войны с бритвой и, проинструктировав его, как именно он должен сушить ее волосы, Марисса шагнула в благословленный душ. Пока она намыливалась, ее разум блуждал, или лучше сказать, она вынудила его блуждать подальше, отвлекая его от того факта, что она покрывает тело Пабло пеной. Но назойливые мысли не давали покоя, и Мари все медленнее и медленнее орудовала губкой. Тяжело дыша, она, вконец измотав себя, бредовыми фантазиями, уставилась в зеркало. Не помогло. На нее смотрели темные от желания глаза Пабло. «У меня совсем крыша едет, а чертов Бустоманте во всем виноват! Извращенец! Если бы не его мозги, я бы до такого не опустилась!». Но на этом моменте мысли Мариссы были прерваны волной чувств, которая незамедлительно распространялась по всему телу и заканчивалась в паху. Девушка с ужасом смотрела как увеличивается в размерах обязательный атрибут любого мужчины. «Нет…Нет….»
— Ааааа!!!!!

Пабло не мог слышать особо много, поскольку фен ревел прямо в ухо. Он также не мог много видеть — поскольку щетка, которой он так старательно делал попытки, согласно инструкциям Мариссы, завить кончики волос, теперь была поймана в ловушку. Ловушку, которая раньше была красивой массой солнечных, шелковистых, рыжих волос, а теперь, благодаря его усилиям, представляла собой свалявшийся холмик.
Но даже сквозь его бесцельные попытки позаботится о волосах, он услышал агонизирующее завывание Спиритто в ванной. Он уронил фен и щетку, к которым теперь присоединились несколько прядей волос, и кинулся на подмогу к Мари.
— Марисса? — позвал он ее, открывая дверь ванной.
Приглушенные стоны были единственным свидетельством наличия девушки в ванной.
— Ты… в порядке? — спросил Бустоманте осторожно, и с некоторым трепетом, заглядывая в заполненную паром комнату.
— В порядке, — услышал он голос Мариссы, приглушенный душем.
— Что случилось?
— Ничего! Уйди!!!!!
Пабло совсем растерялся, а Марисса лихорадочно оглядывалась ванную в поисках чего-нибудь, чтобы облегчило её страдание. И не нашла ничего лучше, чем включить холодную воду.
— Ааа!!!!
Пабло, который продолжал стоять в дверях и безрезультатно распутать волосы, подскочил от неожиданности.
— Марисса!! Что случилось?
Она не ответила ему, и парень старался различить хоть что-нибудь, за рассеивающимся паром.
Вода перестала течь, и он сделал инстинктивное движение, чтобы повернуться вокруг и дать Мариссе некоторую интимность… но к чему беспокойство? Что он себя, не видел что ли?
Спиритто вышла из ванной… и закричала.
Пабло казалось, что он провел целую вечность, слушая свой голос. Причем, он точно знал, что никогда прежде, его глотка не могла издавать такой пронзительный, неблагозвучный звук.
— Какого черта ты сделал с моими волосами? — кричала Марисса.

Марисса сидела на диване и смотрела, как Пабло роется в шкафу, доставая для неё чистую рубашку. Впервые за все прошедшее время на неё накатило отчаяние. Подойдя к окну, Марисса прислонилась лбом к стеклу и начала легонько биться об него головой. Испытывая странное, мазохистское удовлетворение от этого.
Она проведет остаток своих дней в виде «супермена» Бустоманте…
Бум.
Ей придется полюбить девушек….
Бум.
Ей придется научиться туалетному этикету….
Бум.
Как… мастурбировать…
— Марисса? С тобой все в порядке?
Как… о Боже… быть гетеросексуальным мужчиной.
— Марисса!!!!
— А..! Что? — рассеянно спросила девушка и посмотрела на Пабло. И хотя она видела перед собой свои, родные шоколадные глаза, все равно взгляд был стопроцентно взглядом Бустоманте. От это того почему-то стало легче. Жалобно посмотрев на Пабло, Марисса сказала:
— Из меня выйдет ужасный мужчина…..
— Ну, а из меня женщина. Я ничего не знаю о ваших женских секретах, я не умею укладывать волосы, чтобы три этом не выдрать половину всей шевелюры, я не умею краситься, я ничего не знаю о критических днях и тампонах… Я даже не могу следовать наставлениям на коробке…..
Брови Мариссы медленно поползли вверх. — Пабло? — поинтересовалась она.
— ЧТО?
— А откуда ты знаешь, что на коробке тампонов есть наставления?
Бустоманте сопротивлялся желанию задушить ее, понимая, что он просто не в состоянии этого сделать, по причине его маленьких рук. Пока Пабло прикидывал, чем бы запустить в Мариссу раздался звонок в дверь.
— Я открою! — Бустоманте решил не будить в Спиритто зверя еще раз и побежал открывать.
В коридоре раздался голос Ману, потом Гидо, и уже последним она услышала свой голос. Когда ребята вошли в комнату, Пабло плаксиво сказал:
— Мари, у нас беда!!!! Дунофф сказал, что если мы не явимся в школу к вечеру, то исключат не только нас, но и весь третий курс!
— И еще он велел прийти прямо к нему в кабинет. С повинной, — осторожно добавил Томас.
Марисса долго смотрела то на Пабло, то на сжавшегося Томаса, то на как всегда веселого Гвидо, прежде чем сказать:
— Ну, значит пойдем.
— Ты, что с ума сошла! Гитлер нас убьет!!!!
— Заткнись, Пабло! Будешь делать, что я скажу — и ничего плохого не случиться.
Удерживая Пабло взглядом, Мари подошла к нему почти в плотную, после чего ткнула пальцем в грудь и угрожающе прошипела:
— И только попробуй выкинуть какую-нибудь шутку! Только попробуй мне мстить за Бласа, я навсегда останусь в твоем теле и пересплю с Томасом.
Пабло смотрел на неё, как кролик на удава. При последней фразе он шумно сглотнул и кивнул головой.
— Отлично, поехали!

Проинструктировав Глорию (которая попросту подслушала разговор директора) в недвусмысленных терминах, чтобы она препроводила двух беглецов в его кабинет сразу, по их прибытию Марсель Дунофф сел за стол и принялся за бумажную работу,… Он ненавидел бумажную работу…. Директора душил гнев. Как всегда в колледже очередное ЧП, и виновата в нем, конечно же, сеньорита Спиритто! И почему он её до сих пор не выгнал? Конечно, из-за Сони Рей! Стоит ей только появиться в его кабинете, как Дунофф таит на глазах. Такая роскошная женщина….. Как она ведет себя, как разговаривает — звезда до мозга костей! А какая у неё походка! Если бы у Дуноффа был лакей, он бы наверняка представлял маму Мариссы так: «Господин директор, к вам посетительница. Прошу! Грудь Сони Рэй и сама несравненная Соня Рей!». А он бы неспешно, с небрежной грацией вставал бы со своего кресла навстречу женщине его мечты…..
Аппарат на столе запищал и Дунофф, нажав кнопку с правой стороны, сказал:
— Да?
— Сеньор Дунофф, прибыли Марисса Спиритто и Пабло Бустоманте.
— Отлично, пусть проходят.
Ехидно улыбаясь и потирая руки в предвкушении разборки, директор смотрел на дверь. Когда она стала открываться, Дунофф натянул на лицо маску гнева и грозным взглядом «проводил» детей до своего стола.
— Нус…..И чем вы объясните ваше отсутствие? И поведение?
Парочка, опустив головы, молчала.
— Я, кажется, задал вопрос! Или мне пригласить ваших родителей?
— Нет! — слишком резко крикнула Марисса и вскочила с кресла. Пабло бросил, уж слишком грозный взгляд на огнеголовую подругу и грубо схватив её за руку, усадил на место, прошипев на ухо «Заткнись!». Дунофф мысленно сжался, ожидая бурной реакции Спиритто, молясь, чтобы стены колледжа выдержали…. Но не услышал ни звука. Удивленно смотря, как Марисса со страхом («со страхом?») покосилась на Пабло и опустила глаза, Дунофф оседал в свое кресло. Нет! Он решительно ничего не понимал! Он ожидал чего угодно — диких криков, драки, угроз и даже швыряния мебелью, но уж точно не ТАКОЕ!!!!
— Пабло, объясните, в чем дело? Почему… — директор прочистил горло, — почему сеньорита Спиритто вас боится?
Пабло изумленно посмотрел на Марселя, потом на притихшую Мари, потом на себя и залился краской.
— Э…, сеньор Дунофф…. — его голос утих, и на мгновение он замолчал совсем, собираясь с мыслями.
— Понимаете…. Э….
— Бустоманте! Перестаньте мямлить! И объясните в чем дело? Где вы пропадали? И кто вообще разрешил вам выйти?????
Пабло потерянно посмотрел на склоненную голову своей подруги, и обреченно вздохнув, начал:
— Я похитил Мариссу!
Мари резко попыталась вскочить и уже открыла рот, чтобы что-то сказать, как Пабло вновь усадил её на место и продолжил:
— Я её похитил, потому что безумно люблю! Я был таким дураком, что просто не видел этого! Я всегда был «папинькиным сынком», и делал, так как скажет он, и никогда не принимал решения самостоятельно! И поэтому Мари меня не любит! Она считает меня слабаком и подкаблучником! И я решил ей доказать, что я не такой! Что я тоже могу сделать что-то сам! Вот!
Дунофф почувствовал, что у него едет крыша. Либо он чего-то не понимает, либо Глория что-то подсыпала ему в чай!
— И еще, — разошелся Пабло, — Я наиболее безответственный, иррациональный, бесчувственный человек с этой стороны Альфа Центавры! Я совершенно не подумал о её чувствах, когда спорил на неё с Томасом, я не хотел признавать любовь, пока не потерял её, я променял её на… на шлюху! И вообще… я полный дурак!
Точно Глория что-то ему подмешала! Скорую! Срочно скорую!
— Вы двое! — прошипел красный, как рак директор, — вон из моего кабинета!!! Вон!!!!!
Ребята резко вскочили и вылетели из кабинета, по пути ударив дверью Глорию, которая старательно подслушивала весь разговор.

— О чем, черт возьми, ты думала, Марисса? И что за спектакль ты там устроила?, — потребовал объяснений Пабло, едва поспевая за разбушевавшейся Мариссой, которая похоже и не осознавала, что ее знаменательно более длинные ноги теперь, сделали ее темп неудобным для Пабло.
— О чем, черт возьми, Я думала? — повторила Марисса, даже не оглянувшись. — Это ты вел себя, как последний идиот! «Почему сеньорита Спиритто боится?», — очень натурально передразнила директора девушка, — Кретин!!!!!! Я никогда ничего не боюсь! Тем более такого придурка, как ты!
— Эй! Полегче на поворотах!, — Пабло надоело слушать оскорбления в свой адрес и, решив не обращать внимание на тот факт, что он теперь гораздо меньше и слабее все дать отпор взбесившейся Спиритто. Ведь ей это как-то удается?!
— Мне надоело, что ты постоянно называешь меня кретином, идиотом, придурком и так далее! Ты просто сама не в состоянии понять, что ведешь себя как мальчишка! Я просто не знаю, как с тобой разговаривать. Ты видимо, не сильно огорчилась, что попала в мое тело. У тебя прекрасно получилось вжиться в роль злобного парня. Браво!
Пока взбешенный Пабло высказывал все наболевшее, они дошли до пустого кафе и уселись за столик. Как ни странно ни Сандры, ни Каталины на месте не было.
Марисса уже не слушала, что ей говорил Пабло, она пыталась собраться с мыслями. Если все что произошло в кабинете директора не ужасный сон, то она только что призналась Пабло в любви! Слава Богу, что этот кретин ничего не понял. Боже, и что он так орет!
— Заткнись, Пабло!
— Не затыкай меня! — Пабло пытался из последних сил достучаться до Мариссы, но уже понимал — ему это не удастся.
— Ладно, проехали, — сказал он несколько раздражительно. В данный момент он пытался поудобнее устроиться на стуле, но что постоянно ему мешало. Юбка! И черт дернул Мариссу одеть сегодня юбку — она же отрадась их не носила! Казалось, что этот предмет одежды, волшебным образом сам скрутился вокруг бедер, так что разрез, который первоначально был сзади (хотя сначала он поместил его спереди, прежде чем Спиритто выправила его и в ясных терминах объяснила ему, чтобы он прекратил издеваться… вообще-то ему нравился разрез спереди) теперь повернулся на бок.
Вспоминая гневный взгляд Мари, он пытался осторожно вернуть юбку на место.
— Но согласись, ты вечно меня оскорбляешь! — наконец он отказался от попытки поправить чертову юбку незаметно. Он встал, расстегнул застежку, очевидно не осознавая, что Марисса получила полный вид его кружевных черных трусиков.
— Ради Бога! — простонала Спиритто в ужасе, подскочив к парню, чтобы поправить ущерб.
У дверного проема — открытого дверного проема, отметила Спиритто с тревогой, кто-то деликатно откашлялся.
Девушка слегка повернула голову, соображая, что одна ее рука находится на талии Пабло, а другая где-то под юбкой.
Это оказалась первокурсница. С взглядом полным ужаса на ее лице, она сжимала конверт на груди и созерцала разворачивающуюся сцену перед ней.
— Я просто положу его на стол…, — Ее глаза нервно метнулись к столу. — На … пол! Я оставлю конверт на шлюхе… я имею в виду на полу! Это для Сандры, от поставщика!
Она уронила несчастный конверт на пол и бросилась в дверь.
— Что, черт возьми, она имела в виду под шлюхой? — спросил Бустоманте оскорблено.
Юбка, наконец-то встала на место.
— Я так больше не могу, — пробормотала Марисса, опуская голову на стол.
— Это твои руки были у меня под юбкой, — напомнил Пабло.
Девушка даже не подняла голову.
— Мари… Ну хватит, перестань! Все будет хорошо, — попытался утешить подругу Пабло.
— Найди Ману, и узнай, что они нашли…. — простонала Марисса, так и не поднимая головы.
Бустоманте тяжело вздохнул и, проведя рукой по непослушным светлым кудрям, отправился на поиски Мануэля.

Марисса сидела за столиком и пыталась не впадать в панику — ей чертовски надоело быть Пабло Бустоманте. Как же много она отдала бы, что бы вновь стать Мариссой Пиа Спиритто! Как хочется вновь увидеть в зеркале свое родное лицо, почувствовать запах своих духов и, наконец, ощутить себя девушкой….
— Пабло….
И, Боже, как ей хочется к маме….
— Пабло!
Но разве можно к ней заявиться в таком виде.?!
— Пабло!!!
Марисса подскочила. Затем ее глаза остановились на… ней.
— Соль!!!, — произнесла она.
Светловолосая девушка слабо улыбнулась, вскинув брови. Затем она кошачьими шагами стала приближаться к Спиритто.
Мари отступила, натолкнулась на стол и только через определенное усиление удержалась, чтобы не перелезть через стол и не убежать. — Я… а… что… я … Что тебе надо?
Господи! И только она могла так влипнуть!
— Давай сыграем в гипотетическую игру, Пабло.
— Э… хорошо… я тут просто…, — начала Марисса, но Соль прервала ее.
— Предположим, гипотетически, что девушка, просит своего бывшего парня, пригласить её на ужин. Предположим, что между ними ничего не будет, если… Если ты сам не захочешь.
— Я… думаю, это плохая идея!
Соль остановилась в двух сантиметрах от Мариссы, и девушка ощущала запах её тяжелых, приторно-сладких духов. «От Мии так никогда не пахнет!»
— Нет? Тогда, может ты объяснишь, почему не пришел на свидание, которое я тебе назначила, в прошлую субботу?
«Пабло ее прокатил… Пабло ее прокатил… Пабло ее прокатил…»
Если Марисса правильно помнит, то в прошлую субботу была внеплановая репетиция… Точнее репетировали только он и она. Точно! Они тогда неплохо провели время! Сначала немного попели, потом у Пабло порвалась струна в гитаре и он предложил спеть так, без музыки. Это было классно!!!!! Потом он сбегал в буфет за едой и они устроили пикник….. Да…. Это можно было считать перемирием… Если бы не одно «но» — Пабло на следующее же утро прилюдно обозвал её истеричкой! А помниться тогда она даже просила, не торопиться ли он куда-нибудь? А он ответил, что нет…..
«Пабло ее прокатил… Чтобы прорепетировать со мной, а потом устроить поздний ужин!».
Марисса вспоминала все эти чудесные вещи, и прикидывала, что хорошо бы сказать Соль: «Ну, честно говоря, милая, я провел этот вечер с Мари, и мне было совсем на тебя плевать». Уууу, это хорошо… это я запомню.
Или… «Знаешь, Соль, я провел не только вечер, но и ночь с Мари. Та переспросит подозрительно: «И ночь??». Я, ухмыляясь: «И ночь…». «Почему же ты не предупредил, что не придешь? Я ждала тебя, как дура!». «У меня просто не было сил встать с постели и подойти к телефону. Видишь ли, мой сотовый остался в куртке, а она…»
Или даже так: «Видишь ли, Соль, когда я принимал твое приглашение, я был конченый человек, одинокий и всеми покинутый человек, уверовавший, что моя жизнь — это пустая трата времени! Но я провел двенадцать часов с самой замечательной и удивительной девушкой во всей вселенной и понял, что только рядом с ней я могу что-то из себя представлять! Это были удивительные часы моей жизни! Мы так хорошо пели вместе, как будто это наши сердца говорят о любви, потом мы мило поужинали и я начал целовать самое прекрасное тело, которое когда-либо видел! Я так увлекся изучением её обнаженного тела, раскинутого на подушках … как я обычно делаю… , что не смог оторваться! Я понял, что люблю её больше жизни! И мне так хочется провести с ней остаток жизни, на какой-нибудь прекрасной вилле или затерянном острове, завести кучу детишек и никогда больше не видеть твоей хари!»
Ладно, последняя часть опять была слишком. За исключением части про ее харю.
— Пабло?
Мари тряхнула головой и открыла рот, чтобы «порадовать» ее — Соль. Наконец! Эту абсолютно не заслуживающую уважения выскочку, которая вечно лезет не в свое дело и постоянно встает на пути у их с Пабло любви.
И прежде чем слова сорвались с ее языка, Соль сделала шаг навстречу, с выражением беспокойства на лице.
— Ладно, Пабло, проехали, я тебя прощаю, — сказала блондинка с улыбкой, положив палец на губы Бустоманте.
«Ого», — подумала Мари, борясь с желанием нырнуть под стол. Как девушка, она знала, что последует дальше — поцелуй-после-пальца-на-губах. Единственная неясная вещь состояла в том то, что она должна сделать, чтобы предотвратить тот момент, когда Соль подойдет слишком близко и Мариссу вырвет. «Вообще-то, не такая плохая идея, если меня вырвет прямо ей в рот»- подумала Спиритто, мысленно представив себе эту картину.
Как ей хотелось запустить чем-нибудь очень тяжелым в эту паршивку, или размазать весь её макияж по отвратительному лицу, или выдрать все волосы….. но, она должна была поступить как Пабло. В конце концов, она и так слишком много неопрятностей ему доставила. Впрочем, помочь Бустоманте в избавлении от этой прилипалы, она может!
— Послушай, детка! — сказала Марисса, убирая пальцы Соль от своего лица, — Ты можешь понять, что я больше не хочу тебя видеть! Я устал! Я тебя больше не люблю, да и вообще не любил!
Лицо Соль сначала стало багровым, потом страшно-серым, а потом снова покраснело.
— Это все из-за Мариссы??? — на удивление спокойно спросила девушка.
— Да….
— Я тебя ненавижу, — все тот же пугающий спокойный голос. Мгновение Соль собиралась с мыслями и силам, а потом обрушила весь свой гнев на Мариссу. Она резко накинулась на неё, со страшным криком, царапаясь и кусаясь. Мари только и успевала закрывать руками глаза. Неизвестно сколько бы это продолжалось, если не Мия.
— Дрянь!!!!! А ну отвали от неё!!!!!
С этим криком, Коллучи ринулась в драку. Кто бы мог подумать, что она так хорошо дерется. Теперь по полу валялись уже трое.
— Дрянь!!!
— Скотина!!!!
— Шлюха!!!!
На их крики прибежали Пабло и Ману. Увидев дерущихся девчонок и Мари, которая пыталась выдрать как можно больше волос из итак потрепанной головы Соль, они попытались разнять девушек…. Но, как известно, когда дерутся девушки — лучи молчать и не вмешиваться. Пытаясь оттащить разбушевавшуюся не на шутку Мию, Ману налетел прямо на длиннющие ногти Моль и скорчился в «предсмертных» муках. Коллучи тут же принялась утишать возлюбленного, не забывая орудовать ногами. А Пабло ошарашено смотрел на происходящее, и не знал что делать. Ситуацию спасли подоспевшие Гвидо и Томас.
— Мы знаем, что делать!
Ману схватил ревущую Соль и крикнул:
— Быстро! А то я долго не смогу держать эту каракатицу!
Пабло и Марисса в сопровождении Гвидо, Томаса и Мии выбежали из кафе.

— Ну, что вы нашли? — на бегу спросила Марисса.
— Мы порылись в Интернете, и нашли пару рассказов людей, которые побывали в такой же ситуации. Это называется «переселение душ»…
— Это и кретину понятно! — вставила свое слово Мари.
— На кого это ты намекаешь? — оскорблено заметил Пабло.
— Не на тебя, не обольщайся…
— Я и не собирался!
— Заткнитесь оба! — рявкнул взбешенный Томас.
Они как раз добежали до машины.
— Слушайте внимательно! Это происходит с теми людьми, которые скрывают свои истинные чувства. Да, и не смотри на меня так, Мари, т.е. Пабло…. Не важно!
Суть в том, что если два человека любят друг друга, но не признаются в своих чувствах, в дело вступают потусторонние силы. И чаще всего злые. Вот если бы в ваше дело вмешались ангелы, вы бы оказались на каком-нибудь прекрасном острове. И там, среди цветочков и лепесточков, все равно признались бы друг другу в любви. Но…. Ваш случай оказался слишком тяжелым и в дело вошли черти. А они, как известно, народ веселый и помимо хороших побуждений, которые навязаны службой, любят поприкалываться над своими подопечными. Они поменяли вас телами, чтобы вы вышли из себя и сказали свои истинные чувства. Как и произошло в кабинете директора…
— Откуда ты знаешь? — хрипло спросила Марисса.
— Глория рассказал…
— Сплетница!
— Не сейчас! Это не важно. Главное, что ты это сказала. Сейчас вам нужно поехать на то же место, где произошло переселение и сказать о своей любви. И только в том случае, если вы скажите правду — все вернется на круги своя. Счастливо!
Пабло угрюмо посмотрел на Мари и кивнул.
— Ладно. Если это единственный выход…
Мари бросила тяжелый взгляд в сторону довольно Томаса и тоже кивнула:
— Хорошо. Поехали.
— Марисса, удачи! — сказала Мия. Она стояла немного в стороне и потирала синяк на ноге, полученный в ходе драки. Уж если барби пожертвовала собой ради неё, но что ей стоит сказать всего три слова?
— А это точно ЕДИНСТВЕННЫЙ выход?
— Да….
Они сели в машину. Пабло за руль, а Марисса рядом. Взвизгнули тормоза, и машина рвану с места.
— Конечно, можно было сходит на сеанс гипноза, но это было бы слишком просто!
Мия довольно улыбнулась и, опираясь на Гвидо и Томаса, затянула свою любимую песню…..

— Итак, мы на месте. Именно здесь с нами произошла вся эта фигня. — Пабло остановил машину и повернулся к Мариссе.
— Послушай, убери это дурацкое выражение с моего лица! Я никогда так не хмурюсь!
— Что, боишься морщинок? — ехидно поинтересовалась Марисса.
— Нет. Просто не люблю, в отличие от тебя, строить рожи.
— Эй! Полегче!
— А сама?
Спиритто гневно уставилась на Пабло и, досчитав до десяти, глубоко вздохнула.
— Мы сюда не ругаться приехали…..
— Да…
Стараясь не смотреть друг на друга, они стали нервно оглядываться по сторонам. Неловкая пауза затянулась. Мари не знала, что ей сказать, а у Пабло пересохло горло.
Он нервно покашлял и хрипло сказал:
— Ну, давай, начинай….
— А почему именно я? Кто тут мужчина?
— Ну, в данный момент — ты!
Пабло улыбнулся и показал на зеркало. Девушка даже не стала туда смотреть, она отлично знала, что увидит лицо Пабло.
— Ладно, только ты отвернись! И не смотри на меня! И чтобы я не слышала ни одного звука! Только попробуй засмеяться!
— Может мне еще и уши заткнуть?
— Отличная идея!
Пабло вздохнул и отвернулся. Прошла минута, другая, а Марисса все еще молчала. Он уже хотел повернуться и спросить в чем дело, но она заговорила….
— Знаешь, когда я увидела тебя в первый раз, я сразу решила что ты один из тех отпрысков богатеньких родителей, которые только и знают, что строить из себя маленькое подобие мамы с папой. По сути, так оно и было. Но только сначала. А потом…. Сама не знаю почему, но меня стало тянуть к тебе. Я увидела в тебе не только «папенькиного сынка», но и личность. Твое увлечение музыкой…. Ты бы видел себя, когда ты играешь на гитаре. Сразу, невооруженный взглядом, видно, что ты занимаешься любимым делом. Ты светишься изнутри. И еще я увидела, что ты можешь быть не только высокомерным, но и нежным, настоящим. Когда мы стали встречаться, для того чтобы успокоить Соню и Серхио, мне было забавно с тобой. Ты помнишь, как поцеловал меня в классе? А потом соврал, что сделал это, потому что тебе что-то там «показалось»? Это была самая идиотская отговорка, которую я когда-либо слышала. Я же видела, чувствовала, что тебе это было нужно…. Когда отец увез меня в Италию, я поняла, как люблю тебя. Сначала я старательно избегала мыслей о тебе…, но чем быстрее я бежала, тем больше думала о тебе. А, вернувшись домой, я увидела тебя и …. Паулу. Это был удар ниже пояса. Очень больно и тяжело…. Потом твой спор с Томасом. Господи, я думала что умру. Мне было так больно, страшно, и …. стыдно. Почему стыдно? Потому что как могла я, Марисса Пиа Спиритто попасться в такую ловушку? Как?
Пабло, ты столько боли причинил мне, что я могла тысячу раз умереть….. Но не умирала. Знаешь, иногда я просила смерть забрать меня. Ведь я же не могу быть постоянно сильной? Ты себе не представляешь, как это тяжело «держать» лицо при любых обстоятельствах! Не обращать внимания на боль, на страх… Всегда и для всех быть не сокрушаемой. Я устала!!!! Я тоже хочу иногда поплакать, как Мия, чтобы меня утешали, веселили и заботились обо мне. Хочется переложить часть моей боли на чьи-нибудь плечи….
Последние слова утонули в потоке слез. Марисса почувствовала нежные и заботливые объятия и услышала слова Пабло:
— Я люблю тебя. Я буду о тебе заботиться, и ты всегда будешь защищенной. Я клянусь тебе, что больше никогда не причиню тебе зла. Никогда.
Он еще крепче обнял её, и, удерживая руль одной рукой, резко надавил на газ…..

Пабло очнулся от нестерпимой боли. Вся голова, как будто раскалывалась на мелкие кусочки. Он осторожно открыл глаза. Оглядел пространство впереди себя — руля нет… Значит все снова на своих местах! Можно поблагодарить ребят — они молодцы!
Но когда он посмотрел на Мари, ему расхотелось быть благодарным. Он забыл как дышать.
Она полулежала в кресле, каскад волос закрывал ее лицо, от его взгляда… но к счастью, пряди волос перед ее ртом, двигались от ее глубокого дыхания. Она спала… просто спала.
Он проверил ее пульс на всякий случай, но тот был сильный и устойчивый.
Он вспомнил как дышать и развернул машину к колледжу.

by Кэми

Какова твоя цена?

Открыть
41
0

Письмо

Открыть
40
0
У вас нет доступа к комментариям
2018 Rebelde Way - сериал Мятежный Дух (Мятежный Путь)
Архивные и свежие новости, музыка, видео, отборные фотографии актеров сериала и много всего интересного.

Яндекс.Метрика      
Translate