Хотите добавлять новости на сайт? Создайте свой аккаунт или войдите. Создать аккаунт

Странная штука – Жизнь

Просмотры: 49 Комментарии: 0

Глава первая. 
Дневник Мариссы Андраде, запись первая.

31.08.2007 
Ну, что? Вот и я решила начать писать дневник… Зачем? Признаюсь, пока не понимаю. Говорят, это помогает. Вот и проверим. 
Сегодня 31 августа, последний день каникул. Обидно. Вроде бы ещё совсем не давно мы с моим соседом стояли под дверями кабинета, в котором проходил экзамен. Да, тяжелое было времечко, ну, ничего сессия, слава богу, уже позади, но завтра пора возвращаться в универ. 
Я сижу сейчас на подоконнике в единственной комнате квартиры, которую, я уже по праву могу назвать своей, хоть это и не совсем так, смотрю в окно, за которым вот уже третьи сутки идёт ливень. По радио, кажется, говорили что-то о штормовом предупреждении. Эх, с каких интересно пор я начала слушать радио? Наверное, с тех самых, когда поняла, что по телевизору новости показывают реже, нежели их можно услышать по радио. А я ведь жду весточки, напоминания, хотя бы очередной глупой, но такой чувственной песни от мэрского сыночка… Интересно, где он сейчас? Вспоминает ли обо мне? Да и вообще, какого чёрта, он тогда ушёл? И куда? Не хочу пока рассказывать о том, что случилось, попозже, я ещё не привыкла делиться своими чувствами и воспоминаниями с тетрадкой. 
Мне кажется, я, по тихонечко, схожу с ума! Я уже тушу четвёртую сигарету, ещё толком не успев её зажечь… А когда я начала курить? После его ухода? Кажется, да… Чёрт, снова всё сводиться к нему… Не хочу так. Видимо сегодня не тот день… До следующей записи, тетрадка, надеюсь, мы найдём с тобой общий язык.

Глава вторая. 
Сосед.

Я решила всё-таки слезть с подоконника. Ну, естественно, я даже это не могу сделать нормально! Свалила любимую вазу своего соседа по квартире, конечно, если данное помещение можно так назвать. 
Небольшая, даже очень небольшая, ну, в общем, маленькая однокомнатная квартирка. Единственная комната здесь метров пятнадцать, не более, маленькая кухонька, примерно, метров шесть и туалет с ванной, соответственно тоже небольшие. В общем, типичная холостятская квартира, какой она и была до недавнего времени, хотя… Это, смотря какой срок считать недавним. Вот я тут обитаю уже около года, ну, месяца на два меньше, и для меня это недавно, а для кого-то это уже давно. По крайней мере, мой соседушка не собирается меня отсюда выселять, и это главное, потому что я не могу вернуться в свою…нет, в нашу бывшую с Пабло квартиру, которая сейчас пустует… А может, он уже вернулся… Нет, нет, нет! Это полный абсурд! Если бы папенькин сыночек вернулся он бы забрал меня отсюда, я знаю… А его нет… Пропал? Сбежал? Не знаю. Факт состоит только в том, что его здесь, в городе, нет, а как бы хотелось бы…хотя, быть может, мы уже растеряли все те чувства или мы просто не можем быть вместе, не смотря на то, что безумно любим друг друга. Всё, хватит! Хватит насиловать себя мыслями о нём, пора бы, наконец-то, заняться уборкой, которую ты ещё с утра начала делать, но как всегда, засмотрелась на дождь, задумалась, и ещё тысяча дурацких причин. Интересно, а, сколько сейчас время? Что?! Сколько?! Два часа дня?! Боже мой, скоро уже соседушка мой драгоценный припрётся от своей девушки, а я всё ещё в пижаме, хотя встала в шесть утра! Что он обо мне подумает?! А вообще, он уже привык, так, что не будем лишний раз дёргаться, Марисса. Ладно, всё Марисса, начинаем складывать вещи, которые ты вытряхнула из шкафов, обратно. Чёрт, телефон! 
Я побежала на кухню, где и стоял этот чёртов аппарат, который звонит, как всегда, не во время. Ну, кому нужен домашний телефон, когда есть сотовый?! 
– Алло! – крикнула я в трубку. 
– Привет, солнце, ты опять забыла включить сотовый – услышала я голос своего соседа и подумала: “Понятно, вопросов на счёт домашнего телефона Марисса Андраде больше не задаёт…”. Кто бы мог подумать, что именно этот человек будет моей соседом, и более того, мы будем питать друг к другу такие тёплые, дружеские чувства? Но об этом чуть позже… 
– Вот чёрт, опять забыла… 
– Я скоро буду дома. Где-нибудь через полчасика. Ты там как? – каким-то очень грустным голосом сказал он. 
– Что-то случилось? Ты чего такой грустный? 
– Дома расскажу. У нас есть, что-нибудь съедобное в холодильнике? 
– Неа, нету… 
– Я куплю чего-нибудь. Скоро буду. Не скучай. 
– Жду – сказала я и положила трубку, а буквально через секунду телефон зазвонил снова. 
– Алло! 
– Привет сестрёнка!!! – услышала я радостный голос Мии. 
– Привет Мия, как там Мануель, Гавайи? 
– Всё отлично!!! Ману передаёт тебе привет! 
– Спасибо, дашь потом ему трубочку? 
– Конечно! Ну, рассказывай, как ты там? Не вернулся?.. 
– Нет, Мия не вернулся. Не хочу о нём говорить. 
– Ладно, как универ? 
– Нормально… Завтра начинается новый семестр, второй курс, однако. 
– Ясненько. Я начинаю только 15, а у Ману вообще только в октябре занятия! 
– Хм… Ему всегда везёт! 
– Да уж… Приезжай к нам в выходные, Соня с папой тоже будут. 
– Я постараюсь и соседа своего вытащу. 
– Отлично, мы давно не виделись. Ох, Мануель вырывает у меня трубку. Я тебе ещё позвоню, сестрёнка. Пока. 
– Пока, солнце. 
– Алло! 
– Привет, братишка, как ты там, не поглупел с Мией? 
– Ну, если только частично – рассмеялся он – Мы во вторник возвращаемся с острова и ждём тебя в выходные. 
– Да, да, я постараюсь… 
– Не постараешься, а приедешь! 
– Слушаюсь, “папочка”! 
– Как ты там, вообще? 
– Да, всё отлично. Ой, Ману у меня мобильник звонит, я пойду уже. 
– Хорошо, до встречи. Целую. 
– И я тебя. 
– Алло! 
– Привет Мари, это опять я – снова соседушка. 
– Ну, что случилось? 
– Я сейчас в магазине, стою перед канцелярской витриной и вижу твои любимые краски и карандаши, купить? 
– Да! Спасибо, солнышко, я тебе потом всё отдам. 
– Да брось ты. Всё, я беру. Пока. 
– Пока. 
“Ух, надеюсь, больше никаких звонко!” – подумала я, и пошла, убираться в комнате. 
*** 
Где-то, через полчаса, после всех этих звонков, вернулся мой соседушка. 
– Привет, солнце – сказал он, проходя в прихожую с тяжёлыми сумками, потом, поставив их на пол, он подошёл ко мне и дежурно поцеловал в щёку – Скучала? 
– Привет Томми, – не стоит удивляться, да, я действительно живу с Томасом Эскуррой в одной квартире, более того, мы спим с ним в одной кровати, но мы только друзья, не более! В своё время, он мне очень помог – конечно, скучала, проходи помогать будешь. 
– В чём? – с опаской посмотрел он на меня. 
– Убираться будем! – видели бы вы его лицо. 
– Боже, Марисса, ты опять решила убираться?! – воскликнул он, вспоминая, что из этого вышло в прошлый раз – В последний раз уборка затянулась на МЕСЯЦ! 
– Поэтому мне и нужна твоя помощь! 
– Хорошо, я только приму душ. 
– Договорились, как Пилар? 
– Мы расстались… 
– Почему?! 
– Я застал её с другим… 
– Это ужасно. Сочувствую, Томми… 
– Да ладно, значит не судьба, просто. 
– А где же ты тогда был всю ночь? 
– Гулял… 
– Под таким дождём?! 
– Ну, да… 
– Ты сумасшедший! 
– Мне есть, у кого учиться. Всё, я в ванну, греться. 
– Хорошо, а я на кухню готовить. 
Томми зашёл в ванную комнату, а я отправилась в “большую” комнату за тетрадкой-дневником. Вытащив её из шкафчика, я поставила на кухне готовиться курицу и села писать.

Глава третья. 
Дневник Мариссы Андраде, запись вторая.

31.08.2007 (15:35) 
Вот и снова я! Решила написать тебе что-нибудь ещё, о прошлом, что ли поведать? Хотя нет, мне кажется, ещё слишком рано. 
Хотя, кто знает. Пожалуй, я всё-таки расскажу тебе кое-что, но не сначала, начало ты узнаешь чуть позже. 
Когда ушёл Пабло, а это случилось около восьми месяцев назад, мне было плохо… Да это ещё мягко сказано “плохо”. Я ходила словно зомби, ни на кого не обращала внимание и практически через каждые пять минут начинала реветь. Тогда я и поняла, что Томас Эскурра отличный друг… Он не отходил от меня ни на секунду, заботился обо мне, утешал, подбадривал, хотя ему тоже было совсем не сладко. Всё-таки лучший друг удрал в неизвестном направление, по никому не известной причине. Никого кроме Томаса у меня здесь не было… Мия училась во Франции, Мануель в то время был в Мексике у своих родителей, а Соне и Франко я просто ничего не говорила… И однажды утром я проснулась в его маленькой квартирке. Нет, ты только не подумай, что между нами что-то было! Просто накануне, я упала в обморок и Томасу ничего не оставалось, как притащить меня к себе… Ох, больше не могу писать, Томас выходит из ванны, до завтра тетрадка. Кажется, мне нравиться с тобой общаться.

Глава четвёртая. 
Вечер воспоминаний.

Ух, тяжёлая была уборка, однако. Мы закончили её с Томми только в восемь вечера, а потом уселись на диван около телевизора с пирожными и чаем. 
– Томас, а Пилар когда-нибудь ревновала меня к тебе? 
– Ну, если только по началу, когда ты ко мне переехала, а потом она, во-первых, убедилась в том, что когда наш небольшой диванчика раскладывается, из него получается огромная кровать, во-вторых, она видела шторку, разделяющую кровать на половинки. А в-третьих, я чаще ночевал у неё, нежели здесь. 
– А тебе не грустно оттого, что вы с ней расстались. 
– Конечно, грустно… Но, сегодня ночью побродив под дождём, я о многом подумал и решил, что видимо мы и не любили друг друга. Была просто некая влюблённость, привязанность друг к другу со времён колледжа, сейчас, это всё прошло, а мы не хотели в этом признаваться. Наверное, так, не знаю, Мари… 
– Ясно, а помнишь, какой она была на третьем курсе? 
– О да! Я её ходил и шугался, но за лето она очень изменилась. А ты себя на третьем курсе-то помнишь? 
– Да – рассмеялась я – весело тогда было! На пятом мы как-то утихомирились немного, как думаешь? 
– Вроде бы. Повзрослели, наверное. Я даже о многом жалею… 
– Например? 
– Хм… Ну, например, о том, что когда – то считал тебя ненормальной, хотя ты такая и есть, но раньше это было в плохом смысле, а сейчас без этого уже никак. Жалею о том, что мы поспорили на тебя тогда… Но в то время, я ещё не понимал, как может быть больно человеку от этого… Не понимал, что Пабло не бросил тебя сразу не потому что ему было тебя жалко, а потому… Потому что, на самом деле полюбил тебя… Да и вообще, столько глупостей я наделал… Вот поэтому и жалею… 
– Мне кажется, не стоит жалеть о том, что было, Томми – я подвинулась к нему поближе, и он обнял меня за плечи, как обычно – Это прошлое… Каким бы неприятным оно тебе не казалось, ничего уже не изменишь, да и стоит ли вообще, что-то менять? 
– Тебе же было больно… 
– Было… Но потом рана зажила. Это было, что-то типа испытания, понимаешь? Я стала сильнее. И вообще, я тоже много глупостей в то время совершала, но я не жалею… Если бы у нас была возможность вернуться и прожить жизнь снова, я бы ничего не стала менять! Нельзя жить без ошибок, боли и всего прочего. Ведь, всё это делает нас сильнее, учит нас… Разве не так? 
– Возможно, ты и права солнце. А ты помнишь своё первое впечатления о людях на нашем курсе? 
– Первое впечатление?.. Дай-ка подумать… – я отхлебнула, остывший чай из своей любимой кружки с медведем. Её мне подарил Пабло. – Ну, не обо всех, но что-то я всё-таки помню. 
– Поделишься со мной? 
– Конечно, с кого начнём? 
– Хм… А кого ты первого увидела? 
– Первого… – я задумчиво попыталась вернуться в прошлое и невольно рассмеялась – По-моему, первым человеком, которого я увидела в колледже, была Мия. Она хотела, чтобы я стала её очередным проектом, а меня это предложение возмутило и я, кажется, что-то вылила ей на голову! Я тогда подумала о том, что она глупая, эгоистичная и избалованная девушка. Ну, что-то в этом роде, я точно не помню… 
– Ну, ты даёшь, Мариссита! А что ты подумала о…ну, скажем, о Мануеле? 
– Ману? Ману, показался мне уверенным в себе, умным и целеустремлённым человеком. Он мне понравился, но из-за Фелиситас у нас изначально ничего не сложилось, мы даже вроде бы и поругались пару раз, а потом, как-то и подружились… 
Я почувствовала, что Томми хочет спросить что-то ещё, но как всегда, в самый “нужный момент” в нашем доме зазвонил телефон. Я сорвалась с дивана и побежала в кухню. 
– Алло! 
– Спиритто?! 
– Господи Пилар, сколько тебе повторять, Андраде я! 
– Не важно. Дай, пожалуйста, Томаса. 
– Я не думаю, что он захочет говорить с тобой… – в этот момент на кухню пришёл и сам Томми. 
– Кто это? – спросил он. 
– Пилли. 
– Я возьму – коротко сказал он и взял из моих рук трубку. Я же забралась на стул с ногами и снова взяла, уже полюбившуюся мне тетрадку. Пока Томас говорил о чём-то с Пилар, я решила пописать ещё…

Глава пятая. 
Дневник Мариссы Андраде, запись третья.

31.08.2007 (17:45)

Я решила написать ещё что-нибудь. Правда, ещё не знаю о чём. Сегодня Томас спрашивал о прошлом. Мы о нём говорили. О впечатлениях, людях, эмоциях. Раньше, я думала, что мне будет больно вспоминать прошлое, но сегодня, я поняла, что этого мне не хватает… Мне не хватает людей из прошлого. Мы ведь практически не общаемся сейчас. Луна, Лухан, Лаура, Маркос, Нико, и ещё половина нашего курса. И…и, конечно же, он…Пабло. 
Я по нему очень скучаю… Наверное, мне было бы проще, если бы я хотя бы знала причину того, что заставило его уехать. Даже если бы это было из-за другой девушки. Я бы погоревала немного, да и успокоилась, наверное. А сейчас… Сейчас мне ничего неизвестно. И от этого только хуже. Живо идиотской надеждой на то, что он вернётся… А, что если нет? Что если он не вернётся? Я так и буду ждать его всё оставшуюся жизнь? Ну, это же глупо! Неужели я не могу жить дальше, хотя бы на время, забыв о нём? Могу… Да, я могу это сделать, могу! Я могу, если не начать новую жизнь, то хотя бы продолжить старую, разве не так? Так. Но тогда почему я этого не делаю? Почему? 
А потому что, я боюсь…

Глава шестая. 
“Зачем?”

На этом моя запись в тетрадке-дневнике прервалась. Потому что Томас уже поговорил по телефону. 
– Чего это ты делаешь, Мари? – удивился он, кладя свои руки мне на плечи. 
– Да так, ничего особенного, решила завести дневник. 
– Зачем? 
– Ещё не знаю. Но мне кажется, он поможет разложить всё по полочкам. 
– Должен помочь… 
– Не поняла. А ты откуда знаешь? 
– У меня тоже есть дневник… Я начал его вчера утром, пока ты ещё спала… 
– Ты, что серьёзно? Зачем? 
– Не знаю… Пропёрло меня просто… Захотелось, поразмышлять, подумать… Не знаю. 
– Понятно… А зачем звонила Пилар? 
– Она говорила, что это не то о чём я подумал, и так далее и тому подобная, в общем, обычная брехня женщин… Да, ещё она сказала, что через два месяца, а может, через месяц состоится встреча выпускников. Она просила, чтобы мы сообщили это тем, с кем мы общаемся… 
– Встреча выпускников?! – с ужасом воскликнула я, но потом, глубоко вздохнув, добавила – А он?… 
– Не знаю, Мари… Не знаю… 
– А ты хочешь?.. 
– Больше да, чем нет. А ты?.. 
– Хочу.. Я скучаю по нему… 
– Я тоже – сказал Томас и заключил меня в свои объятия. 
– Пора ложиться, завтра рано вставать, солнце… 
– Пошли… 
Мы направились в комнату. Я собрала тарелки и чашки со стола, а Томас начал раскладывать и стелить постель. Где-то через полчаса, когда мы уже улеглись в кровать и начали заниматься каждый своим делом: Томас, слушал плеер, а я читала книгу по искусству, зазвонил телефон. Так как, я находилась ближе всего к двери, мне пришлось вскочить и побежать на кухню. Примерно на третьем звонке, я подняла трубку и услышала чьё-то дыхание. 
– Кто вы? Что Вы хотите? – тихо, совсем шепотом, спросила я, но мне никто не ответил и, через несколько секунд, я услышала ненавистные гудки. Внутри меня всё начало трепетать, будто кто-то нежно ко мне прикоснулся. А в голове неистово маячил вопрос “Зачем?”. 
– Кто звонил? – спросил Томас, когда я вернулась. 
– Не знаю, но… – запнулась я – мне кажется, это был он… 
– Как? 
– Я почувствовала, Томас, я не знаю! 
– Ну, не волнуйся, всё будет хорошо, я обещаю. А сейчас, давай просто спать. Утро вечера мудренее, солнышко. Спокойной ночи – тихо прошептал Томас и поцеловал меня в лоб. Затем, он задвинул ширму и лёг на самый краешек своей половины кровати. Погасив свет, я решила, что он прав и моментально заснула, но в голове почему – то до сих пор вертелся непонятный вопрос “Зачем?”.

Глава восьмая. 
Дневник Томаса Эскурры, первая известная нам запись.

01.09.2007г. 
(4:55)

Кажется, это становиться привычкой… Я имею в виду то, что я уже второй раз просыпаюсь раньше Мари… Раньше это была её перспектива… Она любила вставать очень рано, часов в пять и готовить нам вкусный завтрак. Никогда бы не подумал, что Марисса Андраде так чудесно готовит, если бы не прожил с ней почти год в одной квартире. А теперь завтрак придётся готовить мне. Такая уж у нас договорённость… 
Вчера мы с Пилар расстались… Хотя, мне кажется, это немного неправильная формулировка. Скорее она меня кинула, изменив мне. А ещё лучше, я ушёл от неё, узнав, что она мне изменяет. Да, так мне больше нравиться. 
На самом деле этого следовало ожидать. В наших отношениях ещё год назад появился непонятный холодок, но тогда мы ещё не могли себе представить жизнь друг без друга. А теперь? Интересно, неужели любовь может просто уйти? Я раньше в это никогда не верил, а сейчас, когда я уверен, что ничего к Пилар не чувствую, не знаю, что и делать… Любви-то больше нет. Причём уже давно. Значит, она может просто взять и исчезнуть… А может, это вовсе и не любовь была, а сильная влюблённость, а затем, и привязанность. Уже поздно разбираться. Уже ничего нет. Вчера она мне позвонила и попыталась оправдаться, но я не стал это слушать. Теперь мы с ней просто друзья… 
Но не такие как с Мариссой. Я спокойно могу назвать Мари своей сестрой. Она стала мне нереально дорогим человечком. Она на самом деле замечательная, даже не смотря на её сумасшедший характер. Правда, сейчас она немного другая, более спокойная, грустная… Да, именно грустная… И всё из-за Пабло, а значит, и из-за меня. Но я ничего не могу ей сказать, я поклялся. Скоро Пабло скажет всё сам… Если всё станет хорошо… А если уже не станет? Если он не сможет уже вылезти? Лучше если и тогда он скажет всё сам… 
Но в любом случае Мариссе будет тяжело и больно. А потом, она прибьёт нас обоих, ну или в плохом случае только меня…

Глава девятая. 
И снова учеба…

– Который час? – сонно спросила я, приподнявшись с кровати. На самом деле этот вопрос ни к кому не был обращён, но мне всё же ответили. 
– Семь утра, Мари. Поднимайся – сказал, зашедший в комнату Томасом, с полотенцем, обёрнутым вокруг его бёдер. 
– Хм… А у тебя неплохая фигура, Эскурра… – проговорила я, пытаясь ногами отыскать свои тапки. 
– У тебя тоже ничего Андраде – хмыкнул он, а потом уже нормальным голосом добавил – Ты пойдёшь в душ? Если нет, то я пойду бриться туда. 
– Томас у тебя с головой как, всё хорошо? – уставилась я на него возмущённым взглядом – Конечно, пойду, куда же я денусь. 
– Тогда, поднимай свою задницу с кровати и иди, а то, как всегда опоздаешь. 
– Бу-бу-бу… – передразнила его я, и направилась в сторону ванной – И так каждое утро… 
– Да, именно каждое! Никто не виноват в том, что ты такая копуша! – крикнул он из комнаты. 
Утро началось замечательно. 
*** 
Из ванной комнаты я вышла минут через сорок и сразу же направилась в кухню, откуда шёл прекрасный аромат. И всё-таки Томас вкусно готовит. Я не успела зайти на кухню, как услышала ухмыляющийся голос Томаса: 
– Солнце, ты бы хоть оделась для приличия, а то сидишь в одном полотенце. 
– Ты же стоишь ко мне спиной! 
– Ты думаешь, за то время, что мы живём вместе, я не заметил то, что по утрам ты выходишь из ванны в одном полотенце? Причём исключительно потому, что ты постоянно забываешь взять с собой одежду… 
– Ой, кто бы говорил. Вот ты во сколько проснулся? 
– Я? Ну, где – то около пяти… 
– Ага, тогда почему ты тоже всё ещё в полотенце? 
– Ладно, проехали Марисса, нам, кстати, через 40 минут выходить. 
– Я знаю, успеем. 
– Хорошо. 
*** 
– Марисса!!! – уже в который раз за сегодняшнее утро я услышала разъярённый крик Томаса – Это называется “начался новый учебный год”!!! Мари у тебя ещё пять минут!!! 
– Блин, да не ори ты так! 
– Как я могу не орать, когда ты заперлась в комнате и переодеваешься, а я до сих пор стою в одном полотенце!!! 
– Я тебе говорю, не ори! Можешь заходить, я открыла – сказала я, и Томас вошёл в комнату, как-то странно на меня посмотрев. 
– Ты себя как хорошо чувствуешь?.. 
– Да, а что-то не так? 
– Ты в юбке или у меня галлюцинации? 
– Это не юбка, а платье, мне не идёт? 
– Кхм… Идёт, но, по-моему, она…как бы это выразиться…коротковато… 
– Тебе так кажется, всего-то на пару сантиметров выше колен. И вообще не учи меня! Ты вроде бы как одеваться собрался? 
– Ах… Ну, да, одеваться, конечно… Я оденусь в ванной… – промямлил он и отправился в ванну, но на пороге я его остановила. 
– Томми, ты не поможешь мне? 
– Конечно, в чём дело? 
– Молния… – сказала я и повернулась к нему спиной. Глубоко вздохнув, он, дрожащими от чего-то руками прикоснулся к моей спине. Я вздрогнула. 
– Р-руки холодные… 
– Прости, я случайно. Вот, всё готово. 
– Спасибо, Томми – я повернулась к нему лицом – Иди, одевайся, у нас совсем мало времени осталось, я буду ждать тебя внизу, около машины. 
– Хорошо, я быстро. 
*** 
– Томас… – заговорила я, когда мы уже подъехали к институту. 
– Да? 
– Ты хочешь пойти на встречу выпускников?.. 
– Не знаю, с одной стороны да, а с другой… 
– Что с другой? 
– А с другой, я буду чувствовать себя некомфортно, потому что мне будет не хватать там одного человека. 
– Его? 
– Именно… 
– Знаешь, раньше я была уверенна в том, что ты знаешь, где он находится, и почему ушёл – сказала я, посмотрев на Томми, а он, вылетев на встречную полосу, чуть было не врезался в грузовик – Ты, что сдурел, Томас! 
– Прости, я не хотел. А теперь? 
– Что “теперь”? 
– Теперь ты думаешь так же? 
– Ах. Ты об этом… Нет, сейчас, ощущение того, что ты знаешь, где он, пропало, но ощущение того, что ты знаешь причину его ухода, осталось… 
Остальную часть дороги мы проехали молча. 
Когда Томас поставил машину на стоянку нашего института, он сказал: 
– Встречаемся здесь, сразу же после занятий, хорошо? 
– Хорошо – и чмокнув его в щёку, я отправилась в здание своего художественного института, а он в своего, экономического. 
*** 
– Марисса! – услышала я голос Анны, своей подруги в институте. 
– Анна! Привет. Давно не виделись, как у тебя дела? Как Андрес? 
– Да, давненько. Да, всё хорошо, а с Андресом мы через два месяца поженимся. А ты как? От Пабло нет новостей? 
– Нет… Давай не будем о нём, хорошо? 
– Хорошо, а ты знаешь, что в этом году у нас появился новый преподаватель? 
– Впервые слышу! А кто он? 
– Не знаю, но первая пара у нас с ним. 
– Пошли скорее! 
Мы вошли в аудитории полностью забитую нашими однокурсниками, но учителя пока что не было. Сев на свободные места мы разговорились о каникулах, о свадьбе Анны и не заметили, как вошла она. Да, к моему удивлению, новый преподаватель оказался женщиной, но я удивилась ещё больше, когда подняла на неё свои глаза. 
– Мора?! 
*** 
Всю пару я просидела словно в трансе. 
“Мора здесь?! Что она здесь делает? Почему преподаёт?! И знает ли она что-нибудь о Пабло?!”. Эти вопросы вертелись у меня в голове на протяжении двух часов. Когда время наконец-то истекло, и мы могли уже встать со своих мест, я, расталкивая всех, подбежала к ней. Её глаза превратились в огромные блюдца. Она явно не ожидала увидеть здесь меня. 
– Марисса?! Что ты здесь делаешь? 
– Учусь. Мне нужно с вами поговорить. 
– Я ничего не знаю о Пабло – быстро протараторила она. 
– Не обманывайте меня. Мне очень нужно знать, что с ним… Пожалуйста, Мора! 
– Хорошо, в 12, я жду тебя в университетском кафетерии. 
– Хорошо, спасибо Вам огромное – выкрикнула я и выбежала из аудитории. 
*** 
– Алло, Томми – ты? 
– Кто же ещё, Марисса? 
– Ты не представляешь себе кого я только что встретила! 
– Кого? 
– Мору, мать Пабло!!! Мы договорились с ней о встрече в кафе! Наконец-то, я хоть что-нибудь узнаю о Пабло! 
– ЧТО? МОРА, ЗДЕСЬ?!! 
– Да, она наш новый преподаватель! Не хочешь, к нам присоединится? 
– Я бы с удовольствием, но не могу. 
– Ну, как знаешь! Я тебе потом всё расскажу – сказала я и повесила трубку. 
*** 
Я ждала Мору в кафе минут пятнадцать. И как раз в тот момент, когда я уже решила уходить она появилась в зале. 
– Привет Марисса. 
– Здравствуйте, Мора. 
– Что ты хочешь знать? 
– Всё! Я хочу знать, что с ним? Где он? С кем он? Почему он ушёл? И почему ничего мне не сказал? 
– Я не могу ответить тебе на все вопросы сразу. Я обещала ему… Но, я могу заверить тебя в том, что скоро он вернётся и всё сам тебе расскажет. Правда возвращение его будет совсем не долгим, к сожалению. 
– Он скоро вернётся?!! Это же великолепно!!! А почему оно будет не долгим?! 
– Марисса, Пабло болен… И это всё, что я могу тебе сейчас рассказать. Скоро ты всё узнаешь сама, обещаю – наклонившись ко мне, сказала Мора, а потом уже нормальным голосом добавила – Извини, мне нужно идти. 
Она встала со стула и спокойно вышла из кафетерия, оставив меня наедине со своими мыслями. Я решила, что последнюю пару я всё-таки пропущу, и отправилась в университетский дворик. Хорошо, что я взяла с собой тетрадку – дневник… Мне надо подумать…

Глава десятая. 
Дневник Мариссы Андраде, запись четвёртая.

01.09.2007г. 
(12:35)

Привет тетрадка… Сегодня мне очень грустно и больно. Я встретила мать Пабло, Мору. Она рассказала мне кое-что о Пабло. Наверное, ты думаешь, какая же я глупая узнала хоть какую то информацию и грущу… Может быть, ты и права, но я не могу иначе… Почему? Просто… Просто Мора сказала, что Пабло болен. Не сказала чем, но сказала, что болен… Почему? Почему он скрыл это от меня и убежал? Зачем? Я не понимаю! Не ужели он думал, что я брошу его, не помогу? Боже, я даже не знаю что с ним!!! Я не знаю, что мне делать, не знаю!!! Моя жизнь превращается в кошмар… А, что я скажу Томасу, что? Пабло ведь его лучший друг… Ему тоже будет больно… Почему всё это происходит именно со мной? Я не могу больше писать, прости… Ещё слишком сложно и больно…

Глава одиннадцатая. 
Ложь и непонятное чувство.

Томас нашёл меня, сидящей на одной из скамеек нашего университетского дворика и, тупо смотрящей в одну точку. 
– Мари? Что ты здесь делаешь? Я уже начал волноваться… Мы должны были встретиться ещё полчаса назад – присев рядом со мной, сказал Томми. Я молчала. 
– Мари… Ну, в чём дело? Что случилось? 
– Это из-за Моры… – тихо сказала я и, встав со скамейки, направилась в сторону стоянки автомобили. Через пару секунд Томас последовал за мной. Всё дорогу до дома мы молчали.

*** 
Зайдя в квартиру, я сразу отправилась в ванну, а Томас, всё ещё поражённый моим поведением на кухню. 
Через пару часов я, с мокрыми волосами, обёрнутая в рыжее полотенце, и вышла. Томми, обхватив свою голову руками, сидел за кухонным столом перед уже остывшей чашкой кофе. 
– Прости меня… – начала я, но он оборвал меня. 
– Помолчи, Марисса – резко сказал он – Извини… Просто… Просто, я должен, тебе кое-что сказать… Я, наверное, должен был сделать это ещё раньше… 
– Нет, Томми! Сначала скажу я… Это о Пабло… Мора…Мора сказала… Мора сказала мне… Мора сказала мне, что Пабло… Мора сказала мне, что Пабло болен! – наконец выкрикнула я и посмотрела на Томаса. Он поднял свой взгляд со стола и посмотрел на меня. – Томми, ты не слышал, что я сказала?! Пабло болен, понимаешь?! – закричала я ещё громче, ударяя кулаком по столу. 
Глубоко вздохнув, Томас сказал то, что я никак не ожидала от него услышать: 
– Я знаю, Мари… Я всё это время это знал… Именно это я тебе сейчас и хотел сказать… Прости… Пожалуйста, прости меня, Марисса… Я очень хотел рассказать тебе всё и сразу, но не мог… Я поклялся, что не скажу… Я обещал… 
Наверное, в этот самый момент я была похожа на рыбу. Я закрывала и открывала рот, словно мне не хватало воздуха… Я не могла поверить в это. Томас всё знал! Лгун!!! И всё это время он молчал?! 
– Я ненавижу тебя Томас Эскурра, ненавижу… – тихо сказала я, когда по моей щеке расчерчивала свой маршрут, солёная слезинка. Я спокойно поднялась со стула и направилась в прихожую. Взяв свою куртку, я выбежала из квартиры, пытаясь не зареветь окончательно. 
– Боже, что я наделал… – снова схватившись за голову, сказал Томас. 
*** 
Когда я выбежала из подъезда, на улице был тёмный и довольно-таки холодный вечер. Я была всё так же обмотанная в рыжее махровое полотенце, а в руках я держала короткую джинсовую куртку. Почувствовав, что по моему телу побежали мурашки, я одела её, но теплее от этого мне не стало. Вернуться домой? Нет, ни за что! Не сейчас! Возможно позже, не знаю… Я побежала в сторону моря, оно было совсем близко, всего пару километров от подъезда. Когда я стояла на песке, наблюдая за морскими волнами, который всегда меня успокаивали, совсем стемнело. На небе начали одна за другой появляться жёлтые звёзды. Я решила искупаться. Остыть от злости и не понимания. Как он мог так поступить со мной?! Вода была холодная, может быть даже ледяная, но я решила идти дальше. Честно говоря, в этот момент, мне совсем не хотелось жить, я даже задумалась о самоубийстве. Я нырнула под воду и почувствовала холод, который разливался равномерно по всему моему телу. Я практически перестала чувствовать свои ноги и руки. Мне стало не хватать дыхания, но я плыла. Тупо и упёрто плыла, сама не зная куда. Когда в моей голове промелькнула мысль о том, что же я всё-таки делаю, и я поняла, что Томас в чём-то был прав, но сил возвращаться обратно к берегу не было, я, оказавшись уже над водой, почувствовала чьи-то руки, которые обхватили моё тело и потащили его к берегу. Моё сознание на тот момент уже практически отключилось. 
– Боже, что же я наделала… – пролепетала я и окунулась в царство Морфея. 
*** 
Пришла в себя я почему-то в квартире Томаса. Он сидел рядом со мной и смачивал марлю в тазике с холодной водой. Видимо у меня был жар… Не знаю… 
– Томас?.. – тихо сказала я, но это прозвучало как вопрос… 
Он моментально повернул голову ко мне и облегчённо вздохнул. 
– Ты очнулась?! Наконец-то… – улыбнулся он, кладя марлю мне на лоб. 
– Как я здесь оказалась? 
– Я знал, что ты пойдёшь на море, и пошёл за тобой. Когда я пришёл на берег, туда, на твоё любимое место, я увидел только валяющееся на песку полотенце и куртку. Я понял, что ты решила искупаться, но тебя нигде не было видно. Вода была холодная. Очень холодная. Я перепугался до смерти и тоже вошёл в воду. В этот момент, я заметил пузырьки, а потом, и тебя, всплывающую из-под воды… Я вытащил тебя… Ты была ледяная и дрожала как осиновый лист… Укутав тебя в плед, который я захватил с собой, я принёс тебя сюда домой и вызвал скорую. Мне сказали делать тебе компрессы и сбивать, поднявшуюся температуру. Ты вся горела и бредила. Я не отходил от тебя двое суток – тихо рассказал он. Больше всего меня убила его последняя фраза “Я не отходил от тебя двое суток”. Двое суток? Я не приходила в себя двое суток?! Какой ужас… Какая я же дура!!! Потом, я вновь взглянула на Томми. У него были огромные синяки под глазами. Колючая щетина на лице. Он был ужасно уставшим, но искренне обрадованным, моему поправлению. Я невольно улыбнулась ему. Он мне ответил. Я почувствовала, какое-то совершенно невероятное и непонятное чувство по отношению к нему… Я протянула свою руку к его щеке и дотронулась до колючей щетины. Затем я привстала на кровати и сделала то, о чём ни разу после не пожалела…я поцеловала его. Он сначала не отвечал, но потом, я почувствовала вкус его сладкого поцелуя. Его руки на своей спине. Я потянула его на себя, и он оказался лежащим на мне. Он оказался невероятно нежным и ласковым, таким, каким он всегда и был… 
Мы проснулись на следующее утро лежащие в объятиях друг друга. И у каждого из нас в голове вертелся вопрос “А что будет дальше?”, но ответа мы пока не находили… 
*** 
Утро было солнечное, красивое, осенние… Я встала с кровати и направилась в ванную комнату, не забыв, при этом, захватить свою тетрадку – дневник.

Глава двенадцатая. 
Дневник Мариссы Андраде, запись пятая.

04.09.2007г. 
(08:00)

Ну вот, моя милая тетрадка, я снова открыла тебя, что бы рассказать тебе о случившимся, о своих впечатлениях и мыслях… Странно всё как-то. На самом деле, никогда бы не поверила, что такое может случиться… Я переспала с Томасом. С моим лучшим другом. А знаешь, что самое странное? То, что, во-первых, я об этом даже не жалею, а, во-вторых, то, что инициатором была я! А вот, что делать сейчас, я себе даже не представляю. Может запереться, здесь, в ванной и больше никогда от сюда не высовываться? Глупо… А знаешь, что меня тревожит ещё? Не знаешь? Я тебе скажу… Меня тревожит то, что я не чувствую свою вину перед Пабло… Я его обманула, изменила… Но у меня такое ощущение, что он не будет меня осуждать за это… Чёрт… Мне почему-то, кажется, что я влюбилась в Томаса… Так быстро? А как же Пабло? Не знаю, я ничего не знаю… Я хочу полной определённости! Я запуталась! Что будет дальше? Кто ответит на мой вопрос?


Глава тринадцатая. 
Всё проясняется.

Я закрыла тетрадку – дневник и решила вернуться в комнату. Томас всё ещё был в кровати, но он уже не спал. Услышав мои шаги, он повернул свою голову в мою сторону и немного привстал. 
– Д-доброе утро…Марисса – как-то очень смущённо произнёс он. Я улыбнулась и легла с ним рядом на кровать. 
– Доброе утро… – сказала я. Наступила гробовая тишина. Я слышала, то, как он нервно дышит. 
– Томас… – тихо сказала я и повернулась к нему лицом. 
Он вздрогнул. 
– Что? 
– Может, поговорим? 
– Конечно… – глубоко вздохнул он – Что мы будем делать дальше? 
– Дальше? Честно говоря, я даже не знаю, Томми, не знаю… Я запуталась не много… Но, я уверена в том, что как раньше уже не будет, никогда… 
– Да, не будет… 
– Томас, чёрт возьми, прекрати! Прекрати так себя вести! Ты же мужик!!! – выпалила я. 
– Прости… Я просто… Я просто… Чёрт, Марисса, я просто не знаю, что мне делать! Ты девушка моего лучшего друга, который сейчас болен. А я… Я переспал с тобой, понимаешь? А самое главное, что я не жалею о содеянном, и более того… Я хотел этого, уже давно!!! 
Помолчав пару минут, я села на кровати и, посмотрев в его глаза, сказала: 
– Бывшая… 
– Что? 
– Я бывшая девушка Пабло… Бывшая… 
– Но… 
– Не надо “но”… Он предал меня, Томас… Он не сказал мне о своей болезни. Он не дал мне быть рядом с ним в эти минуты. Он убежал от меня, наверное, думая, что я испугаюсь… Но ведь это не так… Я ведь любила… И всё ещё его люблю, но… Но эта любовь угасает. Я больше не смогу быть рядом с ним так же как раньше. Его действия говорят мне о том, что он мне не доверят, не верит в мои чувства. А я так не хочу… Я практически год была сама не своя…из-за него, из-за его действий! Так нельзя… И когда Мора мне сказала о болезни, я испугалась, да… Но когда и ты сказал, что он действительно болен и ты об этом знаешь давно, я разозлилась, но на тебя… Хотя это странно, я не люблю ложь. Но твою ложь, я простила и поняла. Ты стал мне ближе. А ложь Пабло, навела меня на мысли о том, что друг, то есть ты, для него дороже, чем я, девушка, которую он любит или любил… Я так не могу, пойми… А симпатия к тебе… Была, есть и будет… Я начала чувствовать это где-то месяц назад… Я тоже хотела этого и я не о чём не жалею… 
Томас внимательно вслушивался в каждое слово, произнесённое мной. Когда же я замолчала, он несколько минут просто смотрел в мои глаза, пытаясь сообразить что, я говорю, а потом он улыбнулся мне. 
– Мари… Я не знаю, согласишься ли ты… Может быть… Может быть, нам попробовать быть вместе? – смущённо, сказал Томми. 
– Можно… – улыбнулась я в ответ и прижалась к его груди. 
*** 
“Прошла неделя. Она была такой доброй, нежной и ласковой… Почему? Потому что рядом со мной был он, Томас… Не думаю, что это любовь, по крайней мере, сейчас. Пока что это только глубокая симпатия… Он хороший и…тёплый. Да! Это самое подходящее слово. Отношения с ним, в корень отличаются от моих отношений с Пабло. И я очень счастлива этому. Очень-очень. У нас всё ровно, спокойно, возможно, даже однообразно, но ничего другого и не хочется, сейчас… А потом? А что будет потом, уже не важно… Я больше не буду строить планы на будущее… Никогда не буду… Потому что они, словно песочный замки… Разрушаются… Всегда… Будь что будет…”. 
Я свернула белую исписанную салфетку и запихнула её в карман своих джинс, подумав о том, что надо не забыть вклеить её в свою тетрадку-дневник. 
– Девушка, Вам что-нибудь принести? – услышала я голос официантки у себя над ухом. 
– Да. Будьте добры, принесите мне кофе. Чёрный. Без сахара. А через 20 минут принесите ещё одно. Ко мне присоединиться мой друг. 
– Хорошо – девушка дежурно улыбнулась и отправилась выполнять мой заказ. 
Я сидела в небольшом кафе, которое находилось напротив здания нашего университета, и ждала Томаса. 
Тяжело вздохнув, я бросила свой взгляд на окно и улыбнулась. Шёл дождь. Глупые прохожие прятались под козырьками магазинов и домов, под зонтами, газетами и капюшонами, и лишь некоторые продолжали спокойно идти, наслаждаясь тёплыми каплями дождя. Это было видно по их улыбающимся лицам. Наблюдая за дождём, я вспомнила одну из наших ссор с Пабло. 
” – Я ненавижу тебя Бустаманте, ненавижу… – тихо сказала я, когда, вернувшись, домой из института, увидела Пабло сидящего на нашем диване и обнимающего, какую-то блондинистою особу. Они смотрели телевизор. Я сказала это очень тихо, но Пабло услышал меня. Он всегда меня слышал, как бы тихо я не говорила, как бы громко он не слушал музыку. Он всегда слышал мой голос. Посмотрев мне в глаза, он нахмурился и улыбка, которая изначально была на его лице, медленно сползла. 
– Мари, не смей – хриплым голосом сказал он, и он встал с дивана. 
Блондинка обернулась, удивлённо на меня взглянув и фыркнула: 
– Паблитто, это ещё кто такая? 
Пабло проигнорировал её реплику и решительно направился в мою сторону. 
– Стой! – сказала я. 
– Мари, ты опять всё не так по… – дальше я его уже не слышала. Воспользовавшись тем, что он остановился, я быстро развернулась и выбежала из квартиры. На улице был ливень, а с учётом того, что на дворе было лето, я была очень легко одета. Я бежала, а по моим щекам текли слёзы, которые перемешивались с холодными и тяжёлыми каплями дождя. За плотной стенкой капель я ничего не видела впереди, но отчётливо слышала чьи-то шаги за своей спиной. Я могла не оборачиваться, потому что точно знала, что это Пабло, но меня не так просто догнать. Поворот. Ещё один… Ещё… Дорога… Снова поворот… И вот я уже бегу по главной площади города… Но шагов за спиной больше не слышно… Я резко останавливаюсь и смотрю назад… Никого нет. Я начинаю нервничать, думая о том, что с Пабло что-то случилось… Он мог попасть под машину… Я бегу обратно… Поворот. И кто – то с силой хватает меня за руку и прижимает к холодной каменной стене. 
– Попалась… – слышу я довольный голос Бустаманте. 
– Ах ты, мерзавец!!! Я ненавижу тебя! Отпусти меня! Ненавижу! Не хочу тебя видеть, слышишь, не хочу!!! – пытаясь оттолкнуть его кричу я, но вырваться не получается. Пабло только сильнее прижимает меня к стене всем своим телом. Его руки упираются в неё по обеим сторонам от меня. Я чувствую его тёплое дыхание у себя над ухом. Я упираюсь своими руками в его грудь и снова пытаюсь выбраться, но он силён. 
– Отпусти!!! Отпусти, иначе я буду кричать!!! 
– А что ты делаешь сейчас, милая? – совершенно спокойно спрашивает Пабло. 
– Отпусти!!! – меня начинает раздражать его спокойствие – Я больше не хочу тебя видеть! Ненавижу!!! 
– Почему? – тихо шепчет он мне на ушко. 
– Ты и сам знаешь! Пусти!!! 
– Объясни мне… 
– Ты издеваешься, да? Тебе мало того, что я увидела тебя с какой-то выдрой в обнимку?! Ненавижу!!! 
– Мало… 
– ЧТО??? – я просто задыхаюсь от ярости, которая на меня накатилась – Тебе этого мало?! Мало измены?! Да как ты смеешь!!! Ты чувствуешь к ней что-нибудь? 
– Да – всё так же на ушко шепчет он, сильнее прижимая меня к стене. 
– Да ты… Да я… 
– Прекрати, Марисса! – повышает он свой голос – Я не изменял тебе. Молчи! Дай мне договорить! Я не могу ничего не чувствовать к этой девушке, потому что она моя двоюродная сестра… Глупая… 
– Что? – я не верю своим ушам – П-правда? 
– Конечно, милая… Я люблю только тебя… Тебя одну… 
– Прости… 
– Не стоит… Пошли домой… 
– Нет… 
– Почему? 
Я отвечаю ему поцелуем и крепко обнимаю его тело…”. 
– Ты тоже помнишь? – вдруг услышала я хриплый голос Пабло. Внутри меня всё напряглось, мне было страшно повернуть голову и взглянуть ему в глаза. Я молчала… Прошла вечность, прежде чем я всё-таки повернулась. В глубине души, я надеялась, что он уже ушёл или мне просто показалось, что он здесь был. Но нет… Он сидел напротив меня. Совсем другой. Не такой. Его голубые глаза, которые когда-то светились и горели, теперь были мрачными и потухшими. А его волосы… Их не было… Совсем… 
– Привет… – прошептала я и посмотрела прямо в его голубые и уже совсем не глубокие глаза – Здравствуй, Пабло… 
– Здравствуй… – так же тихо ответил он. 
Наступила гробовая тишина. Сердце в моей груди бешено колотилось, так и наровясь выпрыгнуть. Я хотела о многом его спросить, но не смогла… Слов не было… Послышался приятный звон колокольчика. Кто-то вошёл в кафе. Я не отводила глаз от глаз Пабло, но точно знала, кто только что вошёл сюда. Столик укрыла тень человека. Взяв ещё один стул, он сел за наш столик. 
– Ну вот, мы и встретились, все вместе… – шёпотом сказал Томас, и под столом схватил меня за руку. А потом тоже самое сделал и с рукой Пабло… 
*** 
Прошло, наверное, около часа, а быть может, даже двух, но мы всё так и сидели втроём за небольшим столиком в кафе. За окном всё так же лил дождь. За это время он только усилился. Прохожих не было. Посетителей в этом кафе тоже. Только мы втроём. Нам было сложно прикоснуться друг к другу взглядами, поэтому каждый из нас обратил его в разные точки. Я смотрела в окошко, наблюдая за тем, как живут капельки дождя. Томми тупо уставился в кружку с уже давно остывшим кофе. А Пабло… Пабло смотрел в пол. 
Первая не выдержала я. Отвернувшись от окна, я посмотрела на них. Внутри что-то больно закололо, но я не обратила на это особого внимания. 
– Может быть, хватит молчать? – спросила я, и они вздрогнули. 
– Может быть… – хрипло сказал Пабло и посмотрел прямо в мои глаза – А они всё такие же… Кофейные… 
– Не надо… – прошептала я, чувствуя, как напрягся Томас. 
– Пабло… Расскажи ей всё – сказал он, отпуская мою и его руку. 
– Ты уверен? 
– Да… Она должна всё знать… 
– Хорошо – всё это время Пабло не отводил от меня своего грустного взгляда. Я видела то, что ему очень тяжело, но я должна узнать правду. Всю. 
*** 
Пабло сказал всего два предложения, но внутри меня всё перевернулось и захотелось умереть. Я вскочила из-за стола и выбежала на улицу. Дождь танцевал на моём теле, но мне было всё равно. По щекам катились слёзы, переплетаясь с капельками дождя. Было больно. Сердце стучалось в груди с такой силой, что дыхание перехватывало. Я снова оказалась на берегу моря, но я не собиралась никуда плыть. Я села на песок, обхватив колени, и заревела в голос. Впервые в жизни. Я больше не могла сдерживаться. В ушах звенел голос Пабло и эти два несчастных предложения, которые он сказал: 
– У меня рак. Мне осталось жить чуть больше недели… 
*** 
Я вернулась домой ровно в полночь. Пабло и Томас сидели и разговаривали на кухне. Они не слышали, как я вошла. Воспользовавшись этим, я решила прислушаться к их разговору. 
– Томас, как ты думаешь, она простит меня? 
– Не знаю, Пабло, но думаю, что всё-таки простит. Она стала другой. А ты всё-таки дурак, я тебя предупреждал. Надо было рассказать ей всё сразу. Ей было бы легче и вам не пришлось бы вот так вот расставаться. Она же любила тебя, а ты… Эх, Пабло… 
– Знаю… Знаю, что я дурак, но чёрт, Томас я не хотел сваливать на неё этот тяжёлый груз. Я не хотел, чтобы она мучалась и страдала. Я хотел вылечиться, а потом, вернуться к ней… Я же люблю её очень-очень… Но, увы, теперь уже поздно что-либо менять… Я слишком поздно понял, что поступил не правильно…

– Она бы помогла тебе справиться с болезнью, Пабло… 
– Знаю… Но я боялся, что если расскажу ей о раке, то потеряю её… Навсегда – с силой стукнул по столу Пабло. 
– Ты глупец, Бустаманте! Она бы не за чтобы тебя не бросила! 
– Я не хотел, чтобы она была со мной из жалости… 
– Заткнись! Что, чёрт возьми, ты несёшь, Пабло?! Я надеюсь, что ты сейчас шутишь… Или… Или ты действительно так думал о ней?! Это же Марисса! – Томас не выдерживал его слов, я чувствовала это. Он вскочил со стула и прикоснулся рукой к окну, тяжело вздохнув. 
– Да, я так думал, но только сначала… Потом, я понял, что это глупо и неправильно, но было уже слишком поздно… 
– Поздно… – эхом повторил Томас, всё так же, смотря в окно. 
– Она вернётся? 
– Она уже здесь, Пабло, за дверью – пришло время удивляться мне. 
– Откуда ты знаешь? – спросила я, открывая дверь в кухню и присаживаясь на стул Томми. 
– Я видел тень под дверью… 
– Ты всё слышала? – обратился ко мне Пабло. Я кивнула. – Прости… 
– Не стоит… Я знала это… Догадывалась и от этого ещё больнее. Но почему, Пабло? Ты не веришь в мою любовь? 
– Верю… Просто я был очень напуган Мари… 
Я прикоснулась дрожащей рукой к его щеке и улыбнулась. Затем я поднялась со стула, подошла к Томасу и прошептала ему на ушко два слова: 
– Последний раз… – он напрягся, но утвердительно кивнул. 
Взяв удивлённого Бустаманте за руку, я потянула его за собой в прихожую. 
– Одевайся. 
– Зачем? 
– Так надо… 
Он послушно надел ботинки и плащ. 
Через несколько минут мы оказались на улице. Держа Пабло за руку, и, чувствуя на себе взгляд Томаса, я повела его за собой. 
На улице всё так же шёл дождь, но это мало волновало нас. Мы остановились в одной арке. 
– Ты же помнишь? – тихо спросила я, отпуская его руку. 
– Да… – хрипло отозвался он. 
Именно здесь происходили те события, о которых я вспоминала, сидя в кафе… 
Взяв меня за руки, Пабло прижал меня к стене и поцеловал. 
Воспоминания всплыли с новой силой. Это был наш последний раз.

Глава четырнадцатая. 
Дневник Мариссы Андраде, запись шестая и последняя.

Даты нет. 
Времени нет.

Через две недели Пабло не стало. Томас, Мора и я похоронили его на главном кладбище Буенос-Айреса. Было тяжело, но все мы были к этому готовы. Эти две недели пролетели, словно в тумане. Мы с Томасам забросили учёбу и двадцать четыре часа в сутки проводили с Пабло, словно он был маленьким ребёнком, который нуждался в круглосуточной заботе. Наверное, так и было. Слёз почему-то не было. Больше не было. Только в глубине души остался горький неприятный осадок. Я действительно любила Пабло. И я никогда не забуду об этом. Эта любовь навсегда останется в моём сердце, потому что она самая первая, самая чистая и самая…грустная, но безумно счастливая. Я никогда не забуду о Пабло. 
После похорон Мора передала мне записку. 
“Мари… Я знаю, что во многом был не прав, но я надеюсь, ты всё-таки меня простишь, и я со спокойной душой смогу уйти из этого мира. Будь счастлива с Томасом, он любит тебя. Он всегда любил тебя, но был настоящим другом. Он замечательный человек, который никогда не сделает тебе больно. Я знаю это. Я в этом уверен. Будь счастлива, это всё о чём я тебя прошу. Я люблю тебя. Пабло…” 
– Он написал это за два дня до смерти – сказала она – Он не умел прощаться, но всегда делал это искренне. 
Я аккуратно сложила этот листочек и вклеила его в эту тетрадь, как память о нём. О Пабло. О моей первой любви. 
С тех пор прошло уже не мало лет. Я вышла замуж за Томаса. У нас родилось два мальчика. Одного мы назвали Диего, а второго Пабло.

Эпилог.

Двадцатипятилетняя рыжеволосая девушка стояла на сцене известнейшего театра Буэнос-Айреса и читала свою первую книгу. Присутсвовашие, молча затаили дыхание, внимательно вслушиваясь в каждое слово. Её голос звонко раздавался по всему залу. 
– И всё-таки, Жизнь – Странная Штука. В любой момент она может измениться, но это зависит только от наших поступков и действий. Один лишь шаг влево или вправо, и всё уже совершенно по-другому! Конец. – Произнесла девушка, закрывая книжку и отходя от микрофона. Послышались бурные аплодисменты слушателей. 
*** 
Рыжеволосая девушка и её спутник – блондин, обнявшись, выходили из театра. 
– Знаешь, Мари, и всё-таки я безумно рад, что в последний момент я передумал и рассказал тебе о своей болезни, потому что, сейчас, внимательно прослушав твою книгу, я безумно испугался! Хотя, я не думаю, что всё случилось бы именно так, но всё-таки. У тебя бурная фантазия, милая. 
– Я тоже рада, что ты мне всё рассказал, хоть сначала и хотел убежать. И для того, чтобы больше ты никогда не сомневался в том рассказывать мне что-то или нет, я и написала эту книгу, понимаешь? А вон, кстати, и Пилли с Томасом. 
– Понимаю, милая. 
Пара медленно направилась к своим друзьям. 
– Привет! – радостно сказала Марисса – Ну, как вам книга? 
– Хм… Я смотрю, ты положила глаз на моего мужа? – спросила Пилар. 
– Ну, что ты, милая это только книга – рассмеялась Марисса – Мне хватает и своего. 
– Ещё бы! – возмущённо воскликнул Пабло. 
– Ну, что пойдём отпразднуем феерический успех дебютной книги Мариссы Бустаманте? – весело выкрикнул Томас. 
– Конечно! – хором согласились ребята и направились в машину, которая ожидала их у выхода.

Конец.

by Марисситта

Несостоявшаяся свадьба

Открыть
49
0

Его единственная любовь…

Открыть
42
0
У вас нет доступа к комментариям
Translate