Хотите добавлять новости на сайт? Создайте свой аккаунт или войдите. Создать аккаунт

Время

Просмотры: 231 Комментарии: 0

— Что такое любовь?
— Это когда тебя предают…
Я лениво потянулась к пачке, лежащей на столе. Народ, опять нажравшись до чёртиков, завалился спать. Два дня бухают, как будто у них беда.
Спокойно заключив для себя, что любовь — это то, через что проходишь, то, что приносит боль, чирикнув по зажигалке вдыхаю приятный дым никотина.
Я никогда не хотела, чтобы моя жизнь была похожа на сигарету, но её сделали такой.
Именно, потихоньку ты тлеешь, но не горишь. Понемножку проживаешь, а прошлое скидывают, тебя просто лишают его, а когда ты дотлел до фильтра, тебя просто выкидывают, и презрительно ногой гасят оставшиеся угольки.
Пользуются, до измождения, потом выбрасывают, никогда не вспомнив о тебе больше. Да-м хороша жизнь. Но ты все равно продолжаешь верим им, потому что любишь.
Но сейчас ты должен выбирать: простить или умереть.
Простить, значит предать свои принципы и идеалы, предать всё за что боролась, чего добивалась. А как же гордость? Но главное — предать себя. Зачем тогда жила? Просрала жизнь.
Умереть…Это даже неплохо. Но это означает — больше не видеть его глаз, не слышать его голос, даже не скажешь ему больше какой он на самом деле идиот!! Умереть — легко, легче. Значит, дала слабину. Но это неправда! Я всегда была сильной! И умереть должна такой. А так, зачем тогда жила? Просрала жизнь.
Ну и что мы имеем? Полная пепельница окурков, предательство и нерешённая делема. Все больше убеждаюсь, что жизнь — это полная жопа!!

— Почему ты такой пессимист?
— Потому что я — реалист…
— Опять откладывая решение на потом, ложусь, чтобы хоть как-то привести свои мысли в порядок, и опять вспоминаю…

Три дня назад.

Иду по коридору, думая как всё удачно у меня в жизни. » Неужели наконец-то фортуна повернулась мне лицом. Я даже не мечтала…Я — приемная дочь мэра, меня в семье любят, как родную и мама, брат — мой ровесник, даже отец, каким бы моральным уродом не был, но тоже любит меня. Я влюбилась, меня любят. Я добилась права на любовь. Все действительно хорошо! Цыганка была права, но почему она напомнила о зебре? Причем тут зебра? И почему сказала, чтобы после встречи с зеброй я научилась прощать, иначе умру от обиды?!!! Да ладно она же просто цыганка: позолотишь ручку, она и не такого скажет … Хотя она и денег не взяла и подруга моей бабушки, и знает наших казаков, и пророчила моё появление. Может она хотела меня о чём-то предупредить? Всё, хватит засорять свою голову, так и с ума сойти можно! Всё хорошо!!! Ой, а вон и Мартин…»

Два дня назад.

— Милый, а тебя наша идиллия не раздражает? — робко спрашиваю я у своего возлюбленного.
— А ты опять ищешь неприятностей на свою задницу?! — Он вопросительно поднимает левую бровь, давая понять, что ему не нравиться ход моих мыслей.
— Да нет, просто всё слишком идеально…слишком
— Что тебе не нравиться?
— Все нравится.
— Так в чем проблема? — Почему он так занервничал, я чего-то не знаю?
— Не в чем, но это и есть проблема!!
— Зачем ты придумываешь себе проблемы?
— Чтобы не ощущать своей не значимости!

Вчера. Утро.

Серебристый спортивный порш въехал на территорию EWS. Из неё вышла девушка среднего роста с довольно длинными светло-русыми волосами и шоколадными глазами, с ооочень неплохой фигурой, на которой удачно примостилась школьная форма. Это ученица 4-го курса. Зря Дуноф считал, что Спиритто его главная проблема, ой зря! Её зовут Марина Че Гевара.
В колледже она появилась меньше года назад. Её, как ни странно нашли в комнате Мариссы. Именно — нашли. У девочки была амнезия, поэтому она не помнила ни как её зовут, ни как она здесь оказалась.
Серхио проигрывал свои выборы, и предложил удочерить девочку, дабы поднять свою репутацию. Все согласились.
Затем она выбрала имя — Марина, в честь матери Мии и фамилию — Гевара, в честь Эрнесто Че Гевара, да и частицу Че взяла, сказала: » А то без нее неинтересно, а с ней будут воспринимать меня за его потомка, весело!!!». Тогда ещё никто не осознавал на кого нарвались!
Марина, мягко сказать, была необычной девушкой.
Она была бунтаркой, но в отличае от Мариссы она не знала меры. Она не умела останавливаться вовремя. И не только в дискуссии с директором, но и в приеме алкоголя. Но, опьянев она, к несчастию парней, не теряла контроля, зато так зажигала!! Скоро поняли, что к выпивке её лучше не подпускать, что она любит танцевать, и умеет это делать (на радость Сони), увлекается модной одеждой (на радость Мии) и предпочитает оранжевый цвет и экстрим во всем (на радость Мариссы). Если покороче, то каждый находил в ней что-то по себе.
Она была доброй, бойкой, где-то даже наивной девчонкой, но за себя ответить может. Долго не разговаривает, сразу по носу, если повезёт.
Имела сильную сформировавшуюся личность, со своей точкой зрения. Увлекалась философией, разбиралась в матане, прекрасно водит любой вид транспорта, в любом состоянии.
Серхио пытался взять её под свой контроль, не далась. Марина нашла столько компроматов, обещав отдать их в прессу, объясняя, что так ближе к народу. Короче Серхио отказался от идеи взять под свой контроль «доченьку», но девушка была наглой особой, поэтому мэру пришлось оставить в покое Пабло, в том числе разрешив ему играть в Erreway.
Примерно в то же время в школу пришёл ещё один парень. Красивый, крепкосложенный, высокий темноволосый мачо с голубыми глазами. Мартин Перез.
Марина сразу его невзлюбила, стоить заметить не безответно.
Но затем их отношения развивались, очень напоминая историю Мари и Пабло.
Они влюбились, встречались, но как-то утром приехал Серхио Бустоманте, подошёл к парочке, вручив конверт с деньгами Мартину и, буркнув «спасибо за хорошую работу, ты прекрасно играешь любовь», развернулся и уехал. После этого они не могли находиться в одной комнате более минуты, чтобы не поругаться, не поязвить или не подраться.
Самое удивительное, что Марина, Мартин, Вико и Рокко решили создать свою рок-группу. Решили, сделали. Группа была популярна, чуть менее Erreway, но все же, каждый подросток хоть раз слышал группу Anti.
Группа — единственное, что связывало Марину и Мартина, единственное, что не давало уйти любви.
Две недели назад Пабло все же удалось помирить нашу парочку, с тех пор они вместе, надолго ли…
Марину все считали идеалом. Парни — по красоте, девушки — знали, что она поможет всегда, и лучше не переходить ей дорогу. Но был у неё один порок — курение. Абсолютно не свойственное 4-му курсу они быстро приняли и не оспаривали действия Марины, даже Блас не палил её.
Блас. Это вообще отдельная песня. С ним отношения у Марины были на уровне: Olla — Chao, не больше, не меньше. Эредия особо не придирался, но, поймав, три шкуры спускал. Вот такая жизнь этой девчонки!

Марина легко выбралась из машины и, закрыв её, вошла в колледж. В коридоре стоял Пабло нервно косился на часы, видимо ждал кого-то.
— Паблитто!
— Привет Марин, ты чего рано?
— Ха, вижу мне тут не рад, даже собственный брат, ну тогда я, пожалуй, поеду ещё покатаюсь!
— Да стой ты! — Братец смог догнать её только у самого выхода. — Прости, просто я Мари не могу найти, нервничаю!
— Пабло, ты Мари не знаешь? У неё видимо дела, раз её нет, а в спешке не успела позвонить, расслабься!
— А будто ты за Мартина не волнуешься!!!
— Кстати, а где он?
— Понятия не имею, сегодня мы с ним завтракали, но потом, сказав что, есть срочные дела, смылся в неизвестном направлении.
— Единственные его дела — это я! — Марина уже бесилась — дела!! Подумаешь, а я тогда кто?
— С тобой тяжело сестрица!!
— Мне пох…
— Ладно, пошли на урок, Кармен, чтоб её!!
— Странно, ты заметил, что она меня в последнее время полюбила как-то…
— Ага, а я тогда Билл Гейц!
— Было бы не плохо…- Весело смеясь, они вошли в кабинет.
Литература проходила как обычно, то есть никто не занимался литературой, кроме Кармен.
Марина думала, где может быть Мартин, да ещё и Мари куда-то пропала….всё это мне не нравиться, да и что в этом такого? Но я все равно нервничаю…
Дальше всё по расписанию: матан, история и философия.
Сегодня Эллиса де Помпадур (преподаватель по философии, этике и обществознанию) разбирала тему предательства. Мариссы и Мартина все так же не наблюдалось.
— Ребята в вашем возрасте эта тема очень актуальна. Это возраст первой большой любви, горечи от обид и предательств.
— Почему вы решили, что для нас предательство актуально? Я что-то этого не заметила.
— Геваре.
— Гевара.
— Марина, предательство, это не только измена, даже мысли могут быть предательством!
— Как мысли могут предавать? Их даже не слышит никто!!
— А кто утверждал, что предательства всегда становятся известны? И почему это они должны быть обязательно материальны? Не-а. Просто помните, конечно, каждый сам выбирает как ему жить, но все совершают ошибки, надо только осознать их и измениться…
— Думаете так легко? Мне на это понадобился почти год!
— Бустоманте, но ты смог же? Ведь так? Я права? — Легкий кивок со стороны Пабло. — Права. На все нужно время, да и силы. Но важен тут лишь результат, а не время. Но вы ещё должны научиться прощать…
— Думаете так легко забыть все? — Мия решила тоже оторваться от созерцания себя любимой в свое розовое зеркальце и поучаствовать в дискуссии.
— А кто говорил, что надо забыть? Это как раз делать не стоит! Помнить нужно, всегда, чтобы больше не позволить причинить себе боль! Нужно простить…Это не значит вернуть все, будто ничего не было, просто не таить обиды. Нужно осознать ошибку каждого и простить…
— Это не просто…- задумчиво проговорила Марина, думая вообще о месте нахождении своего парня.
— А иначе вы умрете. — После слов Эллисы в классе повисла гробовая тишина, все пытались доехать до смысла, то бишь она имела в виду буквальный или переносный смысл слова «смерть». — В буквальном смысле. — Как будто читая наши мысли, ответила Эллиса. — Сначала морально умираешь, замыкаешься в себе, но вскоре начинаешь умирать. Перестаешь постепенно есть, двигаться, и умираешь!
— От чего?
— Каким бы сильным ты не был, ты не можешь справиться с болью.… Научитесь прощать, просто прощать…
На этом урок был прерван звонком, все как-то не очень прониклись словами учителя, думая, что их это никогда не коснется. Мысли сразу занялись своими мелкими проблемами, которые казалось, не сможешь решить. Мия поправилась на 200 грамм!!!!! Рокко дел куда-то свою камеру, Пабло не мог решить, что подарить Мари: розу или ромашку; Мануэль с Вико пытались устроить ещё один благотворительный концерт, но никто не давал им помещения. Фели пожирала глазами печенье с конфетами — очередная садомазахисткая диета, придуманная Мией. Марина сидела с Лухан и обсуждала с ней предстоящую вечеринку в честь днюхи Мартина. Маркос спорил с Лаурой, у них не сходились ответы по матану.

Вчера. День.

Все сидели в игровой.
В комнату вошли счастливые Хавьер и Соль — жди неприятностей!
— Чего довольные такие? Неужели успели кому-то напакостить? Быстро вы!
— Нет, просто теперь я буду капитаном группы поддержки!
— Ага, сейчас, Соль тебе моего места не видать как собственных ушей, я пока в состоянии танцевать. — Марина была ошарашена такой наглостью Соль, а Хавьер вообще стоит и чего-то ухмыляется.
— Ха, с рогами не так легко это делать, поэтому я предлагаю самой этим заняться!
— Соль, у тебя вообще не осталось серого вещества в голове?! Какими рогами? Они не подходят к моим новым сапожкам!
— Зря иронизируешь Гевара!
— Зря клевещешь Риварола! Я не буду долго терпеть твоего хамства!
— Не угрожай, лучше спроси, где твой ненаглядный!
— На хера мне это? Появиться, спрошу!
— Лучше иди в прачечную и спроси!!!
— Соль, я сейчас вот возьму, всё брошу и попрусь куда-то, только потому, что ты мне сказала?
— Да…
— Ха, смешно, вали отсюда, пока я тебе не врезала, и забери этого урода ухмыляющегося!!!! — Марина кивнула в сторону Хавьера. Соль, лишь улыбнувшись, покинула игровую.
Принимать же всерьёз её слова Марина не собиралась. Соль все знают, ей лишь бы поссорить кого-то или наговорить всяких глупостей.
Марина встала, решив всё-таки проверить, а потом набить накрашенное лицо этой мымры. Так сказать теперь повод появиться.
— Эй, Марин, ты чего всерьёз ей поверила?
— Братец, ты чего? Конечно нет, просто посмотрю. А ничего, не увидев, покажу ей, что такое наказание, или я не Марина Че Гевара!!
— Давай, только поосторожнее, чтобы проблем не было!
— Проблемы будут у неё! — Улыбнувшись во все 32 зуба, Марина выбежала из игровой, спокойно добрела до прачечной и, приоткрыв дверь, услышала разговор двух людей: парня и девушки…
— Я ещё хочу! — Капризно заявила девушка.
— Какая ты капризная Мари, тебе все мало и мало! — Лукаво ответил парень. Дальше видимо они принялись за дело, потому что было слышно только какое-то движение в прачечной.
Марина решила посмотреть, с кем это Марисса изменяет Пабло, чтобы потом самой разобраться с ней.
Она приоткрыла дверь так, чтобы она видела кто там, а её бы не заметили. То, что она увидела повергло её в шок, с Мариссой занимался сексом…

— А какой мир?
— Мир — чёрный.
— А почему?
— У черной души — черный мир!

…Мартин. Её Мартин. Который ещё вчера клялся в вечной любви и верности. Мартин. Но Марисса? А Пабло? Она же без него жить не может, так зачем?
Марина решила не мешать им и вышла, тихо закрыв за собой дверь.

Вчера. Вечер.

Было где-то около девяти вечера. Закат. Такой красивый. Огненный. Было ощущение, что сам горишь в лучах заката. Красиво. Такое редко бывает. Такое никогда не забываешь. О таком никогда не вспоминаешь.

«Я взываю к тебе ангел-хранитель!
Иначе сгорю я пламенем своей любви.
Я горю, я разрываюсь, я тону.
Что же ты молчишь?
Почему не подашь ты руку?
Почему не спасёшь, не поможешь?» — взываю я.
«Любовь, малыш, это вечный огонь,
Не потушишь его, не убьёшь!» — ответ мне был.

Все так же было около девяти вечера. Все школьники выходили прогуляться перед сном. Гуляли, болтали, развлекались и смеялись. Никто не замечал девушку, которая задыхалась, которую била дрожь, что сигарета готова было упасть. Она не плакала. Она не злилась. У неё не было истерики. Она не сошла с ума. Просто что-то сломалось в ней, как будто не было её любви, она догорела с закатом, навсегда. Было больно осознавать, что жила ты в придуманном мире, принимая его за реальность. Обман. Это страшно. Это то, что ведет в никуда. Это не выход. Это не ошибка. Предательство.
Что там говорила Эллиса? Каждый совершает ошибки? Нет предать, не ошибиться. Обмануть.

Сигарета.
Слеза.
Слеза.
Слёзы.
Сигарета.
Слёзы.
Не чем дышать.
Сигарета.
Обман.
Слезы.
Сигарета.
Задыхаюсь.
Сигарета.
Сигарета.
Сигарета.
Сигарета.
Легче.
Сигарета.
Легче.
Предательство.
Я позвонила смерти, но у нее был включен автоответчик. А я как дура орала: «Возьми трубку». Мне никто не ответил.* Опять сигарета. Легче.
*Каюсь, каюсь, виновата, но уж очень красиво! Автору спасибо за столь красивые слова!!!!!!!Sorry.

Десять вечера. Пабло везде искал Марину и, решив, что она опять вышла покурить, вышел на улицу.
Мариссы и Мартина все так же не наблюдалось. Марины тоже.
Вдали Пабло увидел девушку, она была какой-то странной. Ой, а она курит. Шаг. Ещё. Ещё шаг. Боже, это Марина!! Что с ней?

— Марина. — Пабло осторожно приблизился ко мне. Его я сразу узнала. Его голос родной.
— Что?
— Что с тобой?
— Я просто курю…
— А куда ты делась? Ну и что там, в прачечной было, Соль я видел. Она в добром здравии и расположении духа. Что произошло?
Послышался топот шагов.
Почти весь 4-й курс торопился к нам.
— Эй, вы не поверите, Мари с Мартином пропали, потом вы делись куда-то, мы так стреманулись. — Облегченно вздохнул Мануэль, но осёкся, увидев спешивших к ним тех самых «пропавших» — А вот и Мари, Мартин, где вы были?
— Дела были… — Тут я не выдержав, посмотрела таким убийственным взглядом на него, что тот сразу осекся.
— Что писал текст очередного «правдивого» признания в любви? — Сколько боли в голосе было…
— Марина, я не понимаю, что стряслось. — Мартин хотел дотронуться до меня, но я сильно оттолкнула его.
— Так сестренка, объясняй, что произошло в прачечной или по дороге!! — Пабло держал меня, чтобы я не двинула Мартину, но и его не подпускал близко.
— Объяснять? А ты уверен, что готов к правде. — Говоря это, я наблюдала, как Марисса начинает дрожать, а глаза метятся в поисках помощи, но её не было.
— Так, мне это совсем не нравиться! — Братец развернул меня и продолжил. — Что произошло?
— Нас предали братишка, предали. — Пабло сначала не понимающе взглянул на меня, потом посмотрел на Мариссу и Мартин, и опять перевёл взгляд на меня.
— Объясни…
— Я объясню Паблитто! — Соль так быстро оживилась.
— Соль! — Я встала между «мымрой» и братом. — Объяснять ты уже ничего не будешь!
— Конечно! — Меня насторожила её сговорчивость, но все сразу стало понятно. — Я покажу! Кстати поэтому Марина сейчас задыхается и выкуривает шестую пачку подряд. — Все посмотрели на меня, я действительно задыхалась, но держалась, пока. Маркос быстро побежал за ингалятором, который помогал ему при его приступах астмы. А остальные посмотрели мне под ноги, где лежало до хера окурков.
— Марина… — Пабло грозно приближался ко мне. Я молчала и смотрела на асфальт. Он стал меня трясти. — Ты че сдурела, дура? У тебя, что извилин меньше, чем у Мии? На хера ты столько выкурила? Что случилось?
— Пабло перестань её трясти, её может вырвать! — Пабло остановился и удивлённо уставился на Соль. — Что? Ей и так хреново!
— Сольсита, солнышко ты что-то знаешь, то чего не знаю я?
— Только допер? Короче, сегодня весь день не было Мари и Мартина.
— Да. — Пабло посмотрел на свою девушку и друга. — А вы чего молчите?
— Пабло я сейчас все объясню… — Начал Мартин, но…
— Слыш, ты умник, сделал уже больше чем надо, так что заткни свою пасть.
— Но…
— Мартин, заткнись! — Пабло решил, что сестра знает, что делает и стоит её поддержать.
— Так вот, вот камера, она была установлена в прачечной, где и находилась наша парочка.
— Блять! — Пабло уже кричал, он ни хера не понимал. — Объясните кто-нибудь, что это значит?!
— Пабло… — Братец, взглянул на меня, понимая, что я скажу. — Марисса и Мартин изменяли нам сегодня во время уроков!!
Все стояли молча, минут через пять были некоторые результаты: Марина воспользовалась ингалятором, выкурила ещё пару пачек сигарет, Пабло выкурил пачку, врезал Мартину, так слабенько. Все происходило молча. Молчали все.
— Марина тебе лучше?
— Да, а что?
— Мы уезжаем.
— Куда? — Пабло посмотрел на меня, и я поняла: лучше не спорить.
Интересно, нас даже охранник не задержал, пропустил.
Мы поехали на квартиру к Пабло, решили выпить и выговориться друг другу.
Постепенно к нам приходили друзья, были все.

Вчера. Ночь. Сегодня. Утро.

Часа в три утра пришли Марисса с Мартином. Говорили всякую ахинею. Вроде извинялись. Я чуть их не убила. Пабло не дал. Сказал, что надо смириться.

Было около сему утра.
Не спали: Мия, Марина, Рокко и Лухан.
— Марина, а помнишь, что говорила Эллиса?
— Мия, она много что говорит, ты о чём?
— О предательстве…
— А я ещё сказала, что у нас такого нет, дура.
— Она говорила о прощении.
— Мия, я не прощу.
— Ты можешь умереть!
— Мия, ты действительно так думаешь? — Пьяный Рокко на удивление трезво говорил.
— Да.
— А вспомни, что с тобой было, когда Мануэль с Сабриной! — Лухан не понимала, как Мия может так говорить.
— Лухан, но я простила Мануэля!
— Мия, Мануэль изменил тебе с чужой девицей! А Марисса была мне почти сестрой!!!
— Марисса — моя сестра!
— Это не повод ей все прощать! — Рокко был на удивление трезв, а как же та бутылочка абсента?! Загадка.
— Ми, я согласна с Рокко. Да, она твоя сестра, но она предала меня, я ей душу открыла, а она туда плюнула!
— Ей тоже туда плевали!
— Но я тут при чем, я ей ничего не сделала. А Пабло… он изменился, он стал другим и вполне заплатил за прошлые грехи!!
— Но Мари не такая! Я знаю её. Была причина.
— Ми, я её подруга. Ну не было у неё причин сделать этого! Просто решила поразвлечься.
— Лухан, а может были, может Пабло обидел её?
— Не-а, она только говорила, что ей надоело, что у них всё идеально, вот и все.
Все замолчали. Больше не о чем было говорить. Близкие люди предали. Обида. Опять обида.
Скоро все заснули.

Сейчас. Утро. Рано.

Заснуть хотела? Ага, как же! Уснёшь ты! Ни хера. Чёрт! Сигареты кончились. Придется в магазин тащится, а все спят, даже взять не кого с собой.

Через 5 минут.

Ну, и какого черта!
Вся грязная, но с сигаретами. Так ещё и в магазине обосрали!!!

Комната. Опять сижу. Думаю.
Балкон. Стою. Курю. Думаю.

Не сплю.
Не рвусь ни к солнцу, ни к луне, ни к морю, ни к кораблю.
Не чувствую как в этих стенах жарко,
Как зелено в саду.
Давно желанного и жданого подарка — не жду
Не радуют ни утро, ни трамвая звенящий бег.
Живу, не видя дня, позабывая число и век.
На, кажется, разрезанном канате
Я — маленький плясун,
Я — тень от чьей-то тени,
Я — лунатик двух темных лун.
Под лаской плюшевого пледа
Вчерашний вызываю сон.
Что это было?
Чья победа?
Кто побежден?
Кто был охотник? — Кто — добыча?
Все дьявольски наоборот.
Что понял, длительно мурлыча,
Сибирский кот?
Все передумываю снова,
Всем перемучиваюсь вновь.
В том, для чего не знаю слова
Была ль любовь?.
В том поединке своенравий
Кто, в чьей руке был только мяч?
Чье сердце: ваше ли, мое ли
Летело вскачь?
И все-таки, что ж это было?
Чего так хочется и жаль?
Так и не знаю: победила ль?
Побеждена ль?

Бля, всё против меня! Ветер. Холодно. Я стою и думаю. Глупо, правда? Вроде должна просто забежать в комнату, там тепло и уютно. А я думаю. Ведь там он.… А, по хер, там тепло.
Спят. Такие милые, когда спят. Дам, а рот откроют — уши вянуть. Взять хотя бы Гвидо? Я его уважаю, он друг братца, но как скажет, так отрежет. И что довело человека, что он думает лишь одним местом, и далеко не мозгами?!?!! А они есть у него? Что-то я последнее время стала часто задавать риторические вопросы. Наверное есть…Почему тогда не пользуется? Риторич.…Опять!!!!!!!
Сижу. Курю. Думаю. Хм, однообразно. Но ничего пройдет.
Как красиво. Музыка. Всегда любила пустое бренчание на гитаре. Ну, доигралась, красавица. Уже глюки пришли! Все же спят, откуда музыка. Пабло…Пабло. Пабло?!
Да, видимо проснулся. Такой грустный. На коленях Мари. Его Мари… Да, он простил её, любит, очень любит.
Так тоскливо… Фу, говорю уже как Глория!! Ну, в смысле как старая дева. Да, Глорию тоже жалко.
А я ведь тоже уже простила Мари…и Мартина. Не сговариясь с самой собой приняла это решение. А гордость? А, к черту. В сущности же гордость — это один из элементов инстинкта самосохранения. Он у меня давно отказал или ушёл в досрочный отпуск, не обещав вернуться.
Я опять уставилась на Пабло. Тяжело им с Мари придется. Но теперь он ей точно не изменит…да и она ему. Вот как просто бывает избавиться от неверности. Но сладко им жить не дадут. Слишком уж завидная они пара.
А я? Ну, допустим простила и что? Что будет? Дам, это надо не у меня спрашивать. Я свое дело сделала, я простила, хоть и трудно. Но надо решать.
Я опять посмотрела на братца. Он смотрел на меня. В глазах его читался вопрос. Я улыбнулась. Слабенько, натянуто, потому что коже уже отвыкла растягиваться в улыбку за два дня. Да, я улыбнулась впервые за два дня.
Братцу понравилась моя улыбка, и он стал улыбаться во весь рот, от уха до уха, как говорят. Потом наклонился и поцеловал Мари в ушко, на что та лишь скорчила смешную рожицу. Мы еле сдерживались чтоб не засмеяться в голос. Все-таки Мари такая смешная бывает. Пабло весь светился счастьем. Все так же улыбаясь, он закрыл глаза и похоже мгновенно уснул. «Сладких снов, братишка» прошептала я одними губами и пошла будить Мартина. Пора решать.
Нет, вы только посмотрите на этого засранца!! Сопит в две дырочки, а на меня совсем не реагирует! Правда он такой милый во сне. Не, ну всё, это конец. И с каких пор я стала такой сентиментальной? Ужас!!!!! Да, даже Колуччи не такая! Допрыгалась! А вот это уже хамство! Все проснулись, а этот хоть бы хны, ну всё, пора выдвигать тяжёлую артиллерию.
Я наклонилась к Мартину, к самому уху. Все удивлённо на меня уставились. Ой, что сейчас будет! Я напрягла все свои связки, способные воспроизводить любые звуки и…
— Чтоб тебя за всё что можно! Вставай! Вставай!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! — Он подорвался, как ошпаренный, я взглянула на часы. — На сборы 40 секунд, я сделаю из тебя человека!! — Все уставились на меня. Я орала как в армии. А прикольно, мне нравиться, даже план мести созрел. Хватит меланхолии, пора и повеселиться!!!! — 20 секунд. — снисходительно изрекала я, видели бы его глаза, эх..

Через 25 секунд.

— Вы опоздали! — На меня уставились пара еле живых глаз с такой жалостью. — Я сегодня добрая, поэтому сто отжиманий…- Все рассеялись, кроме нас, по углам квартиры и стали наблюдать за импровизированным представлением, что-то типа «один день из армии с садистом-сержантом и несчастным рядовым». — …на кулаках… — Кто-то хихикнул, а «рядовой» расположился на полу, для выполнения задания. Я спокойно достала ещё одну сигарету и втянула горький вкус никотина. — …ноги на высоте 70 сантиметров. — Больше не хихикал никто, только нервно сглотнула Мари и прижалась к братцу. Мартин плюнул на гордость и стал отжиматься, ноги положил на стул. » Идиот, я сказала 70 см, а тут от силы 50. Ладно я сегодня добрая» И всё же это игра, но мне она нравится, определенно нравиться. — Не халтурь, идиот!!!!!!
Я посмотрела на Мари, она тряслась как осиновый лист. Пабло её держал и пристально наблюдал за мной, кажется ему не понравилась моя игра… От вида напуганной Мари я рассмеялась. Весело, звонко и абсолютно беззлобно. Пабло улыбнулся, но потом опять нацепил на себя укоряющую маску.
— Что?? — Так же смеясь спросила я.
— Ой, сестрица, хорош уже издеваться над парнем! — Все непонимающе уставились на братца, а я весело.
— Братец, да не трону я твою Мари, расслабься!!
— Я не об этом!
— А о чем?
— Посмотри на своего ненаглядного. — Я взглянула на Мартина. Вот упрямый осёл!! Он всё отжимался, сил не оставалось. Бедный, он весь вспотел.
— Эээ… пусть помучается! — Теперь все смотрели на меня с укором. Говорила я все абсолютно беззлобно.
— Марина Магдалена Че Гевара де Бустоманте!!!!!!!! — Я поежилась, терпеть не могу когда меня называли полным именем, тем более я понимала что меня ждёт впереди. — Прекрати издеваться над бедолагой. — Я хотела возразить на счет «бедолаги», но взгляд братишки меня остановил. — Ты же его и так простила!!!
Раздался жуткий грохот. Верно Мартин.
— Так ты меня простила? — Прохрипел он, не в силах подняться. Я смерила Пабло уничтожающим взглядом и села возле Мартина.
— Ну, в общем-то да! — Виновато призналась я, а этот идиот начал меня щекотать. — Прекрати.. хи-хи.. Мартин.. хи-хи…не надо.
— Ах не надо? — Я утвердительно закивала, все ещё истерически смеясь. — А отжиматься можно?
— А изменять? — Мартин сразу изменился в лице. Мне хотелось поскорее забыть об этом, поэтому пошла на уступки. — Ладно, забили…- Все тот же напряженный взгляд, я, улыбнувшись, добавила, — Только больше не щекотать. И без отговорок берешь всех пацанов и идёшь в магазин. Думаю вам не стоит объяснять зачем? — Кивок. — Отлично, исполнять. Да и купите мои сигареты!
Зачем я выгнала всех пацанов? Просто сейчас будет расспрос. Сами пацаны не осмелятся расспрашивать, а с одними девчонками разобраться ещё можно!
— Эээ… — Начала Пили, но запнулась.
— Многословно… — Я уже чисто издевалась, зато Пилар сразу ожила.
— Марина, объясни…
— Что?
— Не тупи Гевара! — Выступила сеньорита Риварола, зря.
— Соль, в глаз хочешь? — Отрицательный кивок. — Не хами. А вы конкретнее спрашивайте.
— Марина, почему ты простила Мари и Мартина.
— После двух дне загула и количества выпитого и выкуренного мною можно и не так!!
— Серьезно.
— Мари, а смысл мне на тебя таить обиду, когда Пабло простил.
— А как ты это поняла?
— Ты так посапывала смешно у него на коленках, а он играл на гитаре какую-то очень грустную песню. Потом посмотрел на меня и… я прочитала это в его глазах, он просто не был способен обидеться на тебя!
— Да? — Мари опустила голову.
— Да! Ещё вопросы?!
— У меня — Лаура подняла руку, как обычно в первом классе прилежный ученик поднимает руку, желая ответить. Минут десять мы дружно смеялись, но успокоившись Лаура всё-таки задала свой вопрос. — А Мартин? — Все уставились на меня. Обычно у меня сразу появлялась неуверенность, но не сегодня.
— А что? Я рассуждала логически. Сначала думала: прощу — жить буду, нет — умру. Ни хрена не решила. Потом вспомнила Мию — Мия удивленно вскинула бровь — Да, измену Мануэля. Ты плакала, страдала, ругалась с ним. Он страдал, хотя ему поделом. А чем дело закончилось?
— Ну, сейчас я его простила.
— А Мари, ты же в конце концов простила братца.
— Да, да и ты, Пили, простила Томи в конце концов после того как он к девчонкам пошёл развлекаться.
— Ага, но Марина к чему ты ведёшь?
— Смысл мне обижаться, страдать? Доставлять ему страдания, да и вам всем своими ссорами?!
— Эээ.
— Глубокомысленно, я сейчас объясню. Короче я решила долго не таить обиду. Ведь я знаю что он любит меня…
— А если бы не знала, устроила бы ему веселую жизнь, но я то знаю!

Через 20 минут.

Пришли ребята, Мартин отвел меня на балкон.
— Почему ты это сделала? — Мартин был предельно серьезен. Я не стала отвечать, просто сунула ему бумажку и вышла, через три минуты Мартин вышел вслед за мной.
Мы опять устроили гулянку, но теперь не просто бухаловку, чтоб забыть все на свете. А с танцами (считай со стриптизом) и вообще просто веселились от души.
Я как сидела всю вечеринку на коленях у Мартина, так и уснула. Этот наглец никуда меня не отпускал (ну тока помирились, можно заняться более продуктивным делом. Ну и пошляки!! Я говорю только о невинных поцелуях. Хм, невинных, говорю? Ну-ну сделаем вид что поверили.)
Но опьянев, я так крепко уснула, что меня ничто не могло разбудить.

В течение не определенного времени.

«…Так, много выпила, ничего пройдет. Господи, у меня уже в ушах звенит. Эм, нет, кажись это телефон. Ура у меня нет глюков!! Так, теперь бы ещё дойти до него. Так, есть!!
— Олла?!

Испуганно смотрю на окна противоположного дома. Там инфокрасный луч… Не то. Страшно.
Почему-то есть ощущение, что должна сейчас умереть.
Крик, поворачиваю голову. Мартин. Выстрел. Мы с Мартином падаем на пол.
В ушах глушь. Все тихо. Мартин смотрит на меня, потом на мою руку, которая лежала на его груди. Кровь…
Понимаю, это смерть.
Месть…кладбище…слёзы, первые слёзы…»

Через 1 час 43 минуты.

Проснулась, вся в поту.
Это сон. Я все так же сижу на коленках у Мартина.
Пытаюсь вспомнить сон, вернее что мне сказали в телефоне. И что значит этот сон?
Надо меньше пить.
Встала и криво-о-ой походкой направилась к ванной. По дороге увидела лист смятой бумаги. Тот, который я отдала Мартину.
Я решила ещё раз перечитать его. Глаза забегали по строчкам, а губы все больше расплывались в улыбке.
«Мы не начнем опять сначала?»
Все было словно как во тьме,
Он уходил, она кричала:
«Вернись ко мне! Вернись ко мне!»
Остановился он, она вскочила
И потихоньку подошла к нему:
«Любить я буду так же, как любила,
Но не бросай меня одну во тьму!»
Она просила, плача, умоляла,
А он стоял и думал не о ней.
Она стремглав к обрыву подбежала,
Но с жизнью кончить вдруг не дали ей!
Она стояла, опустивши руки,
И дрожью пробивал озноб,
И не было в ней сил, чтобы поднялись веки,
И оба знали, здесь не нужно слов.
«Ведь ты нужна мне милая, родная.
Ведь ты нужна мне, слышишь, больше снов!
Прости меня.» (Алёна)
Прочитав, я снова ворвалась в реальность. Похмелье — это тяжело. Я же девушка, как я могу так напиваться?! Все, завязываю!!!!
Так в ушах звенит. Доигралась, уже глюки, пить надо меньше!!
Это оказался телефон. Страшно, вспомнился сон. Совсем страшно. Как назло все спят. Может просто не подходить? Не могу. Ладно, была не была.
На всякий случай подошла, поцеловала Мартина и закурила сигарету, равнодушным голосом произнесла…
— Олла?

По прошествии некоторого времени.

Я другая. Единственный вывод сделанный за это время. Другая…изменилась, сильно.
Я была той маленькой 15-й наивной девочкой, верящей в свой придуманный мир. Нет, это правда. Я всегда посмеивалась над Мией, но сама оказалась хуже.
Я жила счастливо в своем мире. Иногда были проколы, типа измены Мартина. Но в целом — собственная «поднебесная». Я жила «в шоколаде», но потом один незадачливый конкурент отца решил показать «реальность», в его понимании этого слова. Ведь по сути мы все придумываем себе миры и живём в них. Почему люди расстаются? Потому что каждый хочет навязать другому свою «реальность», а другому не нравиться это.
Вот например: Мартин и Ману защищали наши миры с Мией, братец выбрал «реальность» Мари.
Только вот мой мир уничтожили.
Каждая придуманная «реальность» на чем-то держится, на каком-то стержне.
У того бедняги-конкурента потеря любимого человека была частью «реальности», у меня — стержнем. Возможно, я погорячилась. Но меня изменили, не подумав как. Я стала жёсткой, но не жестокой, стала прямолинейной, закрытой. Месть…да я стала мстительной, только для того что бы напугать, и больше не терять любимых, дорогих мне людей.
Я не плачу, это дождь. Я живу, он просил. Я и живу. Легко, надеясь каждое утро, что оно последнее.
11 апреля. Интересно как одна дата меняет всю жизнь.
Мартина убили, потом убила я. Своими руками. Никто не осмелился остановить. Полиция видела, стояла. Журналисты снимали. Мой курс охраняли, меня. Его жена молила. Его умоляющие глаза: «прости», моё «поздно». И…
Теперь на моих руках кровь, плевать.
Я слишком любила…
Теперь не люблю. Опасно любить.
Мне не нужно ничего, только жить. Он хотел чтобы жила и я буду! Мне никто не помешает. А кто осмелиться, падет смертью «храбрых».
Осталась лишь песня. Последняя…

Засыпай,
У меня на руках засыпай,
Засыпай
Под пенье дождя…

Далеко,
Там где неба кончается край,
Ты найдешь,
Потерянный рай,

Во сне хитрый демон
Может пройти сквозь стены,
Дыханье у спящих
Он умеет похищать.

Бояться не надо,
Душа моя будет рядом,
Твои сновиденья
До рассвета охранять.

Подставлю ладони —
Их болью своей наполни,
Наполни печалью,
Страхом гулкой пустоты,

И ты не узнаешь,
Как небо в огне сгорает,
Как жизнь разбивает
Все надежды и мечты. (Ария «Потерянный рай)

Единственно, что осталось из прошлого. Теперь я другая, без прошлого. Один раз у меня забрали прошлое, теперь я сама его уничтожила, но не жалею. Дам цыганка была права. И как она могла знать тогда, два месяца назад?! Теперь я поняла про зебру. Конечно это белые и черные полосы жизни, но только. Это животное, за ним охотятся. Допустишь ошибку — умрешь. Я допустила, но Мартин спас. Теперь я никому не позволю себя спасать. Теперь я не позволю себе совершать ошибок. Adios? Martin…

Молодая, красивая девушка с заплаканными глазами встала с могилы и пошла прочь.
На могиле значилось:

«Мартин Мигель Перез де Вега
25.07.1989 — 11.04.2005

Спи спокойно, малыш, я с тобой, люблю»

А девушка все неслась дальше, дальше от любимой столицы, от прошлого, навсегда.

Прошло два года.

11 апреля 2007 года.
Свежий выпуск популярной газеты Буэнос-Айреса. На первой странице лицо юной девушки с карими глазами и русыми волосами, ниже читалось:
«Сегодня наконец поймана и убита самая опасная женщина Аргентины, Марина Че Гевара. Приемная дочь действующего президента страны, который и отдал приказ на уничтожение. Это девушка держащая в страхе всех политиков, которые погибали один за другим от руки сеньориты Гевара, сегодня состоятся похороны…»

Кладбище. Дождь.
Все выпускники EWS прошлого года стояли у её могилы, прощаясь.
— Теперь сестренка ты с ним будь счастлива. — Произнес Пабло, обнимая свою невесту
— Она счастлива, она с ним… — Сказала Марисса, вытирая выступившие слёзы , сильнее прижимаясь к Бустоманте. Вскоре все разошлись. Они любили и дорожили своей любовью, зная, что невозможного не существует.

Через год.
11 апреля 2008 года
Та же газета. На первой странице фотография счастливой пары, внизу подпись крупным шрифтом.
«Выходит новый роман, который обещает быть сенсационным, «Мартин и Марина», авторы чета Бустоманте. «Посвящен сестре» прокомментировал сеньор Бустоманте.

by StYess

Письмо

Открыть
122
0

In a circle

Открыть
111
0
У вас нет доступа к комментариям
2018 Rebelde Way - сериал Мятежный Дух (Мятежный Путь)
Архивные и свежие новости, музыка, видео, отборные фотографии актеров сериала и много всего интересного.

Яндекс.Метрика      
Translate