Хотите добавлять новости на сайт? Создайте свой аккаунт или войдите. Создать аккаунт

Я буду тебя любить…

Просмотры: 88 Комментарии: 0

– Марина, дорогая, что ты имеешь против этого платья? Оно очень красивое…, – голос мужчины звучал растеряно. 
– Что я имею против? Это уже какое платье за неделю? Пойми, Франко, платья не приспособлены для лазанья по заборам и игр по подворотням. В них неудобно драться и лазить по деревьям. Понял? – женский голос, напротив, был раздражён. 
– Но, Марина… Ведь в платье она просто белокурый ангел… посмотри, какая красавица наша дочка, – Франко поднял на руки ребенка в прелестном платье с кружавчиками. Девочка на его руках очаровательно улыбалась и хлопала длинными ресницами, обрамляющими огромные чистые глаза. Отец умилённо посмотрел на ребенка, и та обняла его за шею. 
– Папочка, я тебя очень люблю. 
– Она любит меня…, – счастливый мужчина позволил ребенку вцепиться в свои светлые волосы и посадил на плечи. Девочка обхватила его шею ногами и раскинула в сторону руки. 
– Я выше всех! – Мать недовольно посмотрела на неё, задрав голову. Короткие пшеничные волосики девочки качались на ветру где-то очень высоко. Марина смогла бы дотянуться до них, только встав на цыпочки. Она сузила свои серые глаза и процедила сквозь зубы, глядя на довольные лица мужчины и ребёнка: 
– Хватит распускать сопли. Сейчас ты её отпустишь, и она снова порвёт твоё платье. 
– Я куплю новое, – и повернув голову, спросил у дочери, – Мия, тебе же нравятся платья, которые тебе покупает папа? 
– Ага. Они красивые. Я хочу голубое, как у той куклы, что ты подарил мне в прошлый раз. 
– Будет тебе голубое, девочка моя. 
– Тьфу, смотреть тошно, – Марина протянула руки, пытаясь снять девочку с плеч Франко, – Мия, дочка, пойди, поиграй в машинки, и сними платье, а то снова порвёшь, и папа расстроится. 
Франко помог девочке спустится, он не мог долго противостоять напору Марины. Мия обняла сначала маму, затем папу и убежала в дом, который заслуживает отдельного описания. Он состоял из двух крыльев, соединённых между собой рядом комнат, в которых тоже можно было жить. Левая часть принадлежала Марине Колуччи, правая – Колуччи Франко, а центр был безраздельным владением маленькой Мии Колуччи. Этой зимой ей исполнилось четыре года. Она жила там одна и служила единственным пунктом, где пересекались интересы её родителей. Когда встал вопрос о разводе, Марина планировала забрать Ми себе, но, не в пример обычным противостояниям, из которых маленькая женщина выходила неизменной победительницей, в этом вопросе её муж стоял насмерть. Он не соглашался отдавать дочь, и был готов нанять какого угодно адвоката, лишь бы оставить ребёнка себе. Чем бы это всё закончилось, неизвестно, но девочка, видя постоянные безобразные ссоры двух самых дорогих ей людей, не выдержала, и слегла в больницу с нервным срывом. Чета Колуччи была вынуждена остаться вместе и после развода. Они купили этот дом, с тремя дверями, ведущими в разные стороны. Крылья сообщались между собой только через покои Ми, что вполне устраивало их всех. Но это не решало основного вопроса, который произносился с больших букв: Воспитание Дочери. 
Мия выбежала из дома, ведя за собой на верёвке машинку, в которой сидели три куклы. На ней были надеты немаркие штанишки, клетчатая рубашка, расстёгнутая на несколько верхних пуговиц, и удобные для бега сандалии. Сеньор Колуччи досадливо вздохнул, увидев вместо любимой дочки мальчишку, а сеньора Колуччи, наоборот улыбнулась. «Натуральный бесёнок», подумала она, наблюдая за проказливым выражением лица дочери. Девочка изображала из себя гоночный автомобиль, и куклы норовили выпасть из открытого кузова машинки. Девочка каждый раз останавливалась, усаживая пластиковых пассажирок на место, и строго объясняла им правила поведения в машине. Потом она перевела взгляд на ветку ближайшего дерева. Сообразив, что из машинки получится неплохой лифт, непоседа начала думать над вопросом, как ей перекинуть веревку через ветку, находящуюся на высоте нескольких метров. 
Отец покачал головой, и ушел в своё крыло, Марина тоже оставила ребёнка в покое. Скорее всего, эта одежда тоже не доживёт до вечера, уж больно сосредоточенный взгляд был у маленькой пацанки… 
Одежде повезло. Разыскивая подходящие материалы, Мия почти наткнулась на гору чемоданов с сидящей на них девочкой. 
– Привет, – сказала она вместо извинения, – я тебя раньше не видел. Ты только приехала? 
– Нет, уезжаю. Маме не понравился дом. Мы не прожили здесь и двух дней, – В голосе девочки звучала грусть, – Всегда так… Только приедем, как уже надо уезжать… – У-у-уу… Мои тоже странные. Представляешь, мама считает меня мальчиком, а папа – девочкой. И постоянно ругаются. Так забавно! 
– А мои не ругаются совсем. Только всё время целуются, – кроха изобразила поцелуй и поморщилась. Девочка крепче обняла футляр, который держала в руках. На вид ей было столько же лет, сколько и Мии, а в этом районе больше ровесников у Мии не было. Все дети, что жили в соседних домах, были на несколько лет старше, и всё время приходилось доказывать, что и она не лыком шита. Причем все они были мальчишками. И сидящая на возвышении девочка показалась Мие принцессой из сказки. Грустной принцессой. 
– Ты грустишь, потому что уезжаешь? 
– Нет, – девочка покачала головой, и из причёски выбился рыженький локон, – Просто меня никто не любит. 
– А мама с папой? 
– Они всегда заняты, им не до меня. Уезжают часто, оставляя меня с нянечкой, а она обязана ухаживать за мной, потому что это её работа. 
– Понятно… О! – в голове Мии мелькнула блестящая мысль, – слушай, а давай, я буду любить тебя?! 
– Ты? 
– Ага. Я, Мия Колуччи, торжественно клянусь любить тебя, принцесса, не смотря ни на что! – и тут же, смутившись, поменяла тему, указав на чехол в руках девочки, – А что это у тебя? 
– Гитара. Я учусь на ней играть. 
– Но она же с тебя размером! 
– Пускай. Я вырасту, и смогу играть на ней своё настроение. Это инструмент моей жизни. Мы с ним связаны. Я это чувствую. И с тобой… Мия Колуччи… 
– Да просто Ми…, – девчушка ерошила в смущении затылок, – она не привыкла к такому общению. Девочка была такой… необычной? как будто их действительно что-то связывало. 
– А, всё-таки, ты мальчик, или девочка? – будущая гитаристка подняла свои темные глаза на Мию. 
– Ну… я не знаю…, – потупила та свои синие. 
– Как это – не знаешь? 
– Я ещё не решил. Вот подрасту, станет понятнее. 
– Но ты же говоришь о себе в мужском роде. 
– Это потому, что я в брюках. Надену платье, и буду говорить, как девочка. 
– Ты странная… странный… Почему-то мне кажется, что ты всё-таки девочка. 
– Ну да. Как говорит папа, «физиологически». Он знает, он умный. А мама отвечает, что веду я себя, как мальчик. Поэтому мне надо одеваться соответственно. 
– А как ты? 
– А мне всё равно. Я ещё не понял, кто из них прав. То есть, не поняла. 
Кареглазка захихикала. 
– С тобой весело. Я рада, что ты будешь любить меня, – девочка дотронулась до волос Мии, – можно я тоже буду любить тебя в ответ? 
– Конечно же! – Мия засмеялась. Смех двух девочек колокольчиками разлился в воздухе, даря ощущение безоблачного счастья всем, кто его слышал. 
Идиллию нарушил голос носильщика: 
– Сеньорита, мне надо отнести в машину чемоданы. 
– А? – девочки слезли с груды вещей, позволяя перенести их. Возле машины, что остановилась у дома, стояли, обнявшись, мужчина и женщина. Женщина движением руки позвала новую знакомую Мии, и та, печально вздохнув, прошептала: 
– Мне пора, Ми… Мама зовёт, – прижимая к себе футляр со скрипкой, она подошла к машине, и когда за ней уже закрывалась дверца, Ми поймала на себе её отчаянный взгляд. Машина тронулась. Ми побежала следом, пытаясь сквозь тонированное стекло разглядеть ту, что она только что поклялась любить. 
– Я буду любить тебя всегда! Помни об этом! Всегда! Что бы ни случилась, я буду любить тебя! 
Девочка провожала глазами постепенно отстающую Мию, и только крепче прижимала к себе гитару. 
Я тоже. 
Теперь, в голове Мии появилось неимоверное желание быть похожей на ту девочку… Странно? Она хотела быть похожей на настоящую принцессу, чтоб потом, когда они, может быть, встретятся, Мия была достойна, стать ее сестрой, подругой… Чтоб они были двумя принцессами. 

Марисса… Марисса, подумала, что не плохо было бы быть похожей на такого сорванца, девчушку с характером и вечно меняющимся мнением… И она дала себе слово, что если они еще раз встретятся, то будут похожи, как две капли воды… 


Много лет спустя: 
-Да у тебя никакого вкуса!!! –орала Мия 
-Ой-ой! Тоже мне кукла Барби! Розовый и белый твои любимые цвета? – с издевкой прошипела Мари. 
-На себя посмотри! Оранжевый и зеленый! Ты термоядерной смесью одежду полила? –парировала первая красавица. 
-А ты стащила это у Элвиса? – не отступала Марисса. 
-Ты! А ты подражаешь какой-то безвкусной звезде?.. 
…Так будет продолжаться еще очень долго… Пока они не вспомнят…

by Vivo

Давай поговорим…

Открыть
74
0

Ребенок пепельных облаков

Открыть
77
0
У вас нет доступа к комментариям
Translate