Хотите добавлять новости на сайт? Создайте свой аккаунт или войдите. Создать аккаунт

Луисана Лопилато: “Парни не устраивали мне истерик”

Среда, 6 апреля 2005 Просмотры: 328 Комментарии: 0

В новой статье для журнала Карас Луисана много рассказал о своих планах. Сейчас она изучает актерское мастерство, продолжает заниматься вокалом и надеется использовать приобретенные знания с полной силой. Но поступать в университет не собирается. Лули – крестная приюта Хесус Мария.

“Я помогаю им во всем, в чем они нуждаются, и с финансовой точки зрения тоже. Я участвую в шоу и постановках в театре, куда вход стоит два песо, и потом весь сбор отдаю им. Мы с моей семьей сейчас занимаемся поиском места, где можно было бы построить для приюта хорошее здание, чтобы бездомные дети могли жить и ночевать там”.

И снова Луисана говорит, что не может спокойно выходить на улицу:

“Если я куда-то выхожу, я вынуждена делать это тайком. Если что-то покупаю, то постоянно оглядываюсь по сторонам, чтобы за мной никто не следил. Меня постоянно преследуют. Я сажусь в свою машину, и мне начинает казаться, что там установлена скрытая камера. Я стала настоящим параноиком!”

Она позирует для фотографий, как настоящая богиня, но ей всего 17 лет и это заметно. Луисана Лопилато все больше совершенствуется как профессиональная актриса, а любопытные постоянно ходят за ней по пятам, чтобы увидеть ее на пляже в купальнике. Но в разговоре становится понятно, что за этой чувственной фигурой скрывается подросток.

– Каково тебе иметь такое женственное тело, когда ты сама еще почти ребенок?
– Сейчас нормально, потому что у всех моих подруг теперь такие фигуры. А я как-то быстро развивалась и была единственной из группы, у кого в 11 лет уже была такая фигура. Я очень неловко себя из-за этого чувствовала, мне было стыдно, я стеснялась, я даже перевязывала грудь, чтобы ее не было заметно.

– В 17 лет ты уже получила одну из главных ролей в теленовелле. У тебя нет такого ощущения, что ты теряешь в жизни какой-то важный этап, а потом будешь сожалеть об этом?
– Я ни о чем не сожалею. У меня была возможность сыграть одну из важных ролей в «Секретах папы», и я ее сыграла. И, думаю, из-за этого вынуждена была отказаться в этом году от главных ролей именно потому, что я не хочу перепрыгивать через важные этапы. Потому что если в 17 лет уже играть главную роль в теленовелле… Мне это немного страшно… Но думаю, что если в следующем году мне будут делать такие предложения, я буду сниматься.

– А какая разница – согласиться играть главную роль в 18 лет, а не в 17?
– Пока я могу продолжать играть второстепенные забавные и интересные роли… А играть главную роль – это на мой взгляд очень большая ответственность перед зрителями, я чувствую, что не готова к этому. А про будущий год я говорю, потому что я начала изучать театральное мастерство, хожу на актерские курсы и продолжаю заниматься вокалом… Я думаю, в будущем году я уже смогу применить все мои новоприобретенные в этом году знания.

– Что ты почувствовала, когда показали видео, снятое скрытой камерой, на котором ты страстно целовалась с Фелипе Коломбо, твоим бывшим партнером по «Мятежному духу»?
– Мне было очень плохо. Мне дорого стоило пережить этот период, я очень много плакала… несколько недель. Не из-за того, что у нас случилось, потому что в этом не было ничего плохого или выходящего за рамки, а из-за того, что я чувствовала себя ужасно. Это невыносимое преследование. Ты понимаешь, что это такое, когда в 17 лет ты уже не можешь ни выйти потанцевать, ни погулять с парнем, чтобы его сразу же не объявили твоим женихом? Я, например, не имею права просто поцеловать или обнять парня, понимаешь? Мои подруги идут танцевать с одним мальчиком, на следующий день встречаются с другим, а потом еще гуляют с кем-то… Конечно же я не хочу этого – я совершенно другая по натуре… Но сейчас я иду в кафе с молодым человеком, мы пьем вместе кофе и на следующий день все объявляют, что подтвердился мой роман и мы с ним жених и невеста. Понимаешь, что я хочу сказать?

– Что сказали твои родители, когда увидели эти сцены с Фелипе?
– Я к тому времени уже рассталась с Фелипе. Я позвонила маме в слезах и попросила ее, чтобы она включила телевизор. Но мама меня ни в чем не упрекнула, я думаю, она понимала, что все мы проходим через такой этап. Моей семье было больно за меня, что меня лишили личной жизни, мы все очень страдали. Если верить прессе, то за прошедший год у меня было восемь женихов – и все восемь выдумки. На данный момент мне просто хочется иногда иметь возможность выходить куда-то с парнем, просто поцеловаться и все – ничего больше. Но я и этого не могу. Если у меня будет роман, то это должно быть серьезно.

– Пресса вовсю выбирает тебе кандидатов в женихи…
– Я вовсе не в отчаянии и вообще пока не хочу начинать с кем-то отношения. Выходить вместе ужинать, гулять и всякие такие вещи – это да. Но мне не позволяют даже этого.

– Ты собираешься поступать в университет? Твои родители от тебя этого не требуют?
– Нет, мама и папа ничего мне не говорят. На данный момент учеба в университете меня не очень привлекает, я хочу изучать актерское мастерство. А если на следующий год я не буду занята ни в каких проектах и у меня будет больше свободного времени… я бы хотела заняться изучением дизайна или кинопроизводства.

– Ты крестная приюта Хесус Мария. Ты помогаешь им деньгами?
– Я помогаю им во всем, в чем они нуждаются, и с финансовой точки зрения тоже. Я участвую в шоу и постановках в театре, куда вход стоит два песо, и потом весь сбор отдаю им. Мы с моей семьей сейчас занимаемся поиском места, где можно было бы построить для приюта хорошее здание, чтобы бездомные дети могли жить и ночевать там. Потому что сейчас приют не может оставлять детей на ночь. Мне кажется, что помогать ближним – это важно. Я могу даже не отдавать себе в этом отчета, но вдруг даже моя простая подпись кому-то поможет, понимаешь? Недавно я узнала, что один человек продал футболку, которую он просил меня подписать, и он сделал это, чтобы помочь мальчику, который нуждался в пересадке сердца.

– Ты наверняка много зарабатываешь. Кто управляет твоими деньгами?
– Моя мама ими управляет. Я… мне не нравится говорить на эти темы… но я предпочитаю от них избавляться.

– Ты уже думала о том, чтобы в скором времени начать жить самостоятельно, одна?
– Я думала об этом, но я бы не смогла жить одна. Я очень… ну просто очень люблю болтать, и я бы сошла с ума одна в четырех стенах. Я бы начала говорить сама с собой… Б-р-р… Ты только представь меня, разговаривающую сама с собой!

– Ты как-то сказала, что у тебя нет друзей в школе… Тебе нечего с ними разделить?
– Нет, у меня есть подруги по школе, но так чтобы настоящие подруги… нет. Наверное, это из-за образа жизни, который я веду, возможно, кто-то не может этого понять. Иногда чтобы быть со мной моим друзьям приходится идти на жертвы – не забывай, что теперь, если я куда-то выхожу, я вынуждена делать это тайком. Если я что-то покупаю, я постоянно оглядываюсь по сторонам, чтобы за мной никто не следил. Меня постоянно преследуют. Я сажусь в свою машину, и мне начинает казаться, что там установлена скрытая камера. Я стала настоящим параноиком – в гораздо большей степени, чем по идее должна быть.

– Ты отдаешь себе отчет, что провоцируешь людей такими сексуальными фотографиями?
– Да. Но в моем окружении я совершенно этого не чувствую, только когда выхожу на улицу, и взрослые мужчины начинают кричать мне всякие неприятные вещи… Видишь, как обстоят дела?

– И как обстоят дела?
– Тогда я начинаю это чувствовать… А взрослые мужчины еще больше мне кричат.

– И что ты чувствуешь, когда тебе кричат взрослые мужчины?
– Я чувствую себя неловко… Может, это нехорошо, но я думаю про себя, что они мне в отцы годятся! Мне так и хочется иногда крикнуть им в ответ «Я же тебе в дочери гожусь!» Фотографии – это просто часть работы, и к тому же я никогда не переступлю определенных границ. Я могу сексуально позировать, но сниматься обнаженной не буду.

– Ты бы не решилась полностью раздеться, как, например, София Гала?
– Нет. Мне было бы очень стыдно. Она более смелая, она умеет воспринимать вещи по-другому. А я не такая смелая… Но не вижу ничего плохого в том, что она сделала.

– Девушки твоего возраста очень предприимчивые. Ты берешь на себя инициативу, когда тебе нравится парень?
– Нееет… Со мной такого никогда не было. Я в жизни не буду ни просить телефон, ни первой звонить. У меня есть подруга, которая так делает, я развлекаюсь, глядя на нее.

– Парни твоего возраста истеричные?
– Да (смеется). Но не все. Мне никогда мальчики не устраивали истерик. Но у меня есть подруга, которую постоянно изводит жених. Обещает позвонить и не звонит и так далее… А нас, девушек, убивают такие вещи. Моя подруга постоянно плачет из-за него. Я бы ему не стала звонить.

– Ты очень гордая?
– Да, просто потому что мне тоже хочется занимать какое-то место в паре. Мне не нравится недостаток уважения или глупости.

– Ты нервничаешь, когда парень хочет тебя поцеловать?
– Ой… Это ужасно… Мне становится плохо… И к тому же, когда я нервничаю, я начинаю много смеяться… И стою перед парнем как идиотка – смеюсь от нервов.

– Ты как-то сказала, что не хочешь иметь интимные отношения до свадебной ночи. Ты продолжаешь так думать?

– Нет. Я думаю, у каждой девушки должен быть ее первый раз тогда, когда она это почувствует. Первый раз очень важен, и он должен случиться, когда ты очень влюблена. Ну, или не очень влюблена, а когда тебе действительно хорошо рядом с другим человеком.

– У тебя уже был этот первый раз?
– Я не буду отвечать на этот вопрос.

Луисана Лопилато питается яичными белками

Открыть
262
0

Камила Бордонаба: “Мой жених старше меня на 14 лет”

Открыть
891
0
У вас нет доступа к комментариям
Translate