Хотите добавлять новости на сайт? Создайте свой аккаунт или войдите. Создать аккаунт

Не дать ему уйти

Просмотры: 376 Комментарии: 0

И опять пятница, и опять «Elite Way School», и опять комната Мари. Лухан печатала очередное послание своему опекуну, Луна пришивала к блузке оторвавшуюся пуговицу, а Мари листала конспект по этике.

– И это всё нужно выучить?! – в недоумении спросила она.
– Да, Сантьяго в последнее время нас совсем не жалеет, – согласилась Лунита.
– По-моему, с что-то ним не так… – сказала Лухи
– Но если на выходных заниматься, то можно это всё выучить
– Луна, если заниматься и на выходных, то когда отдыхать? – возразила Марица.
– Да, ты права…

В комнату ворвалась Пилар. Мари презрительно на неё посмотрела.

– А тебя стучать не учили? Или ты считаешь, что если папа – директор, то колледж – твоё частное владение?!
– Я пришла, чтобы сказать, что Сантьяго задал ещё два параграфа.
– Как??? Он и их тоже будет спрашивать? – поразилась Мари
– Да.
– Он точно с цепи сорвался! А ты не знаешь, почему он так над нами издевается? Он же был единственным нормальным учителем.
– Не знаю. Я пришла поговорить с папой, а у него был Сантьяго. Мне пришлось ждать за дверью. Говорили они тихо, я ничего не расслышала. Когда Мансилья вышел из кабинета директора, он увидел меня и сказал, что задаёт выучить ещё два параграфа. И сказал он это как-то странно…
– Ну ладно, иди. Если узнаешь что-нибудь о разговоре Сантьяго и директора, сразу сообщи мне.

Пилар ушла, а Мари открыла учебник по этике, чтобы посмотреть на заданные параграфы. Каждый из них был по пятнадцать страниц.

– Слушайте, это уже ни в какие ворота не лезет! Он сошёл с ума! Не знаю, как вы, девчонки, но я их из принципа учить не буду. И пусть он только попробует поставить мне единицу!

Понедельник. Урок этики. Санти вошёл в класс и сразу же накричал на ребят, потому что те шумели.

– Итак, сегодня мы проводим опрос, – сказал он, сев за учительский стол – к доске пойдёт Спирито.
– Я не пойду к доске, – весь третий курс обернулся на Мари.
– И почему же?
– Потому что я ничего не выучила.
– Хорошо, сеньорита Спирито, вы получаете единицу.
– ЧТО?! – Мари поднялась с места.
– Сядьте, Спирито. У вас было право отвечать, вы им не воспользовались, так что теперь, получив свою законную единицу, сидите тихо и дайте ответить другим. Кто ещё не выучил?

Все ребята притихли. Никто из них даже не прочитал эти два параграфа, а конспекты выучили только Маркос и Луна. Неожиданно с задних парт послышался голос:

– Я не выучил, – Пабло встал из-за парты. Мари удивлённо оглянулась на него.
– Хорошо, Бустаманте, вы тоже получаете единицу.
– А исправить потом можно?
– Нет, Бустаманте. У вас был шанс выучить, вы им не воспользовались.
– Я тоже не выучил, – Поднялся с места Ману.
– Агирре, единица.
– Мануэль, ты-то зачем подставляешься?! – с недоумением спросила всё ещё стоявшая Мари.
– Не могу прятаться за спины друзей.
– Сантьяго – сказала Мия.
– Для вас я не Сантьяго, а сеньор Мансилья.
– Сеньор Мансилья, я тоже ничего не выучила. – Мия тоже встала.
– Отлично, Колуччи. Единица. – Мия опустила голову. На неё были устремлены удивлённые взгляды всего третьего курса. Они не могли поверить, что эта кукла, Мия Колуччи, призналась, что ничего не выучила.

Одновременно поднялись Томми, Фели, Вико, Нико и Лухан. И они тоже получили по единице. Наконец, Сантьяго сказал:

– Я вижу, продолжать опрос бессмысленно. Третий курс, почему вы ничего не выучили? Прошу всех встать, – все остальные тоже встали. – До конца урока будете стоять и думать о своём поведении.
– Но Сантьяго… – начала было Мари.
– Спирито, вам одной единицы мало?

Когда прозвенел звонок с урока, ребята, получив огромное домашнее задание, вышли в коридор.

– Какая муха его укусила?! – возмущался Паблито.
– Незачем было играть в супермена! – проворчала Мари.
– Я и не играл! – огрызнулся он
– Конечно, ты и есть супермен, – издевательским тоном ответила рыжая.
– Ты у меня договоришься!!!
– Это угроза?
– Угроза, предупреждение… Называй как хочешь.
– Сейчас не это важно! Надо выяснить, что творится с Сантьяго!
– И как ты собираешься это выяснять?
– Найду способ.
– Ну-ну, ищи, – ответил Пабло. А про себя добавил: «А я уже нашёл».

Следующим уроком была экономика. Мари не ничего слушала, она, можно сказать, спала с открытыми глазами. Речи учителя доносились как будто из-за стены:

– Рассмотрим экономическую обстановку столицы Чили – Сантьяго…

Единственным, что Марица услышала и осмыслила было слово «Сантьяго». В голове у неё сразу же появилось огромное количество странных и не особо приятных мыслей: «Сантьяго…И что же с ним всё-таки происходит? Почему он вдруг стал относиться к нам так плохо? Что мы ему сделали? Пилар сказала, что он стал таким после разговора с Дуноффом…Да, до этого разговора он был нормальным. Что-то здесь не так…Я обязательно узнаю…» Её мысли прервал громкий голос преподавателя:

– Спирито! Я, кажется, к вам обращаюсь! Так что вы думаете по этому поводу? – Мари очнулась и посмотрела на Луну в надежде получить хоть какую-нибудь подсказку.

Вдруг с задней парты послышался голос Паблито:

– А она не думает! – Мари обернулась к Пабло и наигранно поклонилась. Тот невозмутимо ответил:
– Да на здоровье! – Мари спокойно обернулась к учителю и начала выкручиваться.
– Да, удивительно, но он прав. Я действительно не думаю. Я размышляю. А думают такие…эээ… посредственности, как Бустаманте.
– Что?! – возмутился тот. Но Мари продолжала выпутываться:
– А есть люди, вообще не способные к совершению какой-либо умственной деятельности. Например, Колуччи.
– Когда тебе надоест надо мной издеваться?!?! – Мия была на грани истерики, но решила не плакать на уроке.
– Правильно, Марица! – Послышался одобрительный возглас Ману. Наконец учитель не выдержал:
– Прекратите этот спектакль! Мне это надоело! Агирре, Бустаманте, Колуччи и Спирито – к доске!
– ЗА ЧТО??? – послышался возмущённый хор.
– За выкрики с места!
– Простите! – вмешалась Мари, – А мне вы слово предоставили!
– А вы за то, что спите на уроке!
– Я не сплю! Я думаю…то есть размышляю!!!
– Ещё раз повторить? К доске!

Ребята вышли к доске. Учитель задал вопрос. Ответа, естественно, не знал никто. Вдруг в класс вошёл Санти.

– Извините, можно забрать с урока Спирито, Колуччи, Агирре и Бустаманте?
– Забирайте, Мансилья. Но в следующий раз они первыми ответят по материалу этого урока.
– Не беспокойтесь, они ответят. Идёмте.

Они вышли из класса. Мари сразу же накинулась на Санти с расспросами:

– Зачем вы нас забрали?
– Так надо.
– Нет, вы ответите!
– Не ставьте мне условий, Спирито, – железным тоном произнёс он.
– Простите, сеньор Мансилья, почему вы называете нас по фамилиям? Раньше вы называли нас на «ты» и по именам. К чему эта официальность? – вмешался Ману.
– Видите ли, Агирре, люди вынуждены меняться под влиянием обстоятельств…
– Не уходите от ответа! – перебил Пабло.
– Не кричите на меня, Бустаманте. Все свободны. Можете идти.
– На урок?
– Куда угодно, только не туда.
– Но почему же вы нас забрали? – повторила свой вопрос Марица.
– Неважно, – Санти удалился.

Ребята разошлись. Мари осталась на месте. Она думала, то есть размышляла: «И всё-таки, зачем он нас забрал? Может быть, он хотел спасти нас от ответа у доски? Это похоже на прежнего Мансилью. Но сейчас он другой. Даже ничего не объяснил. Он сказал, что людям приходится меняться под влиянием обстоятельств… Что это значит? Нет, я обязательно всё узнаю! Ну что ж, объявляю «сезон охоты на Сантьяго» открытым!» Она развернулась на каблуках и пошла в свою комнату.

Да, этот свой план Марица Пия Спирито назвала «Сезон охоты на Сантьяго». А что такое охота? Это, в первую очередь, слежка. С неё Мари и начала. Ровно через 62 секунды после окончания уроков дверь в приёмную приоткрылась и заглянула Мари. Глории на месте не было, поэтому Марица зашла в комнату и начала копаться в адресах и телефонах учителей. Она искала адрес Сантьяго. Вдруг она услышала звук открывающейся двери. Вошла Глория. По счастью, Мари успела спрятаться под стол. Конечно, Глория сразу же заняла своё рабочее место, и вылезти из-под стола стало просто невозможно. Мари боялась даже пошевелиться, чтобы не задеть ноги Глории. Через минуту в приёмную вошёл Пабло.

– Глория, вы помолодели!
– Так, Бустаманте, что тебе от меня надо?
– Ровным счётом ничего. А этот новый костюм вас так стройнит!
– Тебе всё-таки что-то нужно. А костюм этот я ношу уже полгода.
– Глория, вы просто красавица! Ну дайте мне один адресок!
– Я вам не справочник!

Тут Мари цапнула Паблито за ногу. Тот от неожиданности вскрикнул.

– АААААААААЙ!!!
– Что такое, Бустаманте?
– Простите, у меня нога подвёрнута! Ай-ай-ай, как больно! – он присел на корточки и увидел Мари.
– Что ты тут делаешь? – спросил он шёпотом.
– Это не твоё дело, – тоже шёпотом ответила Марица
– А всё-таки?
– Неважно. Важно, как я отсюда выберусь.
– Это не моё дело.
– Ну помоги!
– Ладно.
– Бустаманте! Ты что там застрял? – послышался голос Глории.
– Сейчас, сейчас, Глория. У меня, кажется, сломана нога. Аааай! – Пабло поднялся из-под стола.
– Иди, Бустаманте.
– Но Глория! У меня перелом! Может быть даже со смещением! Я же не дойду! Проводите меня в медпункт!
– Нет, Бустаманте, я вам не поводырь!
– Ну пожалуйста! Вы же не хотите, чтобы я умер прямо здесь и сейчас! Ведь вам придётся брать на себя ответственность за мою смерть!
– Ладно, Бустаманте, идём.
– Спасибо вам, Глория! Вы настоящая благодетельница! Мы все вас просто обожаем!

Пабло и Глория ушли, а Мари вылезла из-под стола и продолжила поиски. Но она услышала голос Дуноффа:

– Глория! Глория! Где вы?

Мари поняла, что найти адрес Санти у неё не получится. Значит, не судьба. Но надо делать ноги пока Дунофф не вышел из своего кабинета! Марица пулей выбежала из приёмной.

Со слежкой непосредственно в квартире объекта под кодовым именем «Сантьяго» у Марицы Пии Спирито ничего не получилось. Поэтому она решила следить за ним в школе. Но не одна она «охотилась на Сантьяго». У неё был один соперник. Как вы уже догадались, это был Пабло Бустаманте. Как говорится, у некоторых людей (мдя!) мысли сходятся… Пабло тоже решил следить за Санти. Во вторник ровно через 58 секунд после окончания уроков в приёмной уже стоял блондинчик с голубыми глазками и очаровывал Глорию.

– Спасибо вам огромное, Глория, за то, что вы вчера спасли меня от верной смерти!
– Как твоя нога, Бустаманте?
– Уже почти не болит.
– Хорошо, Бустаманте, иди.
– Я уйду, но сначала я поблагодарю вас!
– Ты меня уже поблагодарил. Иди.
– Нет, ещё не совсем. Я хочу презентовать вам специальное приглашение в новый бутик «Gucci». Если вы предъявите это приглашение до пяти часов, вам будет предоставлена скидка 80% на все товары!
– Но я не успею дойти до туда до пяти часов!
– Если вы выйдете прямо сейчас, то успеете.
– Но я не могу!
– Можете, Глория, можете! Вы и так работаете всё время, не покладая рук.
– А ведь ты прав, Бустаманте. Я пойду прямо сейчас.
– Конечно, Глория, я всегда прав, идите поскорее, иначе вы не успеете.
– Да, конечно, Бустаманте, – Глория направилась к двери. Вдруг она обернулась и посмотрела на Пабло, – Постой, Бустаманте! Ты здесь не останешься! Иди.
– Выходите сначала вы, Глория, а потом я.
– Нет, сначала выйдешь ты, а потом я.
– Ну ладно…

Пабло вышел, за ним Глория. Дверь в приёмную опять открылась и тихонько вошла рыжая девчонка в жёлтых очках и с видеокамерой в руках. Она подкралась к двери учительской и услышала голоса Сантьяго и Хильды. О чём они говорили, слышно не было. Потом Санти подошёл к двери и сказал:

– Ну всё, Хильда, я пойду к директору. Он меня звал. Не хочу я с ним говорить, но деваться некуда. Чувствую, что разговор будет крайне неприятным.
– Храни тебя Бог! – ответила Хильда.

Санти вышел из учительской. Мари спряталась за дверью, и поэтому осталась незамеченной. А «объект» вошёл к директору, оставив дверь приоткрытой. Марица опустилась на четвереньки около двери в кабинет директора. Она протянула руку с камерой так, чтобы можно было заснять, что происходит, и начала съёмку. Вдруг её кто-то схватил за плечо. Мари очень перепугалась, обернулась и увидела Пабло.

– Идиот! – прошипела она – Я чуть съёмку из-за тебя не прекратила!
– Что снимаешь?
– Я не обязана перед тобой отчитываться! Что ты тут делаешь?
– Я не обязан перед тобой отчитываться.
– Иди отсюда!
– Это ты иди отсюда!
– Я первая пришла!
– Нет, это я пришёл первым!
– Чем докажешь?
– Я увёл Глорию.
– Куда увёл?
– Это уже неважно. И не мешай мне следить!
– Это ты не мешай мне записывать!

Дело бы кончилось дракой, если бы Дунофф не подошёл к двери и не открыл её. Мари моментально выключила камеру и спрятала её за спину. Паблито изо всех сил притянул Марицу к себе и поцеловал. Дунофф, естественно, был «в восторге»:

– Спирито! Бустаманте! Что это за безобразие???
– Эээ… Сеньор Дунофф, – начала Мари
– Понимаете, если бы мы целовались в коридоре, на половине девочек, на половине мальчиков или столовой, нас бы наказали. Остаётся только приёмная, учительская и кабинет директора, – перебил Пабло.
– Идите отсюда! Вы получаете по замечанию!
– Что???
– По два замечания!

Парочка сразу удалилась из приёмной. Мари сразу же накинулась на своего спутника:

– Ты мог бы придумать что-нибудь поубедительнее?!
– А ты могла бы?! – Ответил он. Мари опустила глаза.
– Ну всё, мне некогда с тобой общаться, у меня много дел, – с этими словами она ушла в свою комнату.

Мари плюхнулась на свою кровать, включила камеру и стала смотреть свою гениальную запись. Вот Сантьяго подходит к Дуноффу. Вот Дунофф встаёт, чтобы поприветствовать Сантьяго.

– Вы меня звали, сеньор Дунофф?

Вот камера дёрнулась – пришёл Пабло. На какой-то момент стало ничего не видно, но потом опять на экранчике камеры появились Дунофф и Санти.

– Да, сеньор Мансилья. Прошу садиться.
– Спасибо, я лучше постою.
– Хорошо, переходим к делу. Почему у половины третьего курса стоят единицы?
– Они не были готовы к опросу.
– Но почему вы не разрешили им исправить оценки? Если об этом узнают родители, то всем придётся несладко! Вы хоть знаете, что за родители у Митре, Эскурры, Колуччи и Бустаманте?!
– Знаю, сеньор Дунофф. Но я же ухожу из колледжа…

Мари выключила камеру. Её как будто кто-то ударил по голове. Сантьяго уходит? Но почему? Из-за нас? Что мы ему сделали? Не зря же он так изменился по отношению к нам! На глазах выступили слёзы досады.

На следующий день была этика. Санти вошёл в класс и спросил:

– У кого-нибудь есть ко мне вопросы по домашнему заданию?
– У меня есть вопрос, – Мари подняла руку.
– Пожалуйста, Спирито, задавайте.
– Почему вы от нас уходите? – Весь третий курс притих и удивлённо посмотрел на Марицу. Санти заметно побледнел, но ровным голосом сказал:
– Этот вопрос не по домашнему заданию.
– Но вы же можете на него ответить!
– Хорошо, Спирито, подойдите ко мне после уроков. Я отвечу.

После уроков Мари подошла к Санти.

– Так вы ответите на мой вопрос?
– Какой вопрос?
– Почему вы от нас уходите?
– Откуда ты узнала, что я ухожу?
– Может быть, вы не будете отвечать вопросом на вопрос?
– Ладно, Спирито, отвечаю. Я ухожу, потому что я понял, что не могу общаться с «золотой молодёжью». Это совсем нелегко. Кроме того, есть места, где я нужен больше, чем здесь.
– То есть вы хотите сказать, что нас не любите?
– Спирито, вы же говорили, что у вас только один вопрос. А это уже второй.
– Да что с вами говорить! – Мари выбежала из кабинета.

Прибежав в свою комнату, она села на кровать и закрыла лицо руками. К счастью, в комнате больше никого не было, поэтому Марице удалось избежать разных вопросов, отвечать на которые совсем не хотелось. В голове опять гнездились неприятные мысли: «Обозвал нас «золотой молодёжью»…Уходит по своему желанию…и даже не назвал внятной причины! Но если он хочет уйти, то почему сказал про какие-то обстоятельства?! Нет! Я не верю, что он уходит по своей воле!» Чтобы убедиться в том, что Санти все-таки хочет уйти, Мари достала камеру и решила ещё раз просмотреть всю запись:
Вот Сантьяго подходит к Дуноффу. Вот Дунофф встаёт, чтобы поприветствовать Сантьяго.

– Вы меня звали, сеньор Дунофф?

Вот камера дёрнулась – пришёл Пабло. На какой-то момент стало ничего не видно, но потом опять на экранчике камеры появились Дунофф и Санти.

– Да, сеньор Мансилья. Прошу садиться.
– Спасибо, я лучше постою.
– Хорошо, переходим к делу. Почему у половины третьего курса стоят единицы?
– Они не были готовы к опросу.
– Но почему вы не разрешили им исправить оценки? Если об этом узнают родители, то всем придётся несладко! Вы хоть знаете, что за родители у Митре, Эскурры, Колуччи и Бустаманте?!
– Знаю, сеньор Дунофф. Но я же ухожу из колледжа… – дальше диалог продолжился:
– Вы же понимаете, Мансилья, у меня не было другого выхода. Так требовал совет директоров…И вообще, я был просто вынужден вас уволить.
– Я всё понимаю. Я стал жёстче по отношению к третьему курсу, чтобы они не жалели о моём уходе. Вы же знаете, они мятежники. Они могут устроить бунт, и от этого никому хорошо не будет. Мне тоже будет нелегко с ними расстаться. Я их очень люблю. Они не такие, как все. Я не хочу, чтобы они расстраивались. Так пусть считают, что я хочу от них уйти, и не стоит меня удерживать.
– Хотите совет на будущее, Мансилья? Не идите против правил – не наживайте себе врагов. Что это за шум?! – Дунофф подошёл к двери, камера дёрнулась, запись прекратилась.

Мари выключила камеру. В голове появилась вереница мыслей: «Его увольняют! Он сказал, что под влиянием обстоятельств люди вынуждены меняться. Так вот какие у него обстоятельства! Вот почему он стал хуже с нами обращаться! Он не хочет, чтобы мы взбунтовались! Но без этого нельзя!» Мари легла и заснула с одной мыслью: «Устроить мятеж, не дать ему уйти!»

На следующий день после уроков Марица попросила всех ребят остаться в классе. Она дождалась, пока все замолкли, и обратилась к ним:

– Ребята, Сантьяго не уходит.
– Что? – удивились все
– Его увольняют. Он стал хуже с нами обращаться, чтобы мы не помешали ему покинуть нас!
– И почему мы должны тебе верить? – скептически заметила Фер.
– У меня есть видеозапись разговора Сантьяго и Дуноффа. Могу показать.
– Покажи!

Все собрались в кучу у учительского стола. Мари показала им свою запись на камере. Потом все опять расселись по местам. Мари продолжила:

– Нельзя сидеть, сложа руки!
– А что ты предлагаешь делать?
– Нужно не дать ему уйти!
– И как ты собираешься не давать ему уйти? – поинтересовался Гвидо.
– Надо устроить бунт, мятеж, восстание! Вы мне поможете? (Все молчали. Некоторые перешёптывались, качали головами.) Я не понимаю, ребята! Мятежники, ВЫ отступаете? Луна, Лухан, подруги! (Произнесла Мари умоляющим тоном. Девчонки опустили глаза.) Ману, и ТЫ мне не поможешь?!

Мануэль отрицательно покачал головой и сказал:

– Прости, Марица, но это невозможно…
– Понятно, – перебила Мари. Она резко развернулась и быстро и уверенно пошла к выходу. В дверях она остановилась, обернулась, посмотрела на ребят и ровным голосом сказала:
– Ну спасибо вам, друзья… Помогли, – и вылетела из класса.
Пабло побежал к двери.
– Не надо, Пабло! Так будет только хуже! – крикнул Ману.
– Надо её остановить! Она может наделать глупостей! – Пабло вышел и пошёл искать Марицу.

Она сидела на скамеечке в коридоре и смотрела в пол. Пабло подошёл к ней.

– Марица!
– Чего тебе надо?!
– Я могу помочь тебе…
– Иди отсюда! Сначала вместе со всеми выставляешь меня дурой, а потом предлагаешь помощь! Уйди, видеть тебя не хочу!
– Смотри, Марица, пробросаешься. Боюсь я за тебя, – иронично сказал Паблито. Мари встала со скамеечки и скороговоркой ответила:
– За себя бойся! И помощь мне твоя нужна, как рыбе зонтик, понял?! – и она убежала.

Пабло побежал за ней. Мари сидела на полу в уголке и плакала. Она увидела Паблито, поднялась и хотела бежать, но тот обнял её, как маленького ребёнка, гладил её огненно-красные волосы и приговаривал: «Не плачь, не надо, всё пройдёт, всё будет хорошо». Мари послушно прижалась к нему и заплакала ещё сильнее. Но через минуту она опомнилась, оттолкнула его и убежала. На этот раз Пабло решил её не догонять.

Мари просидела почти два часа в вагончике. Она плакала. В голове опять появилась вереница мыслей, одна мрачнее другой: «Что же теперь делать? Меня предали все, кого я считала друзьями! И почему Пабло пошёл за мной? Почему он меня успокаивал, жалел?.. А мне не надо его жалости! Проклятый папенькин сыночек! А может быть он ко мне неравнодушен? Нет, быть этого не может! И вообще, почему это меня интересует этот вопрос?.. Да я же сама в него по уши влюбилась!.. Нет! Сдался он мне! И всё же я его люблю… Боже мой, ну и положеньице! Друзей теперь нет, Сантьяго уйдёт, а на Пабло смотреть спокойно не могу!.. Что же делать?.. Всё! Решено!» – Мари вытерла слёзы, вылезла из вагончика и пошла к зданию колледжа. В комнату идти не хотелось, потому что там сидели девчонки. Поэтому она решила посидеть под лестницей, подождать, пока все лягут спать. Она забралась в маленькое, тесное помещение, села в углу на подушки и закрыла глаза. Через минуту она услышала, что зашёл ещё кто-то и сел неподалёку. Этот кто-то явно не заметил Марицу. Та сидела, затаив дыхание с всё ещё закрытыми глазами. Кто-то взял гитару и начал играть красивую мелодию.

Мари очень понравилась эта мелодия, но глаза открывать она не хотела. Вдруг кто-то запел голосом Пабло:

Un tiempo para empezar
y esa herida que jamas llegaras a curar
um beso que no sera,
y el perfume de tu cuerpo para olvidar

Silencios que no hablaran
tus gestos y recuerdos que no
volveran,
los huecos para llenar
costumbres y secretos se van

Manana habra un nuevo amor
que te hara olvidarme te curara la piel
Manana habra un nuevo sol
Que brillara por vos
y no habra por fin mas dolor

Мари открыла глаза. Да, это был Пабло. Он пел какую-то незнакомую, но очень красивую песню. Когда он закончил, Мари окликнула его:

– Пабло!
– А? Марица! Что ты здесь делаешь?
– Сижу и слушаю, как ты поёшь.
– Давно сидишь?
– Я пришла раньше тебя.
– Прости, я тебя не заметил.
– Ничего страшного. Хорошая песня. Как называется?
– «Manana habra» Тебе правда нравится?
– Да. Очень.
– Тебе посвятил…
– Что? Мне?
– Да. Надоело скрываться! Я люблю тебя!
– Эээ… Я… тоже… тебя люблю…

Пабло притянул её к себе и нежно поцеловал. Мари посмотрела на него глазами, полными слёз. Он обнял её так же, как незадолго до этого в коридоре.

– Ты тоже не хочешь, чтобы Сантьяго ушёл? – тихо спросила Марица.
– Не хочу. Так тебе помочь?
– Вдвоём у нас ничего не получится, тут нужны все ребята. Надо действовать со всех сторон. Я, пожалуй, сдамся.
– Что? Марица Пия Спирито отступает? Не верю!
– Ладно, мне пора идти!
– Останься, пожалуйста!
– Нет, я пойду, пока, – она хотела идти, но Пабло опять притянул её к себе и опять поцеловал. Только после этого ей удалось уйти. Несмотря на это происшествие, Мари решила не изменять своё решение, принятое в вагончике.

Вечер того же дня. Комната Мари. Она лежала на своей кровати, на спине, с закрытыми глазами и слушала плеер. Она беззвучно пела и стучала руками по кровати в такт музыке. Конечно же, Мари делала вид, что ей весело и что она не замечает присутствия Луны и Лухан. А девчонки тем временем сидели на кровати Луниты и обсуждали очень важную проблему:

– Нет, Лухан, так дело оставлять нельзя…
– Надо с ней поговорить. Неужели она не понимает, что её план не осуществить?!
– А ты хоть знаешь, какой у неё план?
– Нет, но против совета директоров идти почти невозможно!
– Надо поговорить с ней, – Луна подошла к Мари – Марица! – но та не отреагировала. Тогда Луна выключила плеер Мари: «Марица, выслушай нас!»
– Зачем ты выключила мой плеер?!
– Нам надо поговорить!
– А о чём нам говорить?
– Марица, ты всё ещё собираешься удерживать Сантьяго? – вмешалась Лухи.
– Нет, зачем?
– Но ты же не будешь сидеть, сложа руки? – спросила Лунита
– Не буду.
– А что ты сделаешь?
– Я сама уйду. Здесь меня ничего не держит: ни друзей, ни подруг, единственный нормальный учитель уходит… Так что делать мне в этом колледже нечего, – Мари опять включила плеер и опять начала открывать рот, согласно словам песни…

На следующий день утром перед началом уроков Марица пошла в класс. Там не было никого. Она очень удивилась: обычно перед уроками в классе творится невесть что – все бегают, орут, списывают домашнее задание… Но сегодня почему-то в классе было пусто. Мари села на своё место. Вдруг свет выключился. Мари хотела пойти посмотреть, что случилось, но как только она встала из-за парты, свет включился. Марица опять села и увидела на доске огромный плакат. На неё огромными буквами было написано: «МАРИЦА, ПРОСТИ НАС!!!» Вдруг в класс вошли все ребята с третьего курса. Они скандировали: «Марица, прости нас! Марица, не уходи!» Мари чувствовала, как из глаз катятся слёзы: «Друзья есть! Они не хотят меня отпускать! Они меня любят!» Вперёд вышли Пабло, Ману, Луна, Лухан и Мия:

– Марица, не уходи от нас! – начала Луна
– Мы все тебя очень любим! – продолжил Пабло
– Без тебя колледж будет уже не тот, – сказала Лухан
– Ты – самый лучший человек в мире, хоть и одеваешься без большого вкуса, – эти слова принадлежали, конечно же, Мии.
– Мы все перед тобой виноваты. Прости нас, пожалуйста! – закончил речь Ману.
– Спасибо вам огромное, ребята! Я вас всех очень люблю! И если вы просите, то я не уйду.
– Мы все готовы помочь тебе оставить Сантьяго в школе, – сказал Ману.
– Ладно, объясняю свою стратегию: надо действовать со всех сторон…

Но в этот момент в класс вошла Хильда. Все сразу же расселись по местам.

С этого дня началась усиленная подготовка к операции под названием «Ловушка для Сантьяго». Пабло провёл беседу со своим отцом. Серхео Бустаманте провёл беседу с Эчаменди. И в ходе этой беседы выяснилось, что совет директоров не имеет никакого отношения к увольнению учителя этики. Мало того, Эчаменди сам в первый раз об этом увольнении услышал. Следовательно, всё это безобразие происходит по инициативе Дуноффа. Но дальше участвовать в этой операции мэр отказался. Поэтому решено было давить на директора. Мия, Мари, Фели, Томми, Маркос, Диего, Фернанда и Белен поговорили со своими влиятельными родителями, чтобы те повлияли на Дуноффа. Тем временем Пилар выпустила очередной номер своей скандальной газетки, в котором объявила во всеуслышание, что Мансилью несправедливо увольняют. Этим ребята собирались привлечь ещё больше «влиятельных родителей», рассчитывая на учеников других курсов. Но даже родители, какими бы они не были влиятельными, не смогли переубедить Дуноффа. Он всё время ссылался на совет директоров. Тогда третий курс перешёл к радикальным мерам. На следующий день статья Пилар об увольнении Сантьяго, дополненная и приукрашенная, появилась в более популярных СМИ: в одной из самых читаемых газет Буэнос-Айреса и на одном из самых посещаемых сайтов в интернете. Кроме того, ребята стали готовить забастовку. Притом готовили они её так, чтобы Дунофф это заметил. Они демонстративно шептались в коридорах и делали плакаты с надписью «Руки прочь от Мансильи!» прямо в комнате отдыха у всех на виду. И Дунофф на самом деле испугался. Он и подумать не мог, что дело повернётся именно таким образом. Он абсолютно не знал, откуда «этот несносный третий курс» узнал о том, что Сантьяго уходит не по своей воле. А ко всему прочему, Эчаменди прочитал статью в популярной газете и всё-таки провёл разъяснительную беседу с Дуноффом.

Перед началом урока этики в понедельник весь третий курс сидел, как на иголках. А вдруг у них ничего не получилось? Вдруг Сантьяго не придёт на урок? Вдруг его всё-таки уволили?

– Не знаю, что делать… Вдруг всё зря? – спросила Мари у Пабло.
– Не беспокойся, я уверен, что Сантьяго не уволили. Мы же так старались! – и Пабло обнял свою любимую
– Кто-то идёт! – закричал Гвидо. Все быстро расселись по своим местам.
В класс вошёл…Дунофф.
– Тихо! Третий курс! Я хочу представить вам вашего учителя по этике.
Класс зашумел. Мари переглянулась с Пабло. Неужели он ушёл?
– Ти-ши-на!!! Итак, третий курс, встречайте вашего учителя этики – Сантьяго Мансилья!
В класс вошёл Санти. Все кинулись к нему. Все обнимались друг с другом, потом с Сантьяго, а потом опять друг с другом. А вечером устроили дискотеку.

Для настоящих мятежников нет ничего невозможного!

by Челита

Встреча двух сердец

Открыть
476
0

Графиня, или Perder un amigo

Открыть
393
0
У вас нет доступа к комментариям