Хотите добавлять новости на сайт? Создайте свой аккаунт или войдите. Создать аккаунт

Рождественская сказка

Просмотры: 152 Комментарии: 0

Она совсем потерялась в мире,
Оконца в рай закрываются снова,
Отчаянье ходит по белой квартире
И не даёт ей порвать оковы.
Журналов стопки и горы одежды,
Вокруг снуют бестолковые люди,
Но только в сердце погибла надежда,
А на закате любви не будет.
И чашка кофе согреет быстро,
Спешит вдогонку мечтам презренье
Слеза дорожкой кристально-чистой…
Но ты поймёшь – не в этом спасенье.
И снова, снова взлетая к звёздам,
Ты зацепилась за обещанья,
И вновь спасёт тебя это. Не поздно –
Вы подарите друг другу прощанья.
Вы подарите – и снова взлетайте,
Взлетайте снова, но только вместе.
Вам станет легче и пообещайте,
Что всю любовь сохраните без лести.

Глава 1.
“Печаль, печаль… Она делает тебя одиноким даже в толпе людей”


Попробуй остановиться, чтобы продолжить путь…

Снежинки за окном танцевали замысловатый вальс. Такой же, какой она танцевала в прошлом году… с ним… Но не такой холодной и суетливый, нет. Тот танец был тёплый, наполненный несмелыми прикосновениями и робкими взглядами. И зачем она снова это вспомнила? Потому что за окном розовеет закат. Розовый цвет – одна из её главных слабостей, помимо Мануэля. Да, любовь – это слабость. Ноги подкашиваются от одного его взгляда; руки трясутся, если он подходит ближе, чем на метр; а уж о том, чтобы посмотреть ему в глаза и речи нет. Зная все эти симптомы, Мия заранее тренировала перед зеркалом все жесты, заготавливала холодные и презрительные взгляды, придумывала колючие фразы… Но всё это оказывалось призрачным, как всё тот же розовый закат за её окном. Всё куда-то испарялось, растворялось, растекалось, когда он подходил к ней и, походя, отпускал очередную колкость. В последнее время она перестала ощущать боль от его ехидных фразочек. Она так устала быть без него, что даже ссоры стали желанными. А когда-то он был только её, полностью принадлежал ей… Остров… Ну зачем, зачем?!

Остров, любовь, поцелуи,
Розы, озёра и струи,
Счастье, любовь, руки, губы,
Холод, однажды, не любит, 
Ночь, тишина, прощанье,
Грусть, жизнь и смерть, расставанье,
Время, слеза, отчуждение,
Память, небо, прощенье…


– Мия! Мия! – орала Марисса, махая перед носом сестры руками, – Приём, Земля вызывает Марс! 
– Что? – Мия вздрогнула и оторвалась от созерцания пейзажа за окном.
– Последнее время ты слишком часто мечтаешь, сестрёнка. Я боюсь, что когда-нибудь ты просто откроешь окно и улетишь в облака…
– Там так красиво, – Миита не поняла, что Мари шутит, – Я так хочу раствориться в них… Они такие мягкие, как…
– Колуччи, – рыжая перекрестилась, – Да что с тобой?! Спустись на Землю! Ты вообще какая-то неадекватная.
– Кто бы говорил, – весело вставил подошедший Пабло, – Самая неадекватная в этом доме – ты. И никто не отберёт у тебя эти лавры, – прошептал блондин уже на ухо своей любимой, обнимая её за талию.
Мия словно очнулась. Грустно улыбнувшись, девушка тихонько вышла из своей комнаты. Точнее, их с Мариссой общей комнаты. Ми всё никак не могла привыкнуть к большой и дружной семье. Она столько времени жила вдвоём с отцом, что непривычно было видеть Соню в халате, оранжевую кровать в своей комнате, слышать по утрам крики невыспавшейся Мариссы… А с некоторого времени к ним домой переехал Паблито, отца которого посадили в тюрьму.
Все вокруг были счастливы, все просто сияли, светились изнутри. Дом Колуччи стал розовым, как и мечтала маленькая Мия, только этот цвет приобрели ни стены, ни подушки и ни кафель в ванной. Этот цвет приобрела атмосфера вокруг.
И можно было бы назвать её жизнь сказкой… Но, скажите, читали ли вы сказку, в которой не было бы прекрасного принца на белом коне? В её жизни не было принца. Всё, что угодно: красивый замок, король, королева, даже сумасшедшая сестричка была. Только не принц. Нет, теоретически он существовал, но вот на практике… На практике принц был с другой, пусть ни принцессой, но довольно милой светской барышней. Кажется, Ману совсем не расстраивался по поводу их расставания. Совсем… А ей так одиноко, так страшно…

Моя душа взлетает в облака,
И ты меня там ждёшь наверняка,
Слеза опять скатилась по щеке,
И ты мечтаешь снова обо мне,
Я так хочу забыться, но пока…
Мечты, желанья, вечности река…
Моя душа осталась вдалеке,
Я встречу тебя в небе налегке.


– Мия, идёшь с нами в магазин? – весело спросила подошедшая Соня. Мия и не заметила, как оказалась в столовой.
– Нет-нет, – пробормотала она, спешно пятясь к выходу. Бесконечные диеты довели девушку до того, что ей стала сниться еда. Колуччи просто боялась, что если ещё раз посмотрит на эту аппетитную курицу на столе, то не выдержит и слопает её с костями.
– Ты куда, Миита? – забеспокоился Франко.
– Я… пойду, погуляю.
– Иди, – немного разочаровано сказал отец. Мия заметила нотки сожаления в его голосе и спросила:
– Ты чем-то расстроен?
– Я волнуюсь за тебя, – вздохнул Колуччи, – Ты совсем от нас отдалилась. Где там весёлая и немного капризная, но самая добрая на свете Мия Колуччи? В последний раз я её видел месяца три назад.
– Да нет, я осталась такой же, – пожала плечами блондинка.
– Нет, раньше ты любила быть центром внимания, обожала компании, подруг… А сейчас у тебя два занятия: смотреть в окно и гулять. Что в этом интересного?!
– Ну… Пейзаж за окном очень красивый, а если погода хорошая, то почему бы не пройтись по улицам? – забормотала Мия, понимая, что её давно раскусили.
– Ну кому ты врёшь, девочка моя? – выпалила Соня, но поняв, что отступать поздно, продолжила, – Мы же всё прекрасно понимаем. Это всё из-за…
– Пока, – Мия резко выбежала из столовой. Достигнув коридора, она схватила с вешалки куртку, вылетала на улицу и… остолбенела. Хлопьями валил снег! Аргентина тёплая страна, снега здесь очень мало, но сейчас… Как будто в небесной канцелярии решили сделать жителям Буэнос-Айреса подарок на Рождество. Снег падал на ветки деревьев, на счастливых людей, что-то весело рассказывающих друг другу… Это было так сказочно, и если бы рядом был принц, то… “Хватит”, – Миита вдохнула мятную ледяную свежеть и пошла по своему обычному маршруту, ловя ртом снежинки.
***

Все забыли о любви.
Все бегут, не глядя в осень,
Все забыли, но не ты.
И о ней тебя не спросят.
Все забыли красоту.
Все бегут за стилем, модой.
Только не забудешь ту,
Что украла твои годы.
Все забыли о мечтах,
Приросли к земле ногами.
Ты витаешь в облаках,
Умываешься слезами.
Знают все о здравом смысле,
Только ты забыл его,
Потому что ты влюбился,
Это стоило того.


Окно. Письменный стол, заваленный неизвестно чем. Диван. Дверь. Картина на стене. И снова окно. его взгляд не знал других предметов. Вот уже час Мануэль рассматривал именно эти пять вещей, усиленно отводя глаза от Её фотографии в руках. Это был для него своеобразный тренинг – сколько он сможет выдержать без Мии. Оказалось, что ровно пять секунд. Ничего не получалось, взгляд скользил по плавной траектории: окно – фото – стол – фото – диван – фото – картина – фото – дверь – фото. Наконец мексиканцу надоела бессмысленная трата времени, и он решил позвонить Сабрине.
– Алло, Сабри?
– Ману! Привет, любимый! Как дела? Ты соскучился? Хочешь встретится? Ты видел, там такой снег повалил! С утра только пару снежинок и можно было увидеть, а сейчас!..
– Ээээ, Сабрина, – Агирре не разделял столь радостного настроя подруги, – Подожди, не торопись. Ты такая счастливая, что случилось?
– Любовь, – засмеялась Гусман, – Со мной вот уже три месяца, как случилась любовь. Я просто без ума от счастья! Я так люблю тебя!! 
– Пойдём, погуляем? – быстро сменил тему Мануэль. Сказать ответное “я тебя люблю” он не мог.
– Конечно, – по голосу было заметно, что девушка расстроилась. Безответная любовь – самое худшее чувство.
– Я заеду за тобой, – и парень отключился, чтобы на собственную грусть не наваливалась ещё и грусть Сабрины. Такой бутерброд даже ему не под силу проглотить.

Глава 2.
“Не смотри на тех, кому лучше, наблюдай за теми, кому хуже. Станет легче.”


Не старайся меня вернуть,
Ты пытался меня обмануть – 
Не прощу, никогда не забуду,
Но любовь будет с нами повсюду
Нас всегда разделяли преграды,
Пусть судьба нам счастье дарила,
Никогда мы не были рады,
Но тебя я безумно любила.


Мия уже два часа бродила по городу. От своего маршрута, – улица Св. Франциско, церковь, бутик “Sueno”, бульвар Decadencia, – она уже давно отбилась. Сейчас Ми стояла около знаменитого театра, того самого, где выступала Соня Рей. Того самого, где впервые они открылись друг другу… Ну почему каждое место, каждый уголок этого города напоминает ей о Мануэле?! “Если вдруг полюблю ещё кого-нибудь, не буду с ним гулять по городу, чтобы, когда мы расстанемся, я могла спокойно ходить по улицам”, – Миита грустно улыбнулась. Что за глупые мысли? Пора бы ей уже усвоить, что никого в этом мире она не полюбит так, как Мануэля.
***
Ману битый час пытался отделаться от своей назойливой спутницы и уже тысячу раз пожалел о своём предложении пойти погулять. Сабрина вцепилась в него мёртвой хваткой и на жалкие попытки сбежать отвечала страстным поцелуем. В конце концов, Агирре сдался на милость победителя, позволяя обнимать и целовать себя. Вот уже во второй раз он видит снег, и уже во второй раз рядом с ним в этот момент нет Мии… 

Сколько раз повторял он “как глупо”,
Сколько раз он пытался сбежать,
Сколько раз… Виноват он в разлуке,
Сколько раз ей ещё всё прощать?
***

Вот и кончилась наша история,
Вот и спряталось время за жизнь,
Нас покинула снова victoria
Всё прошло, но не плачь, улыбнись. 


“Противоположенности притягиваются. Значит влюблённые – тоже Противоположенности?” – такая мысль промелькнула в голове Мии, когда она встретилась с ним взглядом. Вот банальность – прийти в одно место! Даже в дешёвых мелодрамах присутствует какая-то интрига, тайна, в конце концов. В этой ситуации, как ни странно, больше всех удивилась Сабрина. Заметив, как Мануэль смотрит на Мию, она недовольно дёрнула его за руку.
– А? Что? – очнулся он, не отводя глаз от своей Снежной Королевы. Да, она была прекрасна… Вся в белом, искристом, вся сахарная, но… ледяная, как эскимо. С таким взглядом и морозилки не нужно. “А ты что хотел? Чтобы она кинулась тебе на шею и зацеловала?.. Зацеловала…” Ману прикрыл глаза и… почувствовал поцелуй на губах! Страсть охватила его, он жарко ответил на этот поцелуй. А когда открыл глаза, Мии уже не было… Ну ещё бы! “Господи, какой я идиот! На её глазах начал целовать Сабрину!”
От отчаянья Ману довольно грубо оттолкнул Гусман.
– Ману! Что с тобой? – удивлённо и немного обиженно воскликнула Сабри, – Я думала, что тебе понравился мой поцелуй!
– Я думал, что это не ты, – отмахнулся Агирре и тут же понял, что ляпнул глупость.
– А кто? – округлила глаза девушка.
– Неважно.
– Мия, да? Ты так на неё смотрел…
– А ты решила меня отвлечь? Отличный выбрала способ! – мексиканец озверел.
– Ману! Но мы же с тобой встречаемся! Нам нельзя уже и целоваться при Колуччи?!
– Пока, – Мануэль развернулся и побрёл домой.
***
Ты ещё помнишь меня?
Помнишь, как звал, за собою маня?
Помнишь мечты, помнишь наши страданья?
Я не забыла твои обещанья.
Всё ещё помню, всё как сейчас:
Ласки твои, как нежные струи,
Желтые розы в вечера час,
Песни твои, твои поцелуи,
Всё это было… Было для нас. 


Это была последняя капля. Он что, издевается над ней специально?! Он считает, что причинил ей мало боли?! Ооо, пусть не беспокоится на этот счёт, она страдала так, как ни страдала сама Айседора Дункан, когда её бросил Есенин! Она страдала так, как ни страдал ни один человек в мире. Что ему ещё нужно?! Может, её смерть?!..
Мия шла по бульвару и ругала Мануэля всеми обидными словами, которые только были в её лексиконе, как вдруг стала свидетелем следующей сцены: около цветочного рынка стояла одинокая девушка, с прекрасными зелёными глазами и русыми волосами, и злобно косилась на милующуюся рядом парочку. Особое недовольство вызывал у девушки парень, красивый брюнет, наигранно счастливо тискающий девицу. “Всё ясно, та же ситуация, что и у меня”, – уныло подумала Колуччи, но решила посмотреть, что же будет дальше. Наконец, брюнет и девица распрощались. Зеленоглазая красавица была явно довольна, но виду не подала. Парень гордо прошествовал мимо девушки и… упал. Просто поскользнулся и упал. Это выглядело так смешно, что блондинка расхохоталась и кинулась помогать возлюбленному. Тот тоже засмеялся… Через секунду они целовались, забыв обо всём на свете. Вот так просто – он специально пытался ей насолить, обнимаясь с какой-то кокеткой, она стояла и нервничала. Он, довольный результатом, прошёл мимо и шлёпнулся. Она помогла ему подняться, и они помирились. Ну кто ещё мог свершить такое чудо, – помочь влюблённым, – как ни рождественский ангел?
Внезапно Мию охватила злость. Вот оно как! Значит, всем можно помогать, а ей нет?! Что она, хуже других?.. Ми забежала в дом, не раздеваясь, пролетела в свою комнату, плюхнулась на кровать и замолотила кулаками по подушке, приговаривая:
– Почему? Почему?! Почему я такая несчастливая?!! Где же вы, рождественские ангелы?! Ну, где ваши хвалёные чудеса?! Хотите, чтобы я сначала призналась?! Ладно, я каюсь! Да, люблю Мануэля и хочу снова быть с ним! – пару секунд девушка молчала, переводя дыхание, – Вот, я призналась!! И где чудо?!!
– Ты хочешь чуда? – раздался тихий голос сзади. Мия от испуга подпрыгнула на кровати. Вот уж чего она не ожидала, так это ответа на свой вопрос. Блондинка медленно обернулась и вскрикнула – на подоконнике её окна сидела молодая кудрявая девушка, даже скорее девочка, с милыми розовыми щёчками, в белом ниспадающем платье.
– Т… ты кто? – прозаикалась Колуччи.
– Я? А ты сама не догадаешься? – девчушка весело подмигнула собеседнице и начала болтать ногами.
Мия ещё раз оглядела незнакомку. Либо она ангел, либо сбежала из психушки: а как ещё можно объяснить факт попадения девочки на третий этаж огромного дома?! Пожарной лестницы поблизости нет. Да к тому же на улице стоял мороз, а кудряшка была одета почти что в ночнушку.
– Да-да, я одна из тех рождественских ангелов, которых ты сейчас так нещадно ругала, – девушка спрыгнула с подоконника и села на кровать рядом с Мией.
– Да! – Ми снова начала заводиться, – Да! Ругала! Потому что вы бездельники и…
– Ччччч, – девчонка приложила крохотный пальчик к губам, – Перестань. Ты хочешь чуда?
– Да! – с вызовом бросила Колуччи.
– Иди сюда, – ангел взяла Мию за руку и подвела к окну, – Смотри, видишь этот цветок? – указала она на растение в горшке, стоявшее на подоконнике.
– Вижу.
– Знаешь, как тяжело ему зимой? Это южное растение, оно привыкло жить в тепле. Сейчас оно изо всех сил ищет свет, пытается своими маленькими корешками найти влагу в холодной земле – это и есть чудо. А то, что ты видела на улице, это любовь.
– Разве любовь не чудо?
– Нет. Любовь – счастье, а счастье – это не чудо. 
– И кто же придумал такую чушь? – Ми снова начала злиться.
– Вот уж чего не знаю, так это кто придумывал СНЗ, – засмеялась кудряшка.
– ?
– Свод Небесных Законов.
– Бред, ну полнейший бред! Я сижу и разговариваю с ангелом! Ужас!
– Ну, если разговор со мной – это ужас, то я полетела, – девчушка демонстративно залезла на подоконник.
Гордость не позволяла её окликнуть. Но любопытство победило…
– Стой!
Ангелочек обернулась и довольно улыбнулась:
– А где “пожалуйста”?
Мия взвыла.
– Ладно-ладно.
Тут из коридора послышался боевой клич Мариссы.
– Ой, – кудряшка побледнела, – Нельзя, чтобы нас увидели. Дай руку.
Миита выполнила просьбу.
– Сейчас взлетаем.
– Куда? – испугалась Колуччи, но в ту же секунду поняла, что находиться уже не В своей комнате, а НАД своей комнатой. Ми заорала.
– Цыц!
– Где мы?!
– Летим.
– Куда?!!
– На моё личное облако.
– О Боже!
Тем временем Марисса забежала в пустую комнату. Окно было открыто.
– Чёрт, моя безголовая сестричка забыла захлопнуть окошко!
Андраде подлетела к окну и… замерла на месте. “Блин, Господи, она всё-таки улетела!..”
– МАМААААА!! – разнёсся крик по всему дому, потому что Марисса Андраде-Колуччи увидела, как фигурка Мииты удаляется по воздуху всё дальше и дальше в небо…

Глава 3.
“Если тебя отвергла земля, не ищи счастья на небе, попытайся попросить прощение у Родины”


Я вновь ошибся, просчитался,
Любви большой опять я испугался,
Мне страх мешает раствориться в ласках,
Ты снова смотришь на меня с опаской.


Смотреть по ночам в окно – это уже вошло у Ману в привычку. А куда ещё смотреть? Унылый пейзаж своей съёмной комнаты он уже изучил так, что мог ходить по ней с завязанными глазами. Хотя и за окном пейзаж уже он выучил досконально. Вот стоит старая соседская машина, а там виднеется купол церкви… А это что?! Кому это захотелось полетать на ночь глядя?!! “У меня что, глюки?! Или это на самом деле летящий человек?..”
***

Я так боюсь подняться ввысь,
Ты подожди, не торопись,
Я так боюсь взлетать одна,
Сигналом будет мне слеза.
Я так хочу взлететь вдвоём,
Мы вместе крыльями поём.
Мечтаем… Мы уже взлетели,
Ты не молчи, ведь этого мы так хотели…


Мия сидела на розовато-белом облаке и слушала, открыв рот от удивления.
– …никто не знает, откуда взялось Небо. Да это и неважно. Сначала появилось два ангела – Жизнь и Смерть. От них появился следующий ангел – Любовь. Дальнейшее развитие, так сказать, ангельской семейки, нам неинтересно…
– Нет-нет, я хочу знать, откуда появились рождественские ангелы! – закапризнечила Колуччи.
– Ну, у Ангела Любви было не сколько отпрысков: Ангел Счастья, Ангел Страданья, Ангел Отчаянья и Ангел Мечты. От Ангела Мечты появился Ангел Чуда, а уж от него появились Амуры и мы, Рождественские Ангелы.
– Ясно.
– Мы работаем, к сожаленью, только раз в году. Но зато на полную катушку! Стольким людям нужно помочь…
– Что-то мне вы не помогли!
– Стой, слушай дальше. У каждого ангела есть свой собственный СНЗ, но при это существует один общий СНЗ, которому подчиняются все. Его состав тебе совершенно ни к чему, да я и не могу тебе его открыть. Вот некоторые правила Рождественского ангела ты можешь узнать:
1. Никогда не помогать тому, кто этого не хочет.
2. Не использовать идентичные варианты чуда в разных случаях.
3. Слушаться советов Верховного Рождественского Ангела.
И, наконец, 4. Не помогать поистине влюблённым людям, так как Вечную Любовь чудо только ослабляет.
Теперь понимаешь?
– Ты хочешь сказать, что…
– Да, у вас с Мануэлем Вечная Любовь.
– Ну и бред, – Миита разозлилась, – Ничего ни вечная, раз он мне изменил!
– Нет! У вас Вечная Любовь, мне же лучше знать!
– Ложь! Просто вы не хотите работать!
– Нет!
– Да!
– Нет!!
– Да!!!
– Нет!!!! И, знаешь что, Миита? Ты не можешь судить о том, чего не знаешь!
– Если бы я была ангелом, я бы всем помогала!
– А вот и проверим! У меня есть к тебе деловое предложение. Мы, во главе с Верховным Рождественским Ангелом, давно за тобой наблюдаем. Сначала мы думали, что ты сама всё поймёшь, но… Вообщем, если ты так рьяно нам доказываешь, что можешь выполнять нашу работу лучше нас, то мы предоставляем тебе это право! У меня уже давно не было отпуска, где-то около двух тысяч лет, вот ты и заменишь меня! Станешь на денёк-другой ангелочком.
Мия примолкла.
– Что, испугалась?
– Вовсе нет, – буркнула Мия и зачерпнула рукой воздушно-влажный кусочек облака.
– Так зачем дело стало? 
Колуччи внимательно изучала мини-облачко в своих руках. А что, побыть ангелом – это совсем неплохо…
– Мне нужно подумать. Расскажи, на каких условиях я буду работать?
– Ээээ, нет, – хитро улыбнулась ангелочек, – Сначала соглашайся!
– Ну ладно, ладно! А теперь рассказывай!
– Распишись в Книге Чудес, чтобы если тебе вдруг не понравятся наши условия, ты не могла пойти на попятный, – Миите под нос была подсунута огромная толстая книга и золотистое перо.
– Чёрт бы вас побрал, – процедила Колуччи и поставила небрежную подпись.
– Чёрт нас никогда не поберёт, нас слишком много. Он просто с нами не справится! – засмеялась девчушка.
– Теперь я могу узнать, что мне нужно будет делать? – рявкнула Мия.
– Тише, тише, ангелам негоже так себя вести. Кстати, я не представилась – меня зовут Лиана.
– Ты невероятно подходишь моему Мануэлю. Макака и Лиана – сладкая парочка, – ехидно улыбнулась Ми.
– Можешь называть меня Линой или просто Ли, – хмыкнула девушка, – Но не будем отвлекаться. Итак, вот тебе брошюрка, тут записаны некоторые, самые основные правила Рождественского Ангела. Почитай, а я пока слетаю тебе за костюмом, – через секунду Ли и след простыл.
Мия поёжилась – в облаках, надо сказать, довольно холодно – и начала читать.
***

Не мечтай о небе широком
Не летай по ночам высоко,
За тобой наблюдает Око,
Что ни делай, всё видит оно


– Соня, она улетела, и я не сошла сума!!! – захлёбываясь возмущением, орала Марисса. На её крик “мамааааа” прибежала ни только непосредственно мама, но и папа и все остальные, вплоть до служанки Читы. Мари путано объяснила ситуацию. Оооочень путано. Получилось примерно так: “Я… вошла… дура… забыла… подхожу… окно… не закрыла… а там! Вот идиотка! Я пошутила, а она… летит, и в ус не дует…” Соня и Франко и послали Кончиту за валерьянкой. Пабло сел рядом с возлюбленной и обнял её, приговаривая: “Ну вот, я знал, всегда знал, что когда-нибудь ты окончательно свихнёшься.”
И вот теперь Андраде сидела и с пеной у рта доказывала, что Миита действительно выпорхнула из окна.
Тем временем Мануэль уже решил, что окончательно рехнулся. А что, вполне возможно: сойти сума на почве несчастной любви. Тогда Ману решил позвонить главной сумасшедшей Аргентине – Мариссе Андраде и спросить у неё совета: какие лучше пить таблетки?..
– Алло, Мари?
– Да! – гаркнула взбешённая Марисса, но узнав в звонившем своего друга сменила тон, – Прости, мексиканец, но у меня сейчас проблемы.
– Что случилось?
– Мия пропала, улетела в окно, – тут же послышался смешок на другом конце провода, – И не смей ржать, Агирре!!! Я вполне серьёзно, – и Андраде рассказла Мануэлю историю пропажи сестры.
– Мари, я, собственно говоря, звоню тебе за советом, – сказал Ману, выслушав очередные, как ему показалось, бредни Мариссы, – Какие лучше пить таблетки от галлюцинаций?
– А тебе зачем?
– Да вот, сижу я сегодня, смотрю в окно. И вижу, как летит по небу человек. Ну… – внезапно Ману осёкся. Мия пропала, по словам Мари она вылетела в окно. А ему почудилось, что по небу летит человек… – Мари, во сколько пропала Мия? – тихо спросил он.
– Где-то около девяти вечера, а что?
Агирре икнул. Летающего человека он видел, когда на часах было 21:15.
– Надо встретится, Мари, приезжай ко мне, у тебя спокойно не поговорить, – тихо сказал мексиканец и отсоединился.

Глава 4.
“Ты прав, когда говоришь, что люди не видят твоей доброты. Они её не видят, а чувствуют…”


Не знаю, что было, но верю,
Исчезнет всё через неделю.
Исчезнет, уйдёт, испариться,
И я смогу остановиться.
Смогу распрощаться с тобою,
Смогу я дышать под луною,
Смогу понимать пенье ветра,
Смогу находить все ответы,
Не знаю, что было, но верю,
Вернёшься ты через неделю. 


Мия сидела на всё том же сахарном облаке и рвала на мелкие кусочки тоненькую книжечку, не которой каллиграфическим почерком было выведено: “Свод Небесных Законов Рождественского Ангела”. 
– Все против меня, все, все!! Как же тяжело быть мною, как тяжело! – причитала она, – Подлые, подлые ангелы!!
– И чего ты так раскричалась?
Ми вздрогнула и обернулась. На неё смотрела Лиана, держа в руках какую-то тряпку.
– Ты вернулась? – холодно поинтересовалась Колуччи.
– Как видишь. Из-за чего истерика?
– Ах из-за чего?! – снова вскипела Мия, – Из-за того!! Смотри!! – разъярённая блондинка схватила скомканный листок, развернула его и ткнула под нос Лине. Там было написано следующее: 
“…Правило № 32: всегда носить только утверждённую Советом Ангелов форму. 
Правило № 33: никогда не показываться на глаза людям.
Правило № 34 (самое главное): РОЖДЕСТВЕНСКИЙ АНГЕЛ НИКОГДА НЕ МОЖЕТ ПОМОГАТЬ САМ СЕБЕ!”
– Ну и что? – пожала плечами Ли.
– КАК НУ И ЧТО?! Почему это я не могу помогать сама себе?!
– Потому что это корысть.
Миита покраснела, её тонкие ноздри нервно раздувались, нежные руки сжались в кулачки.
– Эй, эй, драться не надо! – Лина попятилась и, если бы не пушистые крылья за спиной, точно свалилась бы с облака.
– Корысть, значит? – прошипела Колуччи, – Да у вас совести нет! Вы сами-то хоть читали свой СНЗ?! “Правило № 23: дышать тихо!” – передразнила она, – Я отказываюсь от работы ангела!
– Поздно, – вздохнула Лиана, – Ты уже поставила подпись. На, одевайся, – и девчушка протянула блондинке кусок струящейся ткани.
– Я не надену это!! Нет, нет, нет, нет!!!
– Мия, послушай, отступать поздно, – устало произнесла Ли, – Ты хоть и упрямая до ужаса, но уже ничего не сможешь сделать. Вопрос в том, сколько ты будешь сидеть и закатывать истерики. Если перестанешь визжать и выполнишь всё по списку, который я тебе дам, то успеешь вернуться к Рождеству на Землю. Если нет…
– То вы меня убьёте, – с сарказмом произнесла Мия, но уже перестала вырывать клоки из облака.
– Мия, ну включи логическое мышление! Зачем нам тебя убивать, если мы просто не спустим тебя с облака, а сама ты обратно на землю никак не попадёшь. Ты просто останешься здесь до следующего Рождества.
– Ловушка, – мрачно заключила Миита, – Давай сюда свой балахон, я поскорее отделаюсь от вас и наконец-то вернусь к моей семье, чтобы слопать рождественскую индейку.
– А как же диета? – хитро прищурила Лина.
– Уууу, – взвыла Колуччи и начала переодеваться в принесённую одежду.
***

Снег искриться, стрелки тают,
Рождество спешит в дома,
Станешь птицей и, взлетая,
Не забудь забрать меня. 


– Сколько времени, Мари?
– Уже два часа ночи.
– Позвони Соне, может, Мия уже пришла.
– Я звонила маме семь минут назад.
– Что же делать?!! – Ману вскочил с дивана и начал нарезать круги по комнате, постоянно натыкаясь на мебель. Пару часов назад к нему приехала Марисса и они обсудив, ситуацию, пришли к выводу, что Мия просто ушла из дома, а то, что им показалось, что она летит по небу – это просто банальные глюки. На мексиканца было больно смотреть: взлохмаченный, небрежно одетый, с глазами, в которых горит паника, он больше не был похож на любвеобильного мачо.
– Сядь! – рявкнула Андраде, – Не мельтеши. Я тоже волнуюсь за свою куколку-сестричку, но, по крайней мере, не бегаю из угла в угол.
– А что, если она… она… увидев меня с Сабриной… ушла и… что-нибудь сделала с собой, – Мануэль сел на пол и начал раскачиваться из стороны в сторону.
– Не говори ерунды! – взорвалась Марисса. Звонок телефона заставил их обоих вздрогнуть.
– Это, наверное, Соня хочет сообщить, что Мия пришла! – обрадовано воскликнул Ману и кинулся к аппарату, – Алло!
– Мануэль? – на том конце и вправду была сеньора Рей-Колуччи.
– Соня!! Мия пришла, да?!!
– Ээээ, нет.
– Нет?.. – Агирре вновь плюхнулся на пол.
– Нет, мальчик мой, Миита не объявилась пока. Я звоню Мариссите. Дай ей трубку, пожалуйста.
– Мама, что случилось?! – заорала вышеназванная, выхватывая у друга трубку.
– Мари, езжай домой, Франко плохо.
– Что?!
– Да, у него что-то с сердцем, но скорую решили пока не вызывать.
– Еду! – заорала Андраде, кинула трубку и, бросив Мануэлю: “Пока, мне срочно надо домой”, вылетела из квартиры.
***
– Но я не могу без зеркала, – ныла Мия.
– У нас нет зеркал, сколько тебе ещё раз повторять?! – устало отвечала Лиана.
– Но я даже не знаю, как выгляжу!
– Нормально выглядишь.
– Но я не могу без зеркала.
– У нас нет зеркал.
– Но я даже не знаю, как выгляжу!.. – и так уже третий час.
– ВСЁ! Мия, ты, кажется, хотела отведать праздничной курочки? Так вот, если ты тут просидишь ещё столько же, сколько уже просидела, то тебе не достанется даже костей. Доступно объясняю? Ты прекрасно выглядишь, балахон ангела тебе очень идёт, а теперь давай обсудим кое-какие дела.
Ми обиженно надула губки.
– Я принимаю это за знак согласия. Итак, – начала Ли, – Пока я буду в отпуске, ты должна будешь выполнить некоторые поручения. Ты их выполнишь…
– Каким образом?
– Ну, всё зависит от твоей фантазии. Если ты выполнишь эти задания лучше, чем сделал бы это настоящий рождественский ангел, то мы поможем вам с Мануэлем помириться, если нет… Уже не обессудь. И ещё: тебе даются ровно сутки. Не успеешь, тоже пеняй на себя – по истечению срока твои крылья исчезнут, волшебные силы тоже пропадут. Твои задания: помочь бабушке увидеться с внуком, помирить мать и дочь и свести двух поссорившихся влюблённых.
– И кто же, интересно, будет определять, лучше вас я выполнила задание или хуже?
– Ты сама поймёшь, – прошептала Лиана и, взяв Мию за руку, сказала, – За твоей спиной два крыла, с их помощью твоё тело сможет взлететь. А сердце в груди всего одно, но без него не взлетит твоя душа…
В следующую секунду Колуччи поняла, что летит…
***
– Что с Франко?! – прокричала Мари, влетая, словно вихрь, в дом.
– Ему уже легче, – успокоила дочь подошедшая Соня.
– Господи, – Марисса плюхнулась на стоящий рядом стул, – А от Мии нет новостей?
– Нет, никаких.
Воцарилось молчание.
– Как там моя сестричка? – внезапно всхлипнула Мари, – Вдруг она попала в беду? Вдруг её обижают?..
– Не плачь, доченька, не плачь, я думаю, что Миита просто устала. Ей нужно подумать о том, как жить дальше…
– Где?! Где она собралась думать?!! В подвале?! В подворотне?!!
– Тише, тише, милая, всё будет хорошо, – Соня прижала дочь к груди и погладила по волосам.
– Ты бы видела Мануэля, он так волнуется, переживает… Несмотря ни на что он любит Мию, он её любит, – рыдала Мари, – Ну почему они никак не помирятся? Почему не происходит чудо?!
– Настоящую любовь чудо только разрушает, – прошептала Соня и ещё крепче прижала к себе дочь.
***

Ты снова ушла, уплыла, улетела,
Давно ты меня покинуть хотела,
Но почему же сейчас, почему?
Хотя всё равно. Ведь тебя я пойму


На пыльном полу маленькой, “холостяцкой” комнаты сидит парень, уже почти мужчина. Выглядит он жалко: крашеные волосы растрёпаны; глаза не блестят осколками чёрного стекла, они словно потухли; уныло опущенные руки выдают полное безразличие к жизни. Он затравленно смотрит на телефон, словно ожидая, что оттуда вылетит джин. Сегодня Рождество. А где чудо? Чуда нет. “Чуда нет, чуда нет, нет, нет… Её тоже нет… Нет, нет, нет…”, – у Мануэля фаза отупения и меланхолии сменялась истерикой. Звонок телефона заставил мексиканца вздрогнуть.
– Алло, – прошептал он, надеясь услышать в трубке самый любимый голос, но его постигло разочарование:
– Алло, – раздался бодрый голос Сабрины.
– Чего тебе, Сабрина? – резко выпалил Ману.
– Ничего, – удивлённо ответила Гусман, – Звоню узнать, как ты и…
– Отлично. Это всё, что ты хотела узнать? Сейчас семь утра, тебе не кажется, что слишком рановато ты звонишь?!
– Да что с тобой? – разозлилась девушка, – Я уже устала от твоей грубости и вечного неудовлетворения жизнью. Чего тебе не хватает? Я люблю тебя, ты учишься в самом престижном колледже страны. И самое главное: ты больше не мучаешься от нехватки секса, как во времена твоей так называемой “неземной любви” с Мией, – ехидно произнесла Сабрина.
– Ну всё, Сабри, ты меня достала!! – взорвался Агирре, – Хватит меня попрекать тем, что ты моя любовница! Мне это надоело!! Мне всё надоело!!! Я больше не хочу с тобой встречаться!!! Между нами всё кончено!!
– Ты не можешь так поступать, – всхлипнула Гусман.
– Могу, Сабрина. Так надо было поступить давно, – и Мануэль повесил трубку. Потом вдохнув, закрыл глаза и прошептал: “Вот, моя милая Мия, теперь нам ничего не может помешать вместе, кроме одного: тебя нет…”

Глава 5.
“Доброе дело совершать всегда приятнее, если оно адресовано любимому человеку… Но ценнее добрый поступок, если он совершён для недруга”


Попытайся понять проблемы ближнего, и собственные неприятности отойдут на задний план, а потом и вовсе исчезнут. 

Оказалось, что реальность очень часто расходится со сказками. Вот в сказках, например, пишут, что летать – это очень здорово. Взмахнул крыльями, взмыл ввысь и хорошо, и лети себе, любуйся просторами родины. “Ну и чушь”, – разозлено подумала Мия, пытаясь найти место для приземления. Летать – это очень трудный процесс. Во-первых, нужно удерживать равновесие, во-вторых, наверху очень холодно, а если ещё и снег постоянно летит тебе в лицо, то обзор ухудшается и можно упасть. Да ещё и под крыльями начинает болеть, и усталость неимоверная… Мрак. Наконец, Миита приметила отличную посадочную площадку: крыша небоскрёба.
– Так, сейчас я спикирую туда, в этом нет ничего сложно… Аааааа!! – новоявленный ангелок врезалась в какую-то антенну и порвала платье, – Чёрт… То есть блин… Мне же нельзя ругаться… Уууууууууу!!
Колуччи отодрала платье от антенны, огляделась и поняла, что находится на крыше “N-marketing”, это было совсем недалеко от места проживания её первого объекта. Ми развернула листочек, который ей дала Лиана и прочитала: “Задание № 1: ул. Дистансьон, д.17, кв. 56. Помочь сеньоре Виолете Риваролла увидеться с внучкой, Соль Риваролла, так как родители Соль в ссоре с сеньорой Виолетой и не разрешают ей видеться с внучкой”. Листок выпал у Мии из рук. Наглые, свинские, хамские ангелы. Как же она их ненавидит. Какие же они подлые и мерзкие. Но истерику она закатит потом. А сейчас нужно действовать. И Мия знала, что нужно делать.
***
Старушка сидела и вязала миленький красный шарф, который никто никогда не наденет. А как же Виле хотелось, чтобы её Сольсита когда-нибудь надела эту вещичку… Её любимая внучка. Она не видела Соль уже четыре года. Какая она стала? Где живёт? Как живёт? Риторические вопросы. Во всяком случае, для неё, Виолеты. Бабушка сгорбилась на стуле, и, отложив вязание, заплакала.
У Ми сжалось сердце, когда она наблюдала за этой картиной, находясь за окном. И как родители Соль могли бросить эту больную и старую женщину на произвол судьбы? Надо их немного проучить. Нужен телефон… Не успела Мия об этом подумать, как в её руках оказался сотовый, и если бы она не была так зла на ангелов, то обязательно поблагодарила бы их. Нужно как-то узнать телефон родителей Соль… Только Колуччи собралась звонить в справочное бюро, как в её голове чётко возникли нужные цифры. Ну, ангелы! Мия набрала номер и услышала резкое “алло”: на проводе была сеньора Риваролла.
– Алло, это дом Риваролла? – пропела Ми.
– Да.
– Вас беспокоят из больницы.
– Какой?
– Обычной.
– Скажите номер, улицу.
Ну и ну! Настоящий допрос!
– Больница Святой Глории.
– Что вам нужно? У нас все здоровы.
– Как же? – “удивилась” Мия, – А сеньора Виолета Риваролла?
– Что с ней? – холодно поинтересовалась женщина.
“Эх, нехорошо я поступаю, но…” – подумала Колуччи и ляпнула:
– Она умирает.
– Что?!!
– Да, у неё случился инфаркт…
– В какой она палате, где?! Где ваша больница?!!
– Как вас зовут? – тихо спросила ангел.
– Флоренция, но это неважно!! Где моя мама?!
“Так, начавши врать, не остановишься”, – и Мия понесла полную чушь:
– Флоренция, понимаете, ваша мама очень волнуется, от этого её состояние ухудшается и она просила…
– Что?! Я всё выполню!! – Ми улыбнулась. Вот так мы часто прячем настоящие чувства за твёрдой скорлупой. Возводим стены и барьеры и не понимаем, что всё это такое же призрачное, как рассвет… Розовый рассвет за окном…
– Она просила, чтобы вы приехали к ней домой, и забрали кошку. Сеньора Виолета нам это сказала, даже не надеясь, что вы выполните её просьбу, так как вы в ссоре, но… Мы всё же вам позвонили…
– Я еду! – заорала Флора и бросила трубку.
***
Марисса и Соня тихо и мирно сидели в гостиной, как вдруг Рей заорала:
– Чёрт!! Мари! У меня же генеральная репетиция в десять утра, а сейчас уже начало двенадцатого!! Мы тут просидели всю ночь и половину утра! Так, где моя новая кофточка…
– Мама, – ошарашено произнесла Мари, – Ты что?.. Какая репетиция?! МИЯ ПРОПАЛА!! 
– Дочка, если я не буду репетировать, то меня выгонят из мюзикла и вообще… – забормотала Соня, разыскивая потерявшуюся кофточку.
– Как ты можешь?!
– Дочка, но…
– Я всегда знала, что ты эгоистка! – закричала Андраде, вскакивая, – Зря я тебя тогда простила за то, что ты скрывала о меня моего настоящего отца!! Я думала, ты изменилась, а ты всё такая же эгоистка и себялюбица!! Ты думаешь только о карьере!! Лучше бы я осталась с Мартином! Я тебя ненавижу!!! – в сердцах выпалила Марисса и выбежала из комнаты, оставляя Соню растерянно стоять с кофточкой в руках…
***
Флоренция Риваролла ехала по заснеженной дороге, судорожно вцепившись в руль и бормоча: “Мамочка, прости меня, прости за всё… Только дождись, только дождись меня…” Остановив машину около дома матери, она пулей взлетела на пятый этаж, не потрудившись воспользоваться лифтом. “Чёрт, где ключи?” Риваролла начала лихорадочно рыться в сумочке в поисках ключей от квартиры мамы. Внезапно она увидела какой-то розовый конвертик. Недоумевая, как он попал в ридикюль, женщина взяла его, развернула и начала читать: 
“Здравствуйте, Флоренция. Отправителя этого письма, то есть меня, вам никогда не найти. Даже не старайтесь. Просто прислушайтесь к моим словам.
Я не знаю из-за чего вы поругались со своей мамой, да это и неважно. Зато мне известно, как вы поступили с Виолетой… Как можно лишать бабушку внучки?! Ответ навсегда останется с вами. Да, Соль не самая добрая в мире девушка, у неё много недостатков, но тем не менее для Виолеты она самый любимый человек на свете, как и вы. Я в этом уверена. Знаете, если не можете разобраться в ситуации, понять другого человека, то просто встаньте на его место. Даю вам пять секунд. Этого будет достаточно…”
Флора на указанное время оторвалась от чтения и попыталась встать на место своей матери. Из глаз Ривароллы потекли крупные солёные слёзы, смывая косметику.
“…Вы сейчас плачете, я уверена. Не стоит расстраиваться из-за того, что уже случилось. Шанс всё исправить всегда есть. У вас он тоже ПОКА есть. Но жизнь – хрупкая вещь. Начало у неё есть, и оно весьма определённое, а вот конец может быть самым неожиданным. Я не знаю, что ещё написать, чтобы вы поняли. Всё в ваших руках. Я верю, что всё у вас получиться, всё будет хорошо. Удачи вам…”
Флоренция дрожащей рукой открыла дверь и вошла внутрь. Из гостиной послышались всхлипы.
– Мама?.. – прошептала Флора и влетела в комнату. Виолета всё так же сидела на стуле и плакала.
– Лора?.. – тихо произнесла старушка, поднимая на дочь заплаканное лицо.
– Ты жива!! Ты не в больнице!! Мамочка, я люблю тебя!.. – и женщина кинулась обнимать мать.
– Что случилось, доченька?.. Ты же… ты же…
– Святая Глория… Кошка… Я… письмо… – залепетала Флора, целуя счастливую Виолету.
…Мия наблюдала за этим, сидя на подоконнике с внешней стороны окна. Как же это приятно – делать добрые дела! Ещё минут двадцать девушка наблюдала за мамой и дочерью: они разговаривали, плакали и смеялись, обнимались… Потом внезапно до Мииты долетел голос Флоренции:
– Мама, я уже четыре года не дарила тебе подарков на Рождество. А сегодня подарю.
– Что ты доченька, для меня подарок то, что ты здесь!
– Нет, нет, мой подарок тебе понравится, – и Лора достала из сумочки сотовый. Набрав комбинацию из нескольких цифр, женщина услышала в трубке голос дочери:
– Мама, перезвони попозже, я сейчас не могу…
– Соль, ты ещё помнишь желание, которое загадывала, когда тебе было одиннадцать лет?
– Мама, что с тобой?..
– Ответь, прошу.
– Да, я хотела увидеться с бабулей, – неуверенно ответила Соль.
– Твоё желание сейчас исполнится. Приезжай на улицу Дистансьон, дом семнадцать, квартира пятьдесят шесть. Я жду тебя там.
– Это же… Это же адрес бабули…
– Да, родная, твоя бабушка ждёт тебя. С Рождеством, дочка, – Флора отсоединилась и посмотрела на Виолету. Женщины обнялись и вновь заплакали, а через минуту в квартиру влетела растрёпанная Соль и тоже кинулась к родителям обниматься. В мире стало на три счастливых человека больше. И всё благодаря одному молодому ангелочку по имени Мия Колуччи.

Счастья на всех так мало, 
Любви не хватает тоже,
Дари его, кому ни попало,
И незнакомец тебе поможет.
И все проблемы решаться тут же,
И у тебя всё будет прекрасно,
И всё случиться. И станет лучше,
Ведь в жизни тоже бывают сказки

***

Мы ругаемся со своими половинками, потому что слышим то, что хотим и видим то, что хотим. Вот только чувствовать лишь то, что хотим, мы не можем, потому что чувства не подвластны никаким приказам

Соня Рей шла по улицы в шикарной шиншилловой шубе нараспашку, кожей ощущая недоумённые взгляды прохожих. Опять она всё разрушила своей глупостью и эгоизмом. Опять. Неужели она так и не поняла, что Марисса, несмотря на всю свою напускную мятежность, – хрупкий и ранимый цветок, и обращаться с ней надо осторожно? Мари нервно реагировала на любую несправедливость, отрицательно относилась к обману. А Соня ляпнула глупость. Она просто хотела разрядить обстановку и немного развеяться, ведь от их бесцельного просиживания штанов (или юбок) Мия не вернётся… Кто же знал, что так получиться?
Актриса залетела в первое попавшееся кафе и заказала кофе, а потом разрыдалась.

Единственный плюс в профессии Рождественского Ангела – это возможность менять облик. Такой вывод сделала Мия, сидя в каком-то кафе и отхлёбывая из чашки плохо сваренный кофе. Жалко только, что такой фокус можно проделать всего лишь один раз. Сейчас Ми была в образе обворожительной зеленоглазой брюнетки. Морщась от отвратительного вкуса напитка, Колуччи краем глаза заметила, как в заведение залетела какая-то растрёпанная женщина в дорожайшей шубе и длинных белых лакированных сапогах, совершенно не сочетавшихся с чёрной гламурной шляпкой. Женщина что-то пробормотала официанту, а потом разрыдалась. Больших трудов Мие стоило узнать в этой особе красавицу-Соню. Догадавшись, что перед ней Рей, Миита сразу же захотела подойти и успокоить мачеху, но вспомнила, что сейчас находится в другом обличии и Соня просто покрутит пальцем у виска, если к ней подойдёт незнакомая тётка и спросит: “Сончита (так Соню называла только Мия), из-за чего ты плачешь?..”
Колуччи вздохнула и подумала, что быть ангелом очень плохо. Но нельзя медлить, ей нужно было выполнить ещё целых два поручения. Ми достала из кармана куртки листок с заданиями и прочитала: “Задание № 2. Помирить мать и дочь, сеньору Соню Рей и сеньориту Мариссу Андраде. Сеньора Рей поссорилась с дочерью и дочь больше не желает видеть мать, чем заставляет сеньору Рей страдать.” Дальше шли строчки, хорошо известные Мие – её адрес. Мерзкие, мерзкие и противные ангелы. Они, наверное, специально подстроили всё это.
Внезапно в голове Мии всё встало на места: Соня сидит и плачет в кафе, “помирить мать и дочь”… “Так они поругались!” – пришло запоздалое озарение в голову ангелочка. “Господи, из-за чего?! Что случилось?!!” Начал лихорадочно зреть план примирения. Марисса – человек-максималист, считает, что если что-то случается, то этого обязательно должно быть много. А уж если какой-то поступок, то обязательно публичный. Публичный, публичный… “Есть!”, – Колуччи поняла, что нужно делать. Тогда-то она и поблагодарила ангелов за возможность менять обличье. Сейчас с Соней должен поговорить кто-то незнакомый… Мия встала из-за своего столика и подошла к столику мачехи:
– Здравствуйте.
– Привет, – всхлипнула сеньора Рей, вытирая лицо рукавом шубы. От этого зрелища Ми чуть заметно поморщилась.
– Почему вы плачете?
– Что вам нужно? Дать автограф?
– Нет, не надо.
– Как ваше имя?
Ангелок задумалась. Потом выдала:
– Ингрид.
– Вы француженка? – улыбнулась Соня.
– Эээээ, да.
– Хорошо знаете испанский, говорите совсем без акцента.
– Спасибо. Так из-за чего вы плачете? Поругались с дочкой?
– А вы откуда знаете? – округлила глаза женщина.
– Я много чего знаю, – загадочно ответила Мия, гордясь своей тайной осведомлённостью.
– Кто вы?!
– Ничего не спрашивайте, просто послушайте то, что я сейчас скажу. Марисса – человек крайностей. Любовь или ненавидь. Третьего ей не дано. От любой искорки вспыхивает огонь, от не вовремя сказанных слов происходит атомный взрыв. Но Мари очень отходчива, пламя можно потушить. От любви до ненависти – один шаг, но путь обратно ещё короче. Помните прошлый год? Когда Марисса набралась смелости, вышла на сцену во время вашего выступления и сказала всё, что хотела? В каждом своём поступке мы замечаем отражение того, что хотим видеть в близком человеке. Вы умная женщина, Соня и знаете, что делать.
– Кто ты? – тихо спросила Рей, – Такое чувство, что ты знаешь меня и Мариссу всю жизнь.
– Вы знаете, что делать, – повторила Мия и вышла из кафе. Всё будет хорошо.

19:20, ГРИМЁРКА СОНИ РЕЙ. ДО ВЫСТУПЛЕНИЯ 10 МИНУТ.

– Чёрт, я так не нервничала даже перед первым выступлением, – бормотала Соня, обматывая разноцветные боа вокруг шеи.
– Да что случилось? Из-за чего ты дёргаешься? – нервно спросила Пепа, которой передалось волнение Сони.
– Ты всё узнаешь, всё узнаешь. И поставь, пожалуйста, в церкви свечку за рождественских ангелов.
– Зачем?!
– Они мне сегодня очень помогли…
– Соня! – в гримёрку заглянула молодая девушка в строгом костюме, – Тебе пора на сцену. Сегодня в зале полно народу. Как прошла генеральная репетиция?
– Отлично, Клодин, отлично. Я пошла.
Рей оказалась за кулисами. От огромного зала её отделяла лишь пыльная шторка. Это всегда такой адреналин, такое сладкое чувство, томление – ждать выхода на сцену… Но это чувство никогда не сравниться с тем, что испытывала актриса уже непосредственно во время выступления. Это нельзя описать. Наркотик – только этим словом можно передать все эти ощущения…
– Встречайте, на сцене блистательная Соня Рей! – объявил шоумен, и артистка вышла на сцену. Публика взревела. Соня подождала, пока люди отапплодируют и в зале наступит тишина. И вот, овации стихли. Женщина сделала несколько шагов к краю сцены и сказала:
– Я рада, что сегодня вы здесь, со мной. Сегодня Рождество, самый прекрасный день в году. На Рождество принято дарить подарки, не так ли?
Некоторые люди в зале закивали головами, другие же недоумённо переглянулись.
– Я всегда, на всех своих выступления, дарила вам себя. Отдавала без остатка. Уверена, вы это почувствовали.
Зал молчал.
– Сегодня я хочу попросить у вас помощи. Вы не против, если выступление отложиться на десять минут?
Кто-то выкрикнул:
– Мы пришли посмотреть на Соню Рей, а не слушать всякую ерунду!
– Вы и посмотрите, – улыбнулась женщина, – Но сначала я хочу… хочу попросить прощения у одного, самого дорогого мне человека. У моей дочери, Мариссы Андраде.

– Что она делает?! – завопила Мари, швыряя пульт от телевизора в стену.
– Кажется, просит у тебя прощения, – тихо произнёс Пабло, тоже смотревший концерт.
– Зачем?!
– Потому что любит тебя.
– Не правда…
– Тише! Послушай меня хоть раз в жизни: иди к ней.

-…Каждый считает своего ребёнка самым лучшим, самым умным и самым красивым, – продолжала Соня, – И я не исключение. Я не идеал…
– Неправда! – раздалось из зала, – Вы идеал для многих!
– Для многих, – актриса грустно улыбнулась, – Но не для дочери. Она считает меня поверхностной эгоисткой.
– Актёр не может просто по определению не может быть эгоистом, – сказала миловидная брюнетка с зелёными глазами, – Он целиком отдает себя работе, а его работа – это люди. Он дарит им, как ты правильно сказала, Соня, весь свой талант, всю энергию и любовь. 
– Ты права, – прошептала Рей, сразу узнав в этой девушке Ингрид из кафе.
– О такой заботливой и доброй матери, как ты, мечтает любой, и твоя дочь сама эгоистка, раз не видит и не ценит твоей доброты, – сказала Мия-Ингрид.
– Я хочу попросить у неё прощения за всё, за то, что я иногда бываю глупой и… Прости меня, Марисса, – Соня заплакала. В зале послышались шорохи, потом голоса:
– Не плачьте, Соня, вы самая лучшая.
– Да, у вас всё будет отлично!
– Не зря же говорят про Рождественских ангелов, они вам помогут!
Внезапно вновь воцарилась тишина. В этой тишине раздалось пение сотового. Зрители начала озираться, но звук шёл со сцены. Это был телефон Сони, она никогда не брала его с собой, но сегодня что-то подтолкнуло её это сделать… Рей сняла с шеи мобильный и глянула на дисплей. Семь букв, семь самых любимых букв. MARIZZA. Соня съёжилась – сейчас Мари на неё наорёт и…
– Алло, – дрожащим голосом произнесла жена Франко.
– Мама, – по голосу слышно было, что Андраде рыдает.
– Да, дочка?..
Звенящая тишина.
– ПРОСТИ МЕНЯ! – послышалось около входа в зал. В помещение влетела рыжая, держа трубку около уха, – Прости, мама, – Марисса пробежала между рядов, взлетела на сцену и крепко обняла мать.
– Дочка, – Соня зарылась в волосы дочери.
– Мама, я такая… такая… дура…
– Нет, милая, это я дура…
Сончита и Мариссита посмотрели друг друга в глаза и под бурные аплодисменты рассмеялись. Актриса посмотрела на первый ряд, пытаясь глазами отыскать зеленоглазую брюнетку, но так и не нашла её.
Мари уселась на свободное место и великая Соня Рей начала выступление…

Глава 6.
“Что имеем, то не ценим, потерявши плачем”


– Клянись
– Клянусь
– Вернись
– Вернусь
– Уйди
– Уйду
– Умри
– Умру
– Не плачь
– Не буду
– Со мной?..
– Повсюду
– В беде?
– И в горе
– В горах?
– И в море
– Ты раб
– Как хочешь
– Поставим точку?
– Может
– Тебе не больно?..
– Гложет
– Остаться хочешь?
– Рядом?
– А любишь очень?..
– Вряд ли
– Играешь в салки?
– В прятки
– Куда ты снова?
– Прочь
– А можно мне?..
– Помочь?
– Прости
– Прощаю
– Я не права
– Бывает
– Люблю
– Люби
– Умру
– Умри

Мануэль вышел из дома и огляделся. Рождественский вечер наполнил каждый дом счастьем, только его квартиру почему-то обошёл… Парень сел в свою машину, купленную за смешные деньги у какого-то старика, и нажал на газ. Мысли его были заняты совсем не дорогой. “Мия, любимая моя… Что с тобой, где ты?! А что, если ты… умерла… Нет!! Господи, если бы я мог умереть… за тебя…”
Хруст льда, визг тормозов, свет фар… “Кто-нибудь, вызывайте полицию!!”, “Что с парнем?!”, “Он без сознания, весь в крови!”, “Скорую!..”, “Он не дышит!!!”
***
Мия сидела на ветки вишнёвого дерева и болтала ногами. Снег красиво ложился на сливовые деревья, на яблони… Когда маленькой Мие было грустно, она всегда прибегала в это укромное место: Фруктовый Сад. Как ни странно, зимой здесь было лучше, чем летом. Всё искриться, блестит, виноградники отливают синим перламутром… Нет, всё же есть свои плюсы в профессии ангела.
“Здорово было оказаться брюнеткой! Но блондинкой мне комфортнее… Так, нечего рассиживаться, мне ещё одно задание нужно выполнить”, – Колуччи развернула пресловутый листочек и прочитала: “Задание № 3. Больница Святого Антуана.”
“Стоп, а где имена моих, так сказать, подопечных? Их история? Я ведь ничего о них не знаю! Ну, ангелы, погодите!”, – ангелочек одёрнула струящийся балахон, собрала свои светлые волосы в пучок, воткнула в него нежно-розовый цветочек и полетела в больницу.
***
– Доктор, я нашла в заднем кармане записную книжку пострадавшего, там столько телефонов!
– Звони по любому.
– Как его состояние?
– Стабильно тяжёлое… Бедолага парень, такой молодой, и такие травмы! Хорошо, что успели вовремя прооперировать.
– А такой красавчик… И имя такое… мммм… романтичное… Мануэль…
– Кристина! Не вздумай с ним заигрывать, если он придёт в себя!
– Нет-нет, сеньор Строгость, не буду, что вы…
– Хватит паясничать! Лучше иди делать вечерний обход.
***
Вокруг всё наполнено светом и теплом. Он на облаке. Он над целым миром. К нему приближается ангел. Сейчас его наполняет спокойствие и умиротворение. Смерть совсем не ужасна, она приятна.
– Здравствуй, Мануэль.
– Я уже умер?
– Нет, тебе ещё многое предстоит.
– Кто ты?
– Рождественский ангел. Лиана.
– Как странно.
– Внутри тебя теплится любовь к Мие.
– Где она?..
– Рядом, уже совсем рядом… Ты вернёшься ради неё. Сейчас там, на Земле, твоё состояние резко улучшиться, тебя переведут в другую палату.
– Как же Мия найдёт меня?
– Сердце, мой мальчик, подскажет.

Так больно терять облака,
И свет вдалеке, и покой,
Так больно, но всё же пока,
Останься, молю я, со мной

***
“Больница Святого Антуана. Ну и куда мне податься? В этой больнице три этажа, какой же из…”, – внезапно в сердце Мии что-то ёкнуло. Как будто что-то… оборвалось и упало. Окно на третьем этаже, третье справа. Перед глазами всё замелькало, поплыло. Чтобы не упасть, Ми уцепилась за лавку. А потом вовсе плюхнулась на скамейку. Что там, за этим окном?.. Вдруг ангелок почувствовала, что её крылья… тают! Исчезают! Время… время… неужели она не успела?! Неужели ей придётся остаться на небесах на целый год?! А как же Мануэль?.. Ману, её любовь, сердце, мечта… “За твоей спиной два крыла, с их помощью взлетит твоё тело, а сердце в груди всего одно, но без него не взлетит твоя душа…”, – в следующую секунду Мия поняла, что летит. Без крыльев, просто летит. И это было воистину прекрасно: во всём теле лёгкость, ветер уже не бьёт в лицо, лишь розовый закат смягчает блеск в глазах. Любовь заменила крылья, так и должно было случиться.
Девушка опустилась на подоконник и увидела… Мануэля. Шестое чувство её не обмануло. “Что с ним?! Что?!” Мия тихонько открыла окно и залезла в палату. Ману выглядел ужасно: весь в ссадинах, синяках, от него отходили какие-то трубки, рядом… приборы, пиликающие…
– Ману, – из глаз блондинки полились горькие слёзы, она села на кровать к Агирре и взяла его за руку, – Господи, любимый мой, милый мой, что же ты наделал… Что же я наделала?!! Как я могла не простить тебя, любимый?.. А у меня тут столько всего произошло… До следующего года мы с тобой не увидимся, я надеюсь, что ты найдёшь себе хорошую девушку и будешь счастлив. Сейчас, наверное, за мной придет Лиана и… Господи, если бы ты мог меня слышать…
– Я слышу, – пересохшие губы парня тронула лёгка улыбка, и он приоткрыл глаза.
– Что?!! – от изумления Ми отскочила в сторону.
– Ну, лучше бы я не выдавал себя, тогда бы ты держала меня за руку и шептала признания в любви, – Ману снова улыбнулся. Пару секунд Миита стояла молча, а потом подлетела к нему и обняла, приговаривая:
– Теперь я буду не только держать тебя за руку, я буду обнимать тебя, целовать, я… люблю тебя… Люблю и прощаю… Как же хорошо, что с тобой всё в порядке…
– Мия, ради этого стоило попасть в аварию…
– Ману, но… Есть препятствие. Я не могу тебе всего рассказать… Но меня заберут. Я не выполнила одно задание…
Не успел мексиканец удивиться, как окошко распахнулось и вместе с ветром в него влетела Лиана.
– Ли? – дрожащим голосом спросила Колуччи, – Меня уже.. забирают?..
– Нет. Ты всё сделала.
– Но… как же третье задание?!
– Ты его выполнила.
– Нет! Только два задания я выполнила!
– Ты помирила двух влюблённых.
– Да кого?!!
– Себя и Мануэля.
И вновь несколько минут в комнате полнейшая тишина. Потом Мия отлипла от Ману и, подлетев к Лине, начала колотить по ней руками, что-то бормоча; Лиана смеялась и гладила девушку по голове. Мануэль сначала недоумённо смотрел на эту картину, а потом расхохотался. 
Через десять минут все успокоились, расселись по местам и начали делиться всем пережитым и наболевшим. Моментами плакали, иногда хохотали. Потом Лиана вдруг спохватилась и сказала, что ей надо по срочным делам лететь домой:
– Меня повысили в должности, теперь я Амур! Буду соединять сердца влюблённых.
– Спасибо тебе за всё, Лиана. Я многое поняла и научилась ценить любовь. Теперь мы с Мануэлем навсегда вместе. Я не умею прощаться, поэтому… – и девушки крепко обнялись. 
Когда ангел улетел, а Мия переоделась из ангельского балахона в свою нормальную одежду, они с Мануэлем посмотрели друг другу в глаза.
– Я не знаю, что сказать, кроме того, что безумно люблю тебя, – прошептала Ми.
– А я знаю. Я больше не буду причинять тебе боль, мы многое поняли, а ты даже успела побывать на небе и помочь стольким людям!
– А ты успел загреметь в больницу, – Мия шутливо стукнула любимого по руке.
– Но теперь мы вместе…
– Навсегда…

Будь со мной самым нежным,
Когда-нибудь, вечером снежным,
Любовь снова к нам вернётся,
Мечтой наша жизнь обернётся


ЭПИЛОГ.
“Нужно начинать не с начала, а с того места, где всё оборвалось”


Около праздничного стола собралась вся семья Колуччи. Посреди стола стояла приготовленная по просьбе Мии курочка. Соня счастливо смотрела то на Франко, то на Мариссу, увлечённо рассказывая им про зеленоглазую брюнетку; Мануэль постоянно обнимался с Мией, что было весьма проблематично и за костылей и бинтов мексиканца.
За прошедший месяц произошло много событий: Мануэля усиленно лечили, в итоге всё же выписали на три дня раньше из-за бесконечного нытья Мии на тему “Ну когда его выпишут!”; популярность Сони Рей подпрыгнула до планки maxi после (как написали в газетах) “отличного пиар-хода сеньоры Рей-Колуччи с, так называемым, примирением с дочуркой Мариссой Андраде”; ну а семья Риваролла окончательно объединилась (об этом Мия узнала от Соль). 
И вот сейчас семья Колуччи праздновала День Рождения Мануэля.
– Я так счастлива! – заявила Мия, улыбаясь.
– Потому, что мы помирились? – лукаво спросил Ману, обнимая свою девушку.
– Нет, потому что я, наконец съем курицу!
Все засмеялись.
– Чуда не произошло, – наигранно печально произнесла Мари, отпихивая Бустаманте, который лез к ней с поцелуями, – У Мии так и не стало в голове больше извилин. Всё-таки нет чудес.
Ману и Мия загадочно переглянулись и улыбнулись друг другу. Они-то точно знали, что чудеса есть…

by Миита

Чужие ошибки

Открыть
140
0

Наказание

Открыть
248
0
У вас нет доступа к комментариям